Интернализация внешних эффектов

Один из способов вынудить лицо принимать во внимание с теми внешними эффектами, каковые оно порождает собственной деятельностью, содержится в интернализации внешних эффектов (от лат. internus — внутренний). Под интернализацией мы тут понимаем превращение внешнего результата во внутренний. Вероятным методом интернализации есть объединение субъектов, связанных внешним эффектом, в одно лицо.

Представим, что химический и пивоваренный фабрики из вышеприведенного примера объединяются в одно предприятие. Наряду с этим внешний эффект, что раньше создавал химзавод, исчезает, поскольку сейчас одна компания вынуждена иметь дело с обоими производствами и ни на кого извне она влияния не оказывает. Сейчас затраты в виде уменьшения выпуска пива она принимает как собственные и будет стремиться их минимизировать.

Но интернализация далеко не всегда вероятна либо желательна. В использованном выше примере ненужно объединяться химическому и пивоваренному фабрикам (в случае если, само собой разумеется, не считать саму интернализацию, которая ни при каких обстоятельствах не была бы основной обстоятельством объединения). В некоторых случаях объединение двух производств может угрожать утратой эффективности за счет отрицательной экономии от масштаба.

Существует второй метод побудить лицо, являющееся источником внешних эффектов, принимать во внимание с затратами, каковые эти эффекты порождают, — вынудить его оплатить эти затраты.

Эта плата возможно назначена в виде налога, что именуют корректирующим налогом, либо налогом Пигу (по имени британского экономиста, предложившего таковой налог).

Корректирующий налог — это налог на выпуск товара, разрешающий уравнять предельные частные и предельные публичные затраты. Данный налог заставляет компанию принимать внешние затраты, как собственные, увеличивая предельные частные затраты производства на сумму, равную МЕС.

Целью корректирующей субсидии есть выравнивание предельной личной и предельной публичной полезности. Д

Но применение корректирующих налогов и субсидий наталкивается на кое-какие препятствия. Сопоставим воздействие налогов и штрафов.

Введение потоварного налога ведет к желаемому результату только в предположении, что существует единственно вероятная разработка производства продукта, так что размер и объём выпуска внешнего результата конкретно связаны между собой. В случае если же при одном и том же количестве выпуска величина внешнего результата может варьировать (скажем, компания может строить либо не строить очистные сооружения), то налог на продукт не побуждает компанию выбирать разработку, действенную с публичной точки зрения. Эту задачу смогут решить налоги (штрафы), величина которых конкретно связана с величиной внешнего результата. Использование штрафа в размере MEC на единицу внешнего результата приведет к тому, что предельные затраты для компании будут равны

MPC + MEC = MSC ,

что побудит компанию осуществлять выпуск в публично оптимальном количестве и к тому же применять публично действенную разработку.

При установлении размера корректирующего налога на продукцию либо штрафа нужно выяснить предельные публичные затраты, что представляет собой сложную задачу. Введение штрафов за производство внешних эффектов сопряжено кроме этого с дополнительными техническими трудностями: внешние эффекты требуется измерять намерено, что может настойчиво попросить больших затрат.

В случае если в качестве затрат либо польз выступает изменение уровня полезности людей, то в этом случае ничего измерить легко нереально. Полезность, приобретаемая соседями от созерцания вашего цветника, не имеет ценностного выражения. Но вы не имеете возможность ни запретить соседям пользоваться этим благом, ни принудить их платить за пользование. Национальные меры (корректирующие субсидии и т. д.) в отношении этих внешних эффектов не смогут быть применены хотя бы в силу неосуществимости определения предельной внешней полезности.

Одинаковая компания может создавать в один момент пара разных внешних эффектов, любой из них нужно измерить, и для каждого требуется выяснить размер штрафа на уровне предельных внешних затрат. Штраф обязан играть роль цены ресурса, но в отличие от последней его величина не формируется рынком, а должна быть выяснена расчетным методом.

По этим обстоятельствам для уменьшения отрицательных внешних эффектов довольно часто употребляются не корректирующие налоги и не штрафы, а национальная регламентация. Государство может устанавливать предельно допустимые нормы загрязнения либо конкретно осуществлять контроль производственный процесс, требуя от компаний, к примеру, строительства определенных очистных сооружений.

Вероятно кроме этого институциональное регулирование.

К числу самые общих положений новой институциональной теории относится так называемая «теорема Коуза», главные выводы которой Рональд Коуз изложил в статье «Неприятность социальных издержек». Сам Коуз не ставил перед собой задачи сформулировать какую-то неспециализированную теорему. Выражение «теорема Коуза», равно как и первая ее формулировка, были введены в оборот Джорджем Стиглером.

Против позиции Пигу о необходимости национального вмешательства статья Коуза и была направлена. Смысловым ядром, около которого она строилась, являлось понятие трансакционных издержек, введенное в более ранней работе Коуза — «Природа компании». Под трансакционными издержками он осознавал потери и затраты, неизбежно появляющиеся при совершении и заключении любых сделок (трансакций). Речь заходит об издержках, связанных со переработкой и сбором информации, поиском партнеров, принятием решений и проведением переговоров, юридической защитой и оформлением контрактов, контролем за их выполнением и т. д. Выделение издержек этого класса свидетельствует признание «небесплатности» самого процесса сотрудничества между экономическими агентами. (По успешному определению американского экономиста Стивена Чена, в самом широком смысле «трансакционные издержки» представляют собой издержки, существование которых было бы нереально представить в экономике Робинзона Крузо.

Сущность коузовской аргументации пребывала в том, что в условиях нулевых трансакционных издержек (в частности из таковой предпосылки неявно исходила неоклассическая теория) рынок сам в состоянии справляться с любыми внешними эффектами. Теорема Коуза гласит: «В случае если права собственности четко выяснены и трансакционные издержки равны нулю, то размещение ресурсов (структура производства) будет оставаться неизменным и действенным независимо от трансформаций в распределении прав собственности».

Так, выдвигается парадоксальное положение: при отсутствии издержек по осуществлению сделок структура производства остается той же самой независимо от того, кто каким ресурсом обладает. Теорема доказывалась Коузом на последовательности примеров, частично условных, частично забранных из настоящей судьбы.

Представим себе, что по соседству расположены земледельческая скотоводческое ранчо и ферма, причем коровы ранчера смогут заходить на поля фермера, нанося ущерб посевам. В случае если ранчер не несет за это ответственности, его частные издержки будут меньше социальных. Казалось бы, имеется все основания для вмешательства страны. Но Коуз обосновывает обратное: в случае если закон разрешает скотоводу и фермеру вступать в необязательные соглашения по поводу потравы, тогда вмешательства страны не потребуется; все разрешится само собой.

Допустим, оптимальные условия производства, при которых оба участника достигают максимума благосостояния, заключаются в следующем: фермер собирает со собственного участка урожай в 10 центнеров зерна, а хозяин ранчо откармливает 10 коров. Но вот ранчер решает завести еще одну, одиннадцатую корову. Чистый доход от нее составит 50 долларов. В один момент это приведет к превышению оптимальной нагрузки на пастбище и неизбежно появится угроза потравы для фермера. Из-за данной дополнительной коровы будет потерян урожай в размере одного центнера зерна, что дало бы фермеру 60 долларов чистого дохода.

Разглядим первый случай: правом не допускать потраву владеет фермер. Тогда он потребует от скотовода компенсацию, не меньшую, чем 60 долларов. А прибыль от одиннадцатой коровы — лишь 50 долларов. Вывод: ранчер откажется от повышения стада и структура производства останется прошлой (соответственно, и действенной) — 10 центнеров зерна и 10 голов скота.

Во втором случае права распределены так, что хозяин ранчо не несет ответственности за потраву. Но у фермера остается право предложить ранчеру компенсацию за отказ от выращивания дополнительной коровы. Размер «выкупа», по Коузу, будет лежать в пределах от 50 долларов (прибыль ранчера от одиннадцатой коровы) до 60 долларов (прибыль фермера от 10-го центнера зерна). При таковой компенсации оба участника окажутся в выигрыше, и ранчер опять-таки откажется от выращивания «неоптимальной» единицы скота. Структура производства не изменится.

Конечный вывод Коуза таков: и в том случае, в то время, когда фермер в праве настойчиво попросить компенсацию с ранчера, и в том случае, в то время, когда право потравы остается за ранчером (т. е. при любом распределении прав собственности), финал оказывается одним: права все равно переходят к той стороне, которая ценит их выше (в этом случае — к фермеру), а структура производства остается неизменной и действенной. Сам Коуз по этому поводу пишет следующее: «Если бы все права были светло выяснены и предписаны, если бы трансакционные издержки были равны нулю, если бы люди соглашались твердо придерживаться результатов необязательного обмена, то никаких экстерналий не было бы». «Провалов рынка» в этих условиях не происходило бы, и у страны не оставалось бы никаих поводов для вмешательства с целью корректировки рыночного механизма.

Из «теоремы Коуза» направляться пара ответственных теоретических и практических выводов.

Во-первых, она раскрывает экономический суть прав собственности. В соответствии с Коузу, экстерналии (т. е. расхождения между частными и выгодами и социальными издержками) появляются только тогда, в то время, когда права собственности выяснены нечетко, размыты. В то время, когда права выяснены четко, тогда все экстерналии «интернализируются» (внешние издержки становятся внутренними). Не просто так главным полем распрей в связи с внешними эффектами выясняются ресурсы, каковые из категории неограниченных перемещаются в категорию редких (вода, воздушное пространство) и на каковые до этого прав собственности в принципе не существовало.

Во-вторых, теорема Коуза отводит обвинения рынка в «провалах». Путь к преодолению экстерналий лежит через создание новых прав собственности в тех областях, где они были нечетко выяснены. Исходя из этого внешние эффекты и их отрицательные последствия порождаются дефектным законодательством; в случае если кто тут и «проваливается», так это государство. Теорема Коуза по существу снимает стандартные обвинения в разрушении внешней среды, выдвигаемые против частной собственности и рынка. Из нее направляться обратное заключение: к деградации окружающей среды ведет не избыточное, а недостаточное развитие частной собственности.

В-третьих, теорема Коуза выявляет главное значение трансакционных издержек. В то время, когда они хороши, распределение прав собственности перестает быть нейтральным причиной и начинает оказывать влияние на структуру и эффективность производства.

В-четвертых, теорема Коуза говорит о том, что ссылки на внешние эффекты — недостаточное основание для национального вмешательства. При низких трансакционных издержек оно излишне, при высоких — далеко не всегда экономически оправданно. Так как действия страны сами сопряжены с хорошими трансакционными издержками, так что лечение в полной мере возможно хуже самой болезни.

Влияние Коуза на развитие экономической мысли было глубоким и разноплановым. Его статья «Неприятность социальных издержек» стала одной из самый цитируемых в современной экономической литературе. Из его работы выросли целые новые разделы экономической науки (экономика права, к примеру). В более широком смысле его идеи заложили теоретический фундамент для развития неоинституционального направления.

Но идеи Коуза были восприняты вторыми экономистами односторонне. Для него самого анализ совершенной экономики с нулевыми трансакционными издержками был только ступенью к рассмотрению настоящего мира, где они неизменно хороши. К сожалению, в данной части его изучение привело к меньшему резонансу, чем известная «теорема», на которой сосредоточилось внимание большинства экономистов, потому, что она превосходно вписывалась в господствующие неоклассические представления. Как признавал сам Коуз, его попытка «выманить» экономистов из мнимого мира «классной доски» не увенчалась успехом.

Публичные блага .

Все редкие блага возможно поделить на четыре категории:

Неконкурентные Конкурентные
Неисключаемые Публичные блага: национальная защита, дорога (неперегруженная), лестничное освещение, эфирное телевидение Неспециализированные ресурсы: питьевая вода, лес, дорога (перегруженная)
Исключаемые Клубные блага: телефонная сообщение, патент, платное телевидение Частные блага (товары, услуги): недвижимость

Публичные блага владеют следующим своеобразными чертами:

1. (неконкурентность) отсутствием борьбы в потреблении публичных благ, обусловленное тем, что применение блага одним человеком нисколько не сокращает сокровище и значения. От количества лиц, применяющих публичное благо, его ценностные характеристики значительным образом не страдают (с повышением числа потребителей блага уровень потребления каждого из них не значительно уменьшается). К примеру, высаженными на клумбе цветами смогут наслаждаться, не приводя к их ценности, сколько угодно людей;

2. неделимостью блага, обусловленной тем, что индивид не имеет возможности самостоятельно определять характеристики блага, количество его производства (индивид не имеет возможности сам выбрать количество потребления блага). К примеру, освещение на улице не имеет возможности включаться и выключаться в определенное время по просьбе определенного человека. Он может лишь применять либо же не применять это благо;

3. нерыночным характером цены блага, связанным с тем, что на него не действуют законы конкуренции и свободного рынка. Производство публичных благ не может быть регулируемо законами рынка, а исходя из этого на себя эту функцию берет государство, искусственно определяя распределения и характер производства публичных благ;

4. тотальным и неисключаемым характером блага, связанным с тем, что его потребление не может быть ограничено определенной группой населения, либо тем, что это не есть целесообразным (нереально лишить потребителя пользоваться данным благом, кроме того по его собственному жажде). К примеру, уличным освещением, газонами пользуется все население — нельзя локализовать определенными рамками данный процесс.

По критерию масштаба распространения в рамках национальной экономики выделяют следующие виды благ:

§ общегосударственные публичные блага. Это блага, каковые имеют значение и распространяются на территории всего страны. К ним, к примеру, относится деятельность федеральных органов власти, армии, Федслужбы безопасности;

§ местные публичные блага. Это блага, к каким имеет доступ лишь часть населения страны. В большинстве случаев эти границы проводятся в соответствии с региональной принадлежностью населения. К ним, к примеру, относятся, муниципальные парки, городское освещение.

В зависимости от степени доступности выделяют следующие виды публичных благ:

§ исключаемые публичные блага. Это блага, применение которых возможно ограничено определенным кругом населения. К примеру, вход в музей может осуществляться по билетам, а следовательно получателей этого блага возможно сократить, но характеристики блага от этого не пострадают;

§ неисключаемые публичные блага. Это блага, применение которых не может быть ограничено лишь определенными кругом населения. Это, к примеру, городское освещение.

Так как количество населения, потребляющего публичные блага, громадное, а взимание платы за его предоставление затруднено, то в этом случае единственным действенным производителем благ возможно государство.

Чтобы действенно снабжать население публичными благами, государство должно владеть определенными денежными средствами, каковые нужны для их производства, каковые образуются в следствии взимания налогов. Налоги — это необычная плата за пользование благами, осуществляемая всем населением.

К публичным благам относятся: национальная защита, законотворческая деятельность страны, порядок, вакцинация населения, знаки и дорожная разметка, маяки, целый ряд и уличное освещение подобных благ, где нереально дозировать их потребление при помощи механизма стоимостей.

Приято различать чистые публичные блага и смешанные (перегружаемые) публичные блага. Чистые публичные блага владеют двумя указанными особенностями в сильно выраженной степени. Хороший пример – национальная защита. У смешанных (перегружаемых) публичных благ одно либо оба особенности смогут быть выражены не сильный. К примеру, дороги, здравоохранение, услуги ЖКХ и т.д. В некоторых случаях вводится плата при въезде на отдельные участки дороги. Следовательно, неисключаемость из потребления подрывается введением платы за проезд.

Блага, каковые не владеют по большому счету указанными особенностями, именуются частными и производятся на рыночной базе. Для приобретения частного блага требуется заплатить за него.

Главной изюминкой публичных благ выступает граница, в рамках которой они потребляются. От этого зависит специфика производства, потребления и распределения благ.

На основании территориальных границ выделяют следующие публичные блага:

1. Интернациональные публичные блага. Это блага, к каким имеет доступ и каковые потребляются всем населением, независимо от территориальных границ страны. К таким благам относятся, к примеру, научные исследования и разработки, мероприятия, направленные на улучшение экологической обстановке, интернациональная валютная совокупность. распределение и Производство публичных благ на интернациональном уровне достаточно затруднено, поскольку для этого нужна большая концентрация ресурсов не только одного страны, а всей глобальной экономики. Лишь в этом случае возможно добиться какое количество-нибудь результативности и ощутимой эффективности.

2. Национальные публичные блага. Это блага, каковые производятся, распределяются и потребляются в рамках определенной национальной экономики. Масштабы их распространения четко ограничены территорией определенного страны и не смогут выходить за них, к примеру, на интернациональный уровень. К ним, к примеру, относятся армия, флот, деятельность федеральных органов власти.

3. Местные публичные блага. Это блага, каковые производятся, распределяются и потребляются не на уровне всего страны, а на местном уровне. Производство этих благ нужно в том случае, в то время, когда у определенного региона существуют хорошие от общегосударственных потребности. К таким благам относятся, к примеру, уборка мусора, концерты, театры, муниципальные парки.

Все три уровня производства, потребления и распределения публичных благ имеют громадное значение для обычного функционирования национальной экономики. В ходе ее функционирования все они деятельно взаимодействуют между собой.

Беря на себя производство публичных благ, государство тем самым решает наиболее значимую проблему их потребления — интегративность. Она пребывает в том, что издержки, нужные для взимания платы за применение большинства благ, превышают издержки на их производство. К примеру, нереально себе представить, что было бы целесообразно брать плату за пользование уличным освещением. Одновременно с этим для производства благ нужны денежные средства. Государство посредством налоговой совокупности может действенно взимать плату за применение благ.

Одной из наиболее значимых изюминок потребления публичных благ есть сложность осуществления действенного контроля за обеспечением населения ими, и количественными количествами его производства. В большинстве случаев для этого употребляются социальные стандарты, в которых отражается объёмы и качество публичных благ.

Одной из наиболее значимых неприятностей потребления публичных благ есть нежелание населения оплачивать их. Это есть значительным препятствием в увеличении качества публичных благ, а исходя из этого настоящий спрос на благо занижается. Это обусловлено тем, что при громадном количестве потребителей публичного блага часть в его применении отдельного индивидуума незначительна, а исходя из этого он пытается уклониться от затрат, нужных для производства благ. При уменьшении количества населения, применяющего блага, возможно действенно вычислить долю участия каждого человека в пользовании благом и возложить на него соответствующее бремя по его производству.

В случае если оплата чисто публичных благ будет осуществляться в соответствии с предельными пользами от их применения, появляются замечательные стимулы для сокрытия подлинной информации и преуменьшения настоящих размеров приобретаемых польз. Вправду, потому, что потребители приобретают пользы от чисто публичного блага независимо от того, платят они за него либо нет, то появляется желание обойтись без лишних выплат, взять это благо бесплатно Такая обстановка стала называться неприятности зайца, «зайца» (free-rider problem).

Неприятность зайца чаще появляется в громадных, чем в малых группах потребителей, поскольку в том месте тяжелее взять нужную информациию о положении плательщиков. В следствии существования неприятности зайца производство чисто публичных благ не редкость ниже действенного. Рынок выясняется не в состоянии совладать с данной проблемой, терпит фиаско. Исправить провалы рынка оказывает помощь государство.

Второй изюминкой потребления публичных благ есть уравнение. Независимо от вклада каждого конкретного человека в производство публичного блага он приобретает равное со всеми его количество.

Только ответственное значение имеет обеспечение действенного либо оптимального количества производства публичных благ.

В отличие от частного блага публичное благо неделимо, не может быть реализовано по частям, и все пользователи потребляют однообразное количество блага. Следовательно, нереально выяснить цену на отдельные единицы публичного блага. Невозможность определения цены на определенные единицы публичного блага обусловливает наличие изюминок определения совокупного спроса на публичное благо. Цена в этом случае не есть величиной переменной. Исходя из этого совокупный спрос на публичное благо отражает предельную полезность всего имеющегося его наличного количества. Потребители должны потребить целый количество произведенного блага полностью. Совокупный спрос на частное благо получается методом сложения личных спросов, а совокупный спрос на публичное благо определяется методом суммирования личных предельных польз, приобретаемых от имеющегося наличного количества блага. Кривая совокупного спроса на частное благо формируется методом суммирования личных кривых спроса на протяжении горизонтальной оси (рис. 14.7), а кривая совокупного спроса на публичное благо — методом сложения личных кривых спроса по вертикали (рис. 14.8).

Специфика публичных благ содержится в том, что их потребление постоянно сопровождается хорошими эффектами для всех. Исходя из этого общество заинтересованно в обеспечении подобными благами всех потребителей. Следовательно, неприятность публичных благ состоит не в распределении, а в обеспечении оптимального количества их производства. Решение проблемы обусловлено применением неспециализированного принципа: благо должно производиться в количестве, при котором предельные публичные пользы, выраженные суммой предельных польз всех потребителей, уравниваются с предельными публичными издержками его производства.

Асимметричность информации — это неравномерное распределение информации о товаре между сторонами сделки. В большинстве случаев продавец знает о товаре больше, чем клиент, не смотря на то, что бывает и обратная обстановка. Другими словами легко вас обманывают в момент приобретения.

В первый раз это свойство было отмечено Кеннетом Эрроу в статье 1963 года, озаглавленной «экономика и Неопределённость благосостояния в здравоохранении» в издании Американское Экономическое Обозрение.

Джордж Акерлоф в работе «Рынок „лимонов“: рыночный механизм и неопределённость качества» в первой половине 70-ых годов XX века выстроил математическую модель рынка с несовершенной информацией. Он подчернул, что на таком рынке средняя удельная стоиость товара имеет тенденцию понижаться, кроме того для товаров с совершенным качеством. Вероятно кроме того, что рынок коллапсирует до исчезновения.

Из-за несовершенства информации нечестные продавцы смогут предложить менее качественный (более недорогой в изготовлении) товар, обманывая клиента. В следствии многие клиенты, зная о низком среднем качестве, будут избегать приобретений либо соглашаться брать лишь за меньшую цену. Производители качественных товаров в ответ, дабы отделиться в глазах потребителя от среднестатистического продавца и сохранить за собой рынок, смогут заводить торговые марки, сертификацию товаров. Ключевая роль торговых марок в развитой рыночной экономике — являться признаком стабильного качества.

Потребители, оценивая уровень качества продуктов, составляют продавцов и репутацию рынков. Появление интернета значительно облегчило процесс обмена информацией среди потребителей. Разрешая определить конкретно характеристики товара или его репутацию, интернет снижает асимметричность информации.

Майкл Спенс внес предложение теорию сигнализирования. В ситуации асимметричности информации люди обозначают, к какому типу они принадлежат, тем самым уменьшая степень асимметричности. Изначально в качестве модели выбрана обстановка поиска работы. Наниматель заинтересован в комплекте обученного/обучаемого персонала. Все соискатели, конечно, заявляют, что они превосходно способны обучаться. Но лишь сами соискатели владеют информацией о настоящем положении вещей. Это и имеется обстановка информационной асимметрии.

Майкл Спенс высказал предположение, что окончание, например, университета, является надёжным опознавательным знаком — эта персона способна к обучению. Так как окончить университет несложнее для того, кто способен обучаться и, следовательно, подходит данному нанимателю. И напротив, в случае если человек не смог окончить университет, его способности к обучению очень вызывающи большие сомнения.

Имеется два типа асимметрии информации: скрытые характеристики (одна из сторон рыночной сделки располагает более полной информацией, чем вторая) и скрытые действия (располагающий более полной информацией участник рыночной сделки может предпринимать действия, не замечаемые менее информированным участником).

направляться учесть еще два события.

Первое из них пребывает в том, что скрытые характеристики являются следствием особенностей самого объекта рыночной сделки, другими словами благ. Уровень качества одних благ возможно распознано до потребления, другими словами в момент приобретения (к примеру карандаш, пиджак либо обувь). Уровень качества вторых выявляется лишь в ходе потребления, другими словами по окончании приобретения. Это товары, каковые смогут владеть скрытыми недостатками, обнаруживаемыми только в ходе эксплуатации (к примеру, бытовая техника). Но существуют и блага третьего типа, уровень качества которых нереально распознать кроме того в ходе потребления. Это, к примеру, косметические средства и лекарственные препараты – степень соответствия их настоящих особенностей заявленным продавцом весьма тяжело установить. Очевидно, что два последних типа благ сами по себе порождают асимметрию информации. То же возможно сообщить и об участниках рыночной сделки, в рамках которой намерения противостоящей стороны постоянно являются скрытыми чертями.

Второе событие содержится в том, что наличие асимметрии информации формирует возможность для злоупотребления ею, другими словами для недобросовестного поведения. В случае если продавец знает, что уровень качества продукта не может быть выяснено кроме того в ходе его потребления, то из-за чего бы ему не реализовывать менее качественный продукт по завышенной цене, соответствующей ожиданиям клиента? Причем, для продавца такое поведение будет в полной мере рациональным. Застрахованный может предпринимать действия (умышленные и неумышленные), каковые, оставаясь ненаблюдаемыми для страховщика, смогут оказать влияние на наступление страхового случая.

Формы проявления влияния асимметрии информации на рынок многообразны. Во многих случаях асимметрия информации может стать обстоятельством формирования рыночной власти продавцов. Потому, что получение информации связано для клиента с дополнительными затратами, то оно имеет для него суть лишь в том случае, если ожидаемые пользы превысят затраты на поиск информации. В то время, когда клиенты не осведомлены о величине затрат, которые связаны с поиском информации, и величине польз от ее получения, этим может воспользоваться продавец, устанавливая цену на продукт выше равновесной. Иначе говоря кроме того на рынке идеальной борьбе появляются обстановке, в то время, когда продавец может реализовывать товар по стоимостям, превышающим предельные издержки производства.

Всем известно: самые большие стоимости в местах, довольно часто посещаемых туристами. Само собой разумеется, обстоятельство тому – не только асимметрия информации. Но и она играется не последнюю роль: иногда достаточно зайти за угол, дабы приобрести тот же товар по значительно более низкой цене. Но человек, не обладающий точной информацией об уровне стоимостей, не будет этого делать, поскольку не знает, какую пользу он наряду с этим возьмёт. Местный обитатель, зная порядок стоимостей, примет ответ о покупке исходя из соизмерения дополнительных затрат (времени на ходьбу за угол) и польз (отличие в цене). Частично это растолковывает, из-за чего одинаковые товары продаются по различным стоимостям. Следовательно, асимметрия информации – фактор, снижающий эффективность ценовой борьбе.

Асимметрия информации есть кроме этого источником ценовой дискриминации. Довольно часто клиент не может выяснить качественные характеристики блага. Это позволяет продавцу дифференцировать продукт исходя не из настоящего трансформации его параметров, а при помощи их имитации, которую именуют фантомной разделением. Одинаковый коньяк может продаваться в различных бутылках по различным стоимостям под заглавиями «Южный» и «Королевский». Это обычный пример ценовой дискриминации, опирающейся на асимметрию информации.

От асимметрии информации страдает не только потребитель. Скрытые характеристики клиентов довольно часто становятся обстоятельством недополучения прибыли кроме того для компаний, располагающих большой рыночной властью. К примеру, авиаперевозчик-монополист может взять большую прибыль, в случае если обеспечит установление цены в соответствии с предпочтениями потребителей. Готовность платить у предпринимателей выше, чем у туристов. Неприятность но в том, что категория, к которой относится любой конкретный пассажир, есть для перевозчика скрытой чёртом, что и является причиной неэффективности. Установление цены билета на «предпринимательском» уровне даст большой доход с одного билета, но сократит совокупную выручку из-за понижения загрузки самолета. Установление цены билета на «туристическом» уровне обеспечит полную загрузку самолета, но приведет к понижению дохода с одного билета.

Скрытые характеристики воображают значительную проблему для работодателей при найме рабочей силы. В случае если работодатель окажется не талантливым определять опытные качества работников, это может стать обстоятельством не только сокращения его прибыли, но и понижения эффективности функционирования рынка труда.

Итак, асимметрия информации оказывает значительное влияние как на поведение участников рынка, так и на механизм его функционирования. В зависимости от степени асимметрии информации обусловленные ею негативные последствия могут обнаружиться как в неоптимальном распределении ресурсов, так и в неосуществимости установления рыночного равновесия.

В то время, когда информация между участниками рынка распределена неравномерно, то лица, владеющие более полной информацией о благе либо об условиях сделки, оказываются в выигрыше и смогут применять это событие к собственной пользе. Такое явление стало называться риска безответственности.

Риск безответственности (moral hazard) – недобросовестное поведение, которое пребывает в искажении информации и характеризуется рвением извлечь дополнительную пользу за счет наличия асимметрии информации.

Не смотря на то, что мы определяем риск безответственности как недобросовестное поведение, это, строго говоря, не совсем подходящая черта для оценки рыночного поведения. Искажение либо кроме того непредставление одной из частей информации есть свидетельством недобросовестного поведения. Но нельзя забывать, что получение информации связано с затратами. Исходя из этого риск, которому подвергается малоинформированное лицо, с экономической точки зрения может рассматриваться в качестве необычной платы за доступ к информации. Иначе говоря в экономическом нюансе получение пользы за счет обладания более полной информацией в полной мере отвечает принципу рационального поведения. Следовательно, осуществляемый нами анализ влияния риска безответственности на рынок будет лишен императивов морального рода.

Сущность неприятности риска безответственности содержится в том, что рынок с асимметричной информацией предоставляет возможность одному из участников рыночной сделки злоупотреблять ожиданиями другого участника, располагающего менее полной информацией.

Существуют способы регулирования и различные меры асимметрии информации, воображающие собой национальное регулирование, воздействие рыночных аукционов и сигналов, лицензирование, реклама, сертификация и другое.

Дабы блокировать последствия асимметричности информации, государство может применять следующие инструменты:

1) Лицензирование как необходимое условие занятия тем либо иным видом деятельности, для чего в большинстве случаев требуется документальное подтверждение опытных навыков субъекта;

2) сертификацию и Стандартизацию, причём на такие товары, как продукты питания либо лекарственные препараты, сертификация национальными органами предусматривается обязательно;

3) Контроль рекламной активности продавцов, мешающий размещению фальшивой либо вводящей в заблуждение рекламы.

Кв клана Интернализация


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: