Использование воображения

Чтобы подтолкнуть человека к изменениям, Сатир порой призывала на помощь его воображение. Благодаря этому ей удавалось выяснить, какие образы удерживаются в памяти, а затем углубить процесс изменений, опираясь на воображение.

Пример индивидуальной работы.

Сатир: Хью, какая картина возникает у вас перед глазами, когда вы говорите, что боитесь своей матери?

Хью: Я вижу нас с матерью в послевоенное время, мы сидим в лодке, и она очень злится.

Сатир: А сейчас ваша мать часто злится?

Хью: Нет.

Сатир: Так значит, ваш теперешний страх перед матерью уходит корнями в прошлое?

Хью: Получается, что так.

Сатир: А теперь, будучи уже взрослым человеком, мысленно возвращаясь к той лодке и вашей матери, сидящей в ней, что вы видите?

Хью: Я вижу женщину, которая до смерти боится за себя и детей.

Сатир: Что вы чувствуете, осознав это?

Хью: Облегчение. Я рад узнать, что в тот раз моя мать была просто сильно напугана, а вовсе не злилась.

Пример работы с парами.

Сатир: Латонья, когда вы говорите, что не верите ни одному слову Джона, чувствуется, что в этот момент вас переполняют эмоции. Скажите, какие образы приходят вам в голову на слово «доверять». Можете даже закрыть глаза, чтобы они быстрее посетили вас.

Латонья: Мое воображение рисует мне то время, когда мне было пять лет и отец ушел от нас. У них с мамой была жуткая ссора, а потом он ушел. И я не видела его до тех пор, пока мне не исполнилось 25 лет.

Сатир: Какие чувства вы испытываете, мысленно представляя все это?

Латонья (всхлипывая): Горе, безутешное горе. В тот день я лишилась своего отца.

Сатир: Вы тяжело это переживали.

Латонъя: Очень. Думаю, я до сих пор не выплакала тех слез.

Сатир: Вам легче, когда эти слезы выходят наружу?

Латонъя: Да, я так тяжко страдала. С тех пор все в нашей жизни стало как-то не так. Я думаю, в этом и кроется причина, почему мне так трудно доверять Джону. Я просто боюсь, что однажды он уйдет от меня, как когда-то это сделал мой отец.

Сатир: Значит, вы обрушили на Джона все свои переживания, связанные с тем уходом отца?

Латонъя: Да. Но я не хочу, чтобы все так было. Я и так испортила отношения между нами.

Сатир: А какие образы и представления вы можете призвать на помощь? Что поможет вам отделить настоящее от прошлого?

Латонъя: Точно не знаю. Я чувствую такое облегчение просто потому, что могу теперь плакать. Я закрываю глаза и вижу, как отец играет со мной. Это все, что я вижу, потом он встает и скрывается за дверью. Это все.

Сатир: Молодец. (Сатир берет Латонью за руку.)

Пример работы с семьей.

Сатир: Карлос, когда я слышала, как горько вам сознавать, что сын относится и деньгам совсем иначе, чем вы сами, я поняла, что для вас это больная тема. Какие образы у вас возникают, когда вы вспоминаете свое детство, проведенное в Мексике?

Карлос: Я познал жуткую нищету. Порой у нас не было ни гроша. Мой дядя, который к тому времени перебрался в Штаты и работал там поваром, иногда присылал нам деньги. Для родителей эти деньги были как манна небесная. Нередко вместе с деньгами дядя клал в конверт на-

клейку от жвачки «Джуси фрут». Вы не представляете, каким королевским подарком нам казалась эта наклейка. Мы разрезали ее на части, и каждый хранил у себя маленький клочок невиданного сокровища. А сегодня мой сын с легкостью выбрасывает 15 долларов на какой-то там CD! Это просто выводит меня из себя!

Сатир: Когда вы вспоминаете все тяготы своего детства, вы чувствуете боль и ярость. Но вы ведь довольны, что своему сыну вы смогли обеспечить более высокий уровень жизни.

Карлос: Да, конечно. Я был бы счастлив, имея и десятую часть того, что есть сейчас у него… Но я понимаю, он ведь не виноват. У него просто нет возможности понять, как тяжело мне было в детстве.

Резюме

На промежуточной стадии психотерапии Сатир использовала ряд навыков для того, чтобы подтолкнуть человека к изменениям. Сатир начинала с «заключения договора» и смещения фокуса на личность клиента, с помощью чего она вовлекала человека в психотерапевтический процесс. Затем начинался основной этап, ради которого и проводилась, собственно, психотерапия, а именно: пересмотр дезадаптивных поведенческих паттернов с последующим обучением человека новым формам поведения и выработкой новых установок.

В индивидуальной психотерапии пересмотр дезадаптивных поведенческих паттернов означал работу на нескольких уровнях «я»: восприятие, ожидания, убеждения. При работе с парами пересмотр дезадаптивных поведенческих паттернов значил пересмотр сложившихся способов взаимодействия.

После того, как Сатир удавалось пересмотреть дезадаптивные поведенческие паттерны на внутриличностном уровне либо на уровне взаимодействия в семье, Сатир старалась обучить своих клиентов новым способам поведения путем

124

таких видов психотерапевтического вмешательства, как моделирование, придание направления ходу беседы, устранение взаимных обвинений, специализация, «скульптурирование», а также использование воображения.

Глава 7

Заключительная стадия

В рамках заключительной стадии психотерапии Сатир ставила перед собой задачу закрепить наработанные изменения. Для этого она шаг за шагом подводила людей к опробованию новых способов поведения. Порой это напоминало тренировку, в другой раз Сатир избирала метод предварительной репетиции в воображении.

Слова, употребляемые Сатир в ходе психотерапии, и тон, которым она их произносила, нередко помогали ей прочней закрепить полученные изменения. Иногда, выбрав нужные слова и тон голоса, она актуализировала внутренний потенциал человека, его способности. Порой же Сатир видела необходимость еще раз подчеркнуть положительный результат изменений, сосредоточивая на них внимание клиента.

Последнее, что служило в психотерапии Сатир средством закрепления нового, — это «установка якоря» с помощью вопроса о том, как чувствует себя человек после произошедших с ним перемен. Все навыки, используемые в рамках заключительной фазы, приведены на рис.7.1.

Проверка на практике

Как использовать силу воображения


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: