Источники и применение сводных данных

Политолога не интересуют отдельные люди. Вернее, политолога (как ученого) интересуют отдельные индивиды только постольку, потому, что они являются составной частью изучаемойим группы людей. К примеру, мы можем изучать поведение какого-либо конкретного губернатора, но не вследствие того что мы желаем определить больше о губернаторе Смите, а вследствие того что, как нам думается, из наблюдений над губернатором Смитом мы можем вынести лучшее представление об американских губернаторах по большому счету и можем обучиться прогнозировать их поведение. Политолога интересует изучение групп либо сообществ людей, таких, как совокупность американских избирателей, индийское крестьянство либо русский бюрократия.

Время от времени для изучения этих групп нам приходится собирать информацию об их отдельных участниках (либо о репрезентативных выборках из них) и после этого объединять, либо сводить, эти сведенья, для получения информации о группе в целом. Но обычно совокупная информация о группе уже имеется. Эти, характеризующие группу либо сообщество индивидов в совокупности, принято именовать сводными данными.

Существует две главные разновидности сводных данных. Первая из них – это суммарные показатели, к каким относятся громадные совокупности мер групповых показателей, получающиеся методом объединения информации о поведении всех участников группы. К сводным данным, например, возможно отнести население страны. Уровень рождаемости, смертности, грамотности, преступности – это все сводные показатели, приобретаемые при помощи сложения всех соответствующих отдельных событий (смертей, рождений, правонарушений и т д.) в группу и высказываемые в стандартизованных единицах (к примеру, в расчете на тысячу человек населения). В каждом случае сводные эти отражают количество какого-либо группового показателя (либо свойства), которым члены группы, будучи забранными по [c.292] отдельности, не владеют. Индивид может выступать в качестве составной части населения, но не может быть самим населением. Индивиды смогут рождаться, обучаться, умирать, но не смогут владеть коэффициентом рождаемости, грамотности, смертности в том же смысле, что и целое государство. Эти сведенья являются мерами совокупных показателей.

Ко второй главной разновидности сводных данных относятся те меры, каковые отражают количество группового показателя, выводимого не из объединения показателей отдельных участников группы, а из системных особенностей группы. Такие меры довольно часто называютсистемными показателями. Форма правления, к примеру, – это системная переменная, и в любом стране возможно установлена демократическая либо недемократическая форма правления независимо от того, каких взглядов и какого поведения – демократических либо нет – придерживаются отдельные граждане этой страны. Совершенно верно так же бюджет любого округа в Соединенных Штатах может обнаруживать большой уровень затрат на национальное образование независимо от того, какое значение придают соответствующим проблемам отдельные обитатели этого округа.

Эти обеих указанных разновидностей, относящиеся к самым разным типам групп, возможно взять из многих источников. Группы возможно разбить на две категории: территориальные группы (определяемые проживанием их участников в пределах определенного географического района, как-то: страны, города либо переписного района) и демографические группы (определяемые личными показателями их участников, как, к примеру, расовой принадлежностью либо родом занятий).

Из данной главы вы определите, что применение сводных данных сопряжено с ответом некоторых поднимающихся наряду с этим методологических неприятностей. Но преимущества, приобретаемые от применения сводных данных, значительно чаще очень сильно перевешивают вероятные издержки. Применение сводных разрешённых может быть сочтено нужным либо желательным тогда, в то время, когда личные эти (т.е. относящиеся к личным случаям) недоступны либо через чур дорогостоящи. Возможно привести следующие примеры. В случае если мы планируем предпринять историческое изучение, то по крайней мере часть интересующих нас групп (к примеру, население Чикаго в 1880 г.) [c.293]может принадлежать к числу уже погибших. Члены некоторых серьёзных в политическом отношении групп (к примеру, международных экстремистких организаций) смогут настойчиво избегать интервьюирования и идентификации их личностей. Чаще, действительно, политолог выясняется в ситуации, в то время, когда сбор личных данных теоретически вероятен, но непомерно дорогостоящ. В особенности это относится к сравнительным изучениям, потому, что организационные проблемы и расходы, которые связаны с проведением интернационального опроса, огромны.

Занимаясь вопросами, по которым личные эти почему-либо недоступны, политолог довольно часто находит нужным применять сводные эти, которые содержат главную нужную ему данные. В настоящей главе читатель познакомится с тем, какие конкретно типы сводных данных являются дешёвыми, какие конкретно бывают источники сводных данных, какие конкретно методологические неприятности поднимаются при применении сводных данных и, наконец, какие конкретно возможно предложить неспециализированные правила сбора сводных данных. Читателю скоро станет ясно, что верное использование сводных данных требует мастерского владения способами сбора, анализа и обработки информации. Но как студентам, так и опытным политологам приходится иметь дело чаще со сводными данными – в силу их большей доступности, – чем с любыми вторыми данными, приобретаемыми посредством способов, обрисованных в прошлых главах. [c.294]

ТИПЫ СВОДНЫХ ДАННЫХ

Большинство дешёвых политологам сводных данных не редкость, в большинстве случаев, собрана не политологами и не в исследовательских целях. Исходя из этого они обычно имеют только косвенное отношение к конкретному политологическому изучению. В действительности при анализе сводных данных сложнее всего не редкость мочь применять имеющиеся данные в качестве показателей тех понятий, каковые конкретно интересуют исследователя. К примеру, на первый взгляд практически нет оснований думать, что политолога может заинтересовать число приобретённых в стране радиоприемников либо величина оформленной подписки на газеты. В итоге политолог – это не агент по сбыту печатной продукции. И все же соответствующие [c.294] цифры могут быть для него нужными, выступая в качестве косвенных показателей уровня обмена политической информацией в обществе либо уровня его экономразвития, что само по себе, непременно, входит в сферу заинтересованностей политологии. Совершенно верно так же и сведения о числе больничных коек в расчете на тысячу человек населения обретают определенную политологическую значимость, в случае если их разглядывать как показатели, допустим, эффективности политики в области здравоохранения либо степени доступности медицинских одолжений для разных социальных слоев в рамках города либо страны.

Сущность в том, что сводные эти довольно часто не воображают независимого интереса; исходя из этого, дабы быть примененными с пользой для изучения, они нуждаются в определенной обработке. Не нужно ориентироваться лишь на уже готовые показатели, но необходимо мочь заметить возможность объединения кажущихся не связанными между собой мер в пригодные для данного изучения показатели.

Существует шесть типов сводных данных1, приводимых ниже в порядке убывания их надёжности и валидности.

1. Эти переписи (цензовые эти). Многие страны мира иногда предпринимают целые опросы всего населения (либо, как минимум, всех семей), для получения информации , которую возможно будет в будущем применять в целях планирования и регулирования налогообложения политики. Среди другого эта информация включает информацию о количественном составе семьи, о половой принадлежности главы семьи, о времени проживания в данной местности, об уровне образования, о доходах семьи и о ее жилищных условиях. Не смотря на то, что цензовые эти планируют по каждой семье лично, но к тому времени, как они станут дешёвыми исследователям в форме официальных учетных документов, они обретают вид суммарных итоговых цифр (к примеру, неспециализированное число обладателей автомашин в некоем данном районе).

У цензовых данных имеется множество особенностей, делающих их очень полезными для политологического анализа. Во-первых, не обращая внимания на то что в них видятся неточности2, эти переписи бывают в целом в полной мере надежными. Во-вторых, [c.295] потому, что измеряемые переписью переменные в большинстве случаев несложны, ее эти принято разглядывать как высоковалидные. В-третьих, в некоторых странах сбор довольно стандартизованных данных длится в течение многих лет. Так, эти переписи позволяют выявлять исторические тенденции и контролировать догадки о разных трансформациях во времени. В-четвертых, потому, что цензовые эти в большинстве случаев носят стандартизованный характер (в частности содержат ответы на однообразные вопросы и подразделяют ответы на однообразные классификационные категории), они сравнимы между собой и исходя из этого бывают очень нужны при сравнивании разных стран, городов либо регионов. Вдобавок ко всему цензовые эти легкодоступны. Во многих государствах публикуются итоговые отчеты как о общей переписи населения, проводимой обыкновенно раз в десять лет, так и о разного рода специальных опросах, проводимых в промежутках между общими переписями. ООН раз в год публикует “Демографический ежегодник”, где приводятся эти переписей в различных государствах. В Соединенных Штатах имеется Бюро переписей – громадной отдел обслуживания исследователей, что оказывает помощь отыскать и взять для работы необходимые эти из тех, что имеются в распоряжении бюро.

2. Ведомственная статистика. В каждом стране разные органы национального управления, предприятия, профсоюзы и другие публичные организации занимаются сбором информации, которая связана с их собственной деятельностью. В случае если эти сведенья удовлетворяют запросам конкретного социологического исследовательского проекта, они смогут принести громадную пользу изучению.

Кое-какие организации собирают эти самостоятельно, как это делают, к примеру, интернациональные корпорации, ведущие учет собственных капиталовложений, поликлиники, регистрирующие сведения о больных, и муниципальные управления, ведущие в целях налогообложения учет недвижимости. Имеется организации, каковые применяют эти, добытые вторыми агентствами (такими, как министерство торговли США), для преобразованияих в форму разных индексов, отражающих, к примеру, развитие экономики либо демографические сдвиги. В [c.296]США к такому типу организаций относятся Рабочая группа по вопросам экономразвития и Интернациональная ассоциация муниципальных начальников.

У исследователя, желающего ознакомиться с ведомственной статистикой, смогут появиться определенные неприятности. Первой и, возможно, самой ответственной есть неприятность получения доступа к информации. Эти, собираемые национальными учреждениями, являются в большинстве случаев частью национальной статистики и легкодоступны, но эти, каковые планируют негосударственными организациями, находятся в частной собственности последних. Кое-какие организации – особенно это относится к частным компаниям – вычисляют собственные эти тайными и весьма нехотя делятся ими. Обычно неприятность состоит кроме того не столько в том, дабы добраться до информации, сколько в том, дабы о ее существовании. Так как никаких централизованных перечней статистических данных не существует, потому, что они планируют тысячами самых различных национальных и частных организаций, вовлеченных в деятельность по учету информации. Исследователь может потерять из виду массу наиболее значимых данных в силу несложного недочёта сведений о существовании либо о содержании конкретной статистики.

Проблема заключается в том, что качество и содержание данных смогут очень сильно варьировать, затрудняя возможность их обобщения и сравнения. В случае если профсоюзы преподавателей штатов Индиана и Огайо собирают о собственных участниках практически несравнимые эти, то и мы не можем применять эту статистику для осмысленного сравнения этих профсоюзов. В случае если мы к тому же не знаем, как планировала информация, то мы и не можем знать, до какой степени надежны приводимые цифры.

И наконец, эти смогут пребывать в неудобной для обработки форме. Не редкость, что статистика естественного перемещения населения какого-либо конкретного района (информацию о рождениях, смертях, расторжении и заключении браков и пр.) будет доступна лишь в несведенной форме и лишь в центральном населенном пункте этого района, так что исследователю придется большое количество часов провести в строении местного управления, занимаясь изнурительным [c.297] переписыванием данных от руки, с тем дабы их потом возможно было ввести в машину и подытожить.

Указанные выше неприятности появляются не всегда, и, кроме того в то время, когда исследователю приходится сталкиваться с ними, все равно потенциальная отдача от применения сводной информации в большинстве случаев стоит тех упрочнений, каковые были приложены для их решения.

3. Выборочные опросы. Опросное изучение предполагает сбор данных на личном уровне. В тех случаях, в то время, когда опросы основываются на выборках, репрезентативно отражающих интересующую нас группу населения, их результаты смогут быть использованы нами в качестве сводных данных. К примеру, мы желаем сравнить уровни политической информированности граждан двух различных стран. В случае если в каждом из этих стран имеется собственная работа изучения публичного мнения, которая систематично проводит выборочные опросы населения (так, как это делают университеты Гэллапа и Роупера в Соединенных Штатах), включая вопросы о таких поведенческих показателях, как величина подписки на публично-политические издания либо время, израсходованное на просмотр информационных телепрограмм, то результаты этих опросов мы можем применить для построения сводных мер отечественной переменной. Подобным же образом время от времени возможно применять результаты опросов, проводимых в отвлечённых целях3. Преимуществом опросных данных – если они грамотно собраны – есть большой уровень валидности и надёжности, причем степень последней зависит от умения исследователя выводить новые показатели. Опросные эти также в целом дешёвы (по крайней мере, за определенную плату их возможно взять у тех организаций либо ученых, каковые занимались их сбором), притом обычно в удобной для применения форме.

4. Содержание публикаций. Для получения сводных разрешённых можно предпринять и контент-анализ публикаций, финансируемых какой-то определенной организацией либо распространяемых среди ее участников. К примеру, в случае если мы изучаем процесс политизации населения Англии, то возможно подвергнуть контент-анализу британские книжки по гражданскому праву на предмет определения того, какое внимание уделяется в них демократическим сокровищам, и объединенные результаты для того чтобы анализа после этого применять в качестве единого показателя демократических ориентации населения страны. Совершенно верно [c.298] так же чтобы получить показатель, отражающего соотношение интереса обитателей развивающихся государств к интернациональным делам и ко внутренней политике (либо соотношениеих симпатий к государствам советского блока и к государствам западного блока), мы имели возможность бы прибегнуть к контент-анализу главных газет этих государств. И в том и в другом случаях результатом контент-анализа будет показатель определенного группового показателя.

Сводные эти этого типа планируют исследователем специально для целей конкретного исследовательского проекта в отличие от тех, что берутся в готовом виде из какого-либо первичного источника, как, к примеру, из отчета о итогах переписи. Поэтому доступность таких данных зависит от доступности нужных публикаций и от того, располагает ли исследователь средствами с целью проведения контент-анализа. валидность и Надёжность этих разрешённых будут зависеть от умения исследователя верно использовать правила, обрисованные в гл.9. Сводные эти, собранные при помощи контент-анализа публикаций, имеют то преимущество, что они смогут быть пригодными для любого изучения, но приобретаемые с их помощью показатели базисных понятий бывают в большинстве случаев очень несовершенными. Так как не весьма светло, как, к примеру, возможно верить в состоятельности утверждений о политических сокровищах британских школьников, взятых на базе анализа книжек гражданского права.

5. Событийная информация. Политолога обычно интересует такая информация об отдельных событиях, которая не отражается ни в отчетах о итогах переписи, ни в ведомственной статистике ввиду того, что эти события или через чур редки, или по большому счету выпадают из поля зрения статистики. Примерами событий для того чтобы рода могут служить восстания, революции, убийства, разрыв дипотношений, привлечение национальных чиновниковов к суду за служебные злоупотребления, создание новых и государственные перевороты политических партий. Информация о таких событиях может оказаться нужной при построении показателей каких-либо групповых особенностей. К примеру, уровень политической стабильности в стране возможно было бы измерить методом подсчета числа актов политического насилия, имевших [c.299] место в течение определенного периода времени, а уровень политической коррупции в больших городах – через подсчет числа случаев привлечения чиновников к суду за взяточничество.

Процесс сбора событийной информации сильно напоминает контент-анализ. По окончании того как мы решим, какие конкретно события ответственны для отечественного изучения, и шепетильно их операционализируем (к примеру, решим для себя, из каких действий состоит восстание), мы приступаем к систематическому обследованию всех источников (газет, ежегодников, записей радиопередач), в которых может находиться информация об этих событиях, по окончании чего подводим результат (следя наряду с этим за тем, дабы не посчитать одно да и то же событие два раза, в том случае если оно упомянуто более чем в одном источнике). Помимо этого, для получения более детализированной информации мы можем воспользоваться техникой контент-анализа. К примеру, для определения того, как важны публичные беспорядки, их возможно классифицировать или по длительности, или по размерам примененного насилия, или по числу участников.

Относительная надежность событийной информации возможно обеспечена за счет тщательной подготовки исследователя и благодаря контролю со стороны тех, кто систематично просматривает источники. Но сделать эти сведенья валидной очень тяжело. Основная неприятность содержится в полноте отчетности. Кроме того в случае если исследователь просмотрел все узнаваемые источники либо отчеты о каком-либо типе событий, все равно нельзя поручиться, что ни одно имевшее место событие подобного рода не избежало регистрации. Имеется страны, в которых правительство строго осуществляет контроль сообщения о политических событиях, с тем дабы огласку приобретала лишь предпочтительная, с позиций этого правительства, информация, исходя из этого о многих ответственных акциях (наподобие применения армий для подавления забастовки) может не показаться никаких сообщений и, следовательно, никакой валидной меры, этих событий выстроить запрещено.

Вторая неприятность проистекает из первой и связана с тем, что в сообщениях вероятны неточности. Кроме того в то время, когда о событиях имеется какая-то информация, подробности данной информации могут быть намеренно либо неспециально [c.300] искаженными, эти неприятности, само собой разумеется, преодолимы, но, планируя изучение с привлечением событийной информации, о них направляться не забывать и реалистически оценивать возможности построения таким методом валидных мер4.

6. Экспертные эти. Бывают случаи, в то время, когда данных, нужных для построения мер каких-то определенных совокупных особенностей, не существует. В этих обстоятельствах исследователь может время от времени прибегнуть к применению суждений специалистов либо лиц, привычных с предметом изучения.

Разглядим пример изучения, предметом которого есть лоббистская борьба нескольких заинтересованных групп в защиту и против природоохранного законодательства. По этому вопросу может не существовать никаких официальных документов, но исследователь в полной мере может расспросить ведущих законодателей о том, какая несколько и сколь интенсивно, по их расчетам, поддерживает это законодательство либо противодействует ему в собственной лоббистской деятельности. Совершенно верно так же, в случае если исследователь не в состоянии собрать информацию о том, как обширно тот либо другой национальный режим прибегает к насилию, дабы удержаться у власти, он может обратиться к ученым, каковые бывали в соответствующих государствах и привычны с их политическими совокупностями, прося дать оценку соответствующих режимов.

Экспертные эти очевидным образом страдают определенными недочётами. В первую очередь, степень точности таких данных ограничена рамками личного опыта специалистов. Дабы не надеяться на неверные либо ограниченные оценки, возможно прибегнуть к помощи нескольких специалистов, сверяя их показания между собой. Но обычно тяжело отыскать сходу пара квалифицированных специалистов, каковые бы отличались друг от друга опытом знакомства и уровнем подготовки с предметом изучения, так что кроме того привлечение целой группы специалистов не имеет возможности подчас быть порукой точности данных. Во-вторых, кроме того тогда, в то время, когда информация, полученная от специалиста, полностью точна, она носит в целом очень размытый темперамент. Так как в итоге исследователь интересуется мнением и впечатлениями специалиста о сложных явлениях, а не о числе отдельных событий. Тем не [c.301] менее указанные ограничения не должны обескураживать исследователя. Принципиально важно, дабы он не забывал о них, планируя изучение и разбирая экспертные эти, потому что ошибочно было бы обращаться с этими данными как с более надежной и правильной информацией, чем это имеется в действительности.[c.302]

Группировка данных в сводных таблицах


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: