Инициация неадекватно сигнализируемого коммуникативного акта

Этот случай кроме этого реферирует к неучёту адресантом объективного «положения дел на старте». Но на этот раз неправильно выбранная им коммуникативная стратегия не есть следствие коммуникативного произвола говорящего, но только итог ошибочного применения им «рабочего инструментария».

От предшествующего случая, в то время, когда предлагаемая адресантом коммуникативная стратегия неприемлема в принципе, случай 4 отличается тем, что он охватывает обстановке приемлемых по большому счету, но негодных для данного акта сотрудничества коммуникативных стратегий.

Наглядно представить себе соответствующий речевой механизм может оказать помощь, к примеру, фрагмент из «Охоты на Снарка» Льюиса Кэрролла:

Все умолкли. Никто не рычал в данный час —

Лишь стоны и вздохи кругом…

«Ну!» — толкнули беднягу.— Он начал рассказ

Старым своим языком:

«Папа мой и Матерь честны, но бедны…»

«Пропустите их! — Боцман вскричал.—

Не так долго осталось ждать спустится мрак — и прощай тогда Смарк:

Он не начнёт гулять по ночам!»

«Пропущу сорок лет,— всхлипнул пекарь в ответ,—

И разрешу себе без прикрас

Поведать о том памятном дне, в то время, когда мне

Появляться было нужно среди вас.

М-да… мой дядюшка (я его имя ношу),

Прощаясь, сообщил мне о том…»

«Пропустите! Не то я тут всех порешу!» —

Рявкнул Боцман и сделал бом-бом.

Перед нами пример «злоупотребления подробностями» (модель: я начну издали)— причем в ситуации, в то время, когда слушатели определенно ожидают от инициатора коммуникативного акта краткой и правильной информации. При подобном старте адресант очень сильно рискует утратить адресата, в большинстве случаев непременно распознающего «стремление» и подлог протащить неудобную для него коммуникативную стратегию. Адресант может начать без необходимости сказать притчами, в то время, когда от него ожидают прямого текста, либо, наоборот — без необходимости же,— прибегнуть к твёрдым формулировкам вместо ожидаемых от него «эластичных» конструкций.

Дело, очевидно, не в том, что избранный адресантом инструментарий по большому счету неприемлем: он приемлем, но нужен конкретно в этом случае, не смотря на то, что в других случаях может оказаться как раз тем, что требуется (так, подробности по поводу судьбы персонажа из «Охоты на Снарка» аудитория, возможно, с наслаждением выслушала бы каким-нибудь «продолжительным зимним вечером у камина»).

В большинстве случаев инициация коммуникативного акта, сигнализируемого неадекватно, говорит о неумении (либо неготовности) адресанта как раз в этом случае взять на себя речевую инициативу. Примечательно, что «исправить» начатый так коммуникативный акт не так уж тяжело: адресата, скажем, может в полной мере успокоить демонстративное обозначение приема — хотя бы и на уровне речевых клише. К примеру: «Мне нужно будет начать издали, но у меня нет другого выхода» либо «Дабы Вы лучше осознали, что я имею в виду, приведу одну притчу».

Очевидно, адресат остается вправе оценить прием как неудачный, но у него уже нет оснований счесть его неосознанным, а адресанта — неподходящей на роль инициатора коммуникативного акта кандидатурой. Помимо этого, в «острых случаях», в то время, когда относиться к ошибочной «технике сотрудничества» с уважением нет Времени либо сил, адресат может и попросить адресанта применить «совокупность сигналов».

«Непопадание» в стилистику речевой обстановке (а отправить неадекватный сигнал и имеется непопадание в стилистику) — одна из самые частотных неточностей коммуникантов. В принципе Случаи 1-3 возможно квалифицировать как — по сравнению со Случаем 4 — значительно менее распространенные типы ошибочной инициации коммуникативных актов в речевой практике.

Случай 4,но, практически в любое время незримо «присутствует где-то поблизости» как некая потенциальная угроза срыва коммуникативной стратегии. Значительно чаще угроза такая появляется из-за непродуманности адресатом структуры коммуникативного акта в целом (очевидно, если он не известно почему сознательно не предпочитает Случай 4 как прием): в случае если адресант «стартует» как и с чего попало, он рискует появляться на неверном пути, потому, что спонтанные ответы обыкновенно ведут к непредвиденным следствиям.

Но избежать столкновения со Случаем 4 отнюдь не так легко, как время от времени думается кроме того умелым речевым стратегам, к примеру, таким, как признанный мастер коммуникативных стратегий Дейл Карнеги. Он, например, считает, что «забрать аудиторию» лектору несложнее всего тогда, в то время, когда тот «с порога» погружает ее в предельно конкретную житейскую обстановку, соотнесенную с темой будущей лекции. Таковой тип инициации коммуникативного акта на данный момент возможно уже, пожалуй, вычислять американским стереотипом речевого поведения,часто вызывающим раздражение аудитории еще до момента начала «беседы по существу».

К примеру, на языке журналистов данный прием взял полупрезрительное наименование «завлекалочки»,и любой уважающий себя речевой стратег попытается сейчас избежать для того чтобы приема как через чур недорогого. Однако, американские «рекламные продукты» презентируются значительно чаще как раз в соответствии с данной коммуникативной стратегией: некая, никому не узнаваемая госпожа Смит, показавшись на экране, начинает говорить о собственной тяжелой жизни до того момента, пока в поле ее зрения не попало новое моющее средство. Адресат же все это время с нетерпением ожидает, куда же, в итоге, приведет его словоохотливая госпожа Смит, и довольно часто оказывается, что конечная цель ее коммуникативной стратегии ему отнюдь не увлекательна. Подобного рода «завлекалочки» на сегодня оборачиваются жаждой адресата приглушить телевизор на время всего монолога госпожа Смит и прибавить громкость только тогда, в то время, когда она провалится сквозь землю с экрана.

Так, время от времени кроме того общепризнанные (либо, но крайней мере, социально одобренные) методы инициации коммуникативного акта не приносят желаемых Результатов. Применительно к нашему случаю (Случай 4) вопрос содержится, как мы понимаем, не в конвенциях, а в параметрах речевой обстановке, каковые должны быть оценены с позиций соответствия речевой обстановке самой себе. К примеру: не впадаю ли я в неточность, квалифицируя данную речевую обстановку как обстановку, в которой от меня требуется защита моих убеждений (возможно, на мои убеждения в конечном итоге никто и не досягает!)?

Оценка речевой обстановке как как раз и определенно успешной, вне всякого сомнения, застрахует меня от посылки неадекватного ситуации сигнала. Потому что нет ничего более ненужного, как убеждать собеседника в собственной правоте, в то время, когда он в этом не сомневается, отклонять точку зрения, которую никто не защищает, мыслить широкими категориями, в то время, когда от тебя ожидают конкретного совета, и, напротив, давать конкретные рекомендации, в то время, когда обсуждается главный вопрос. В это же время как раз подобные речевые стратегии и выясняются обычными, в то время, когда речь заходит об инициации коммуникативных актов, сигнализируемых неадекватно.

Стоит ли проходить инициацию в Рейки дистанционно?


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: