Интервью, данное интервьюером самому себе (или взятое у самого себя)

— Поведайте пожалуйста мало о собственном опыте медитации Випассаны.

— Пара лет назад курс Випассаны не был полностью переведен на русский язык, и тем, кто не обладал в достаточной мере знанием английского, приходилось ограничиваться лишь краткими руководствами, касающимися сущности практики. Все пояснения, каковые вы отыщете на данный момент в вечерних дискурсах, были тогда недоступны многим в силу объективных обстоятельств, и могли быть восполнены лишь личными размышлениями и упорной практикой над взятым опытом. И не обращая внимания на это, практика у меня продвигалась удачно, никак не хуже, чем сейчас, в то время, когда имеется развернутое объяснение на русском всех ее моментов в лекциях преподавателя. Более того, все главные открытия, сыгравшие решающую роль в понимании происходящего, были совершены как раз тогда. на данный момент, имея некий опыт в практике, хотелось бы остановиться на кое-каких её качествах, каковые кажутся особенно серьёзными либо увлекательными.

К примеру, что для меня было (и в каком-то смысле остаётся таковым) самым тяжёлым на протяжении медитации? Нескончаемые блуждания сознания по полям ассоциативных связей либо, что то же самое, возбужденный ум, занятый безостановочным пережевыванием жвачки текущих из ниоткуда в никуда мыслей, и появляющиеся иногда от продолжительного неподвижного сидения боли в спине и ногах, — не были такими непреодолимыми препятствиями на пути, как периодическое соскальзывание сознания в яму навязчивой сонливости.

Как бурый медведь, подгоняемый осенними холодами, пытается спрятаться в пещеру, сознание, утратив настоящий контакт с привычными источниками питания из внешнего мира, проваливается в неосознанное состояние, сильно напоминающее сон. Невозможность проснуться и отождествить самого себя с самим собой. В этом состоянии сложно не только ответить на вопрос — кто ты и что ты тут делаешь, но и поставить данный вопрос. Хорошая обстановка неведения, в которой мы проводим огромную часть собственной жизни.

Что делать с этим на протяжении медитации? В следствии практики пришло познание того, что самый правильным в данной ситуации будет не пробовать поменять переживание, не винить себя за якобы неудачную практику, а продолжать невозмутимо замечать ощущения, осознавать собственное состояние как таковое, осознавать от мгновения к мгновению тот факт, что ты засыпаешь и что ты продолжаешь практику. Но делать это нормально, терпеливо и упорно. И спустя какое-то время естественным образом это переживание сменится вторым.

Дело в том, что отечественный ум, натренированный в восприятии внешних феноменов, чья интенсивность велика (громкие звуки, броские краски, сильные запахи и без того потом), будучи обращенным вовнутрь, на первых порах не находит в том месте ничего, либо, по крайней мере, ничего занимательного для себя и от безысходности уходит в воспоминания либо грезы о сильных переживаниях. Или, как в моем случае, проваливается в небытие.

Ощущения в теле и дыхание — имеется ни что иное, как проявления того самого тут и по сей день, о котором так много сообщено и в котором лишь и вероятно получить истину. И как выясняется, пребывать в настоящем моменте отечественному сознанию сложнее всего. Но подобная отключка не есть в действительности чем-то из последовательности вон выходящим, поскольку возможно принимаема отечественным сознанием, возможно осознаваема нами так же как и ряд других состояний. И в тот самый миг, в то время, когда мы разотождествляемся с этими переживаниями, в то время, когда нам удается понять, что Я — не есть этим переживанием, что оно вмещает сейчас времени это переживание в себя так же как ещё и ряд других, более узких ощущений, в то время, когда нам удается взглянуть на него как бы со стороны, в данный миг мы перестаем быть обусловлены этим состоянием и в какой-то степени обретаем свободу от него. Мы становимся более свободными в следствии осознавания того, что происходит тут и по сей день.

Еще одним серьёзным моментом практики для меня явилось переживание глубокой удовлетворенности, необычайной эйфории от осознания того, что ты соприкоснулся с истиной, более которой — нет. Той истиной, что определяет твое бытие: твое поведение, твои мысли, твои реакции и многие другие проявления тебя как индивидуума в данной жизни. И постижение её есть отнюдь не только интеллектуальным, но практическим.

В образном пространстве это возможно было бы обрисовать следующей метафорой: представьте себе в толще океана, влекомую самыми различными глубоководными течениями, подлодку, капитан которой находится в полной уверенности, что сам прокладывает курс, тогда как на самом-то деле его лодка есть игрушкой в руках стихии. Причём не видно ни берега, ни дна. В противном случае, что принимается за береговую линию, имеется ни что иное как огромные айсберги, так же дрейфующие под действием течений неизвестно куда. Эта картина, на мой взор, достаточно совершенно верно отражает подлинное положение вещей. В то время, когда через нас — отечественное тело, отечественное сознание — протекают те либо ощущения и иные чувства, они захватывают нас, и несут в том либо другом направлении, и случается так, что они выплёскивают нас на горов либо уносят в том направлении, откуда уже нет возврата. Мы отдаемся на волю отечественным чувствам, отечественным ощущениям — отечественным внутренним стихиям, и они несут нас подобно замечательным течениям, обусловливая нас, определяя за нас планы и наши цели. И мы принимаем это как должное.

В ходе практики, при достаточно глубоком погружении в себя, появляется чувство как словно бы ты касаешься ногами дна, жёсткой, устойчивой поверхности. Наступает как бы прозрение, ты начинаешь видеть ту точку отсчёта, довольно которой всё происходит. Это и имеется та самая истина, что остается неизменной в любую секунду времени, и она неизменно с тобой. Она не уловима, но есть единственной прочной опорой для твоего сознания. Это та совокупность координат, подчиняющаяся принципу бритвы Оккамы, в рамках которой вероятно обрисовать каждые события, происходящие в океане нашей жизни. И это так легко, что возможно получено из обычного наблюдения за ощущениями в теле.

Доносящийся с кухни запах подготавливающейся пищи порождает в сознании желание имеется. В простой жизни мы не вспоминая, на подсознательном уровне начали бы перемещение в сторону удовлетворения появившейся потребности. И это было бы полностью обычным. Но в состоянии медитации нам ничего другого не остается, как сидеть без движений и беспристрастно замечать появляющиеся ощущения. И в случае если мы достаточно сосредоточены, то сейчас возможно отследить некое чувство в области желудка (к примеру), которое стоит в канун отечественного жажды имеется. Некоторый сигнал в теле был расшифрован подсознанием как потребность в пище, и на поверхностном уровне отечественного сознания появляется желание кушать. Это та самая сообщение тела с сознанием о которой сказал Будда. Это то, что происходит с нами неизменно и заставляет нас проявлять ту либо иную активность в жизни.

Нет громадного смысла в отыскивании обстоятельства происхождения конкретного ощущения, — есть ли оно порождением внутренних факторов либо внешних доводов. В то время, когда в доме пожар, разумнее не обстоятельство искать, а спасаться. Так вот, на протяжении медитации, наблюдая ощущения и не реагировать на них, подмечаешь, что через какое-то время это чувство уходит, сменяется вторым ощущением, то чувство со своей стороны сменяется следующим, и без того от момента к моменту происходит постоянная смена ощущений. Они появляются и исчезают. И в случае если мы на них никак не реагируем, то, не будучи подавленными либо каким-то образом трансформированными, они самоосвобождаются, не оставляя по окончании себя ничего, не оседая в подсознании и не создавая обстоятельства для следующих действий, другими словами кармы.

Умение так обходиться со своим подсознанием не исчезает по окончании какого-либо времени по окончании прохождения аналогичного 10-дневного курса, потому, что не есть лишь интеллектуальным пониманием (отечественное знание как верно жить — не всегда является руководящей силой в жизни), но делается само подсознательной привычкой, что разрешает в реальности пользоваться хорошими плодами практики полностью. Правда лишь в том случае, если практика была вправду верной, что возможно гарантированно только искренностью и квалифицированной помощью Учителя личных упрочнений.

Но по окончании окончания курса имеется шанс обучиться вправду руководить той подлодкой, о которой шла обращение выше, прекратить быть обусловленными разными боковыми и встречными течениями. По-новому взглянуть на собственные неприятности, близких и проблемы друзей. Постараться начать решать их применяя купленный опыт.

Тот, кто взял пользу от Випассаны, будет стараться пройти ещё один курс, и ещё один, по причине того, что с углублением практики ты приобретаешь доступ к всё более глубинным слоям собственного внутреннего мира и, владея способом работы с эти материалом, всё больше и больше очищаешь собственное сознание от загрязнений, каковые и являются обстоятельствами всех отечественных неудач в жизни. Как раз благодаря действенности эта практика заставляет людей организовывать подобные направления и приглашать преподавателей для их проведения, оставаясь наряду с этим некоммерческим предприятием. И осознавая, что она принесёт пользу не только ветхим студентам (ветхим студентом есть любой, кто прошёл как минимум один 10-дневный курс), но в обязательном порядке окажет помощь и всем тем, кто обратится к ней в первый раз, они стремятся создать условия чтобы как возможно большее количество людей имело возможность познакомиться с данной практикой. Это одна из обстоятельств того, что направления Випассаны являются бесплатными, существующими только на необязательные пожертвования ветхих студентов. Как раз исходя из этого существует такая особенная практика, как служение на курсе. И как раз благодаря самой практике люди неспешно реально изменяются.

Чем больше практикуешь, тем всё более и более делается очевидным, что единственно верным методом поведения в жизни — по самому солидному счёту — есть служение на благо вторых. Как это служение будет проявляться, во многом уже зависит от тех кармических условий, в которых любой из нас живет. Но раз вкусив истины, уже нереально делать вид, что это тебя не касается. А истина постоянно требует делиться ей с другими.

По теории Випассаны существует достаточно исчерпывающая информация в литературе. И мне остается только постараться предложить интерпретацию собственного собственного опыта через дешёвые фантазии образы, каковые, но, смогут послужить наглядной метафорой процесса. Из-за чего эта техника так действенна? В случае если высказать предположение, что отечественная Природа изначально чиста, что в сердцевине собственной мы являемся Любовью и Светом, (а все святые, как мы знаем, настаивают на этом), то что мешает нам проявиться такими, как мы имеется в действительности? В случае если подлинная действительность чиста, то что же есть загрязнениями? Иными словами — имеется солнце на небе, но его не видно из-за туч (ветер, ветер, ты могуч, ты гоняешь своры туч…). Как сделать, дабы свет лился свободно?

Как мы знаем, все отечественные страдания начинаются в тот самый миг, в то время, когда мы не можем взять того, чего желаем, к обладанию чем мы привязаны; или в то время, когда желаем избавиться от того, чего не приемлем в собственной жизни. Итак — цепляние, влечение либо неприятие, отвращение. И неведение относительно того, из-за чего так происходит, — как раз оно и является причиной происхождения первых двух. Как раз над этими тремя составляющими нашей жизни и приходится трудиться на направлениях Випассаны.

В случае если мы невозмутимо, и осознанно замечаем действительность в пределах тела, замечаем её таковой, какая она имеется, не пробуя её поменять, не говоря данной действительности ни Да, ни Нет, мы тем самым не создаём предпосылки для отвращений и возникновения влечений, лишая тем самым отечественное видение возможности дробить мир на тёмное и белое, искореняя так дуальность таковой оценки, а с ней и многие отечественные неприятности.

А что же происходит с подсознанием? Все неосознанное нами, находящееся в подсознании, являющееся для нас неизвестным (неведение) в ходе практики выходит на поверхность, попадая в область осознавания, преобразовываясь так в ведомое. Благодаря чего отечественное сознание из раздробленного на отдельные фрагменты (подсознание, надсознание, сознание и проч.) делается целостным.

Приходит на ум таковой образ: лёд и вода отечественных отвращений и влечений в лучах солнца осознавания совершают фазовый переход, преобразовываются в пар, оставляя место Свободе.

— Благодарю.

В завершении этого маленького сборника, посвященного вопросам, связанным с медитацией Випассаны, мы решили поместить данные о зарождении Випассаны в Российской Федерации. Как эта техника к нам попала, как происходило развитие этого перемещения в отечественных конкретно-исторических условия, и т.д. Одним словом — роль личности в данной истории.

??????


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: