Историческое бессознательное

Франц. inconscient historique. Категория историко-культурной концепции М.Фуко, ставившего одной из целей собственных работ выявление исторического бессознательного разных эр начиная с Восстановления и по XX в. включительно; историческая конкретизация культурного бессознательного. Исходя из концепций языкового характера мышления и сводя деятельность людей к дискурсивным практикам, Фуко постулирует для каждой конкретной исторической эры существование своеобразной

[106]

эпистемы — «проблемного поля», достигнутого к данному времени уровня культурного знания, образующегося из дискурсов разных научных дисциплин.

При всей разнородности этих дискурсов, обусловленной специфическими задачами различных форм познания, в собственной совокупности они образуют, по утверждению Фуко, более либо менее единую совокупность знаний — эпистему. Со своей стороны, она реализуется в речевой практике современников как строго определенный языковой код — свод запретов и предписаний. Эта языковая норма якобы бессознательно предопределяет языковое поведение, а следовательно, и мышление отдельных индивидов данной исторической эры.

Так, эпистема у Фуко выступает как исторически конкретное «познавательное» поле, предопределяющее сознание собственного времени; иными словами, выступает как исторически конкретизированное коллективное бессознательное.

Господству этого исторического бессознательного Фуко противопоставляет деятельность «социально отверженных»: безумцев, больных, преступников и, конечно, первым делом, мыслителей и художников. С этим связана и мечта Фуко об идеальном интеллектуале, что, являясь аутсайдером по отношению к современной ему эпистеме, осуществляет ее деконструкцию, показывая на не сильный места — на недостатки общепринятой доводации, призванной укрепить власть господствующих традиций и авторитетов.

ИСТИННО-НАСТОЯЩЕЕ АБЪЕКЦИЯ, ИСТИННО-НАСТОЯЩЕЕ

ЙЕЛЬСКАЯ ШКОЛА ДЕКОНСТРУКТИВИЗМ

КОД

Франц., англ. code. Совокупность правил либо ограничений, обеспечивающих функционирование речевой деятельности естественного языка либо какой-либо знаковой совокупности: иными словами, код снабжает коммуникацию. Для этого он должен быть понятным для всех участников коммуникативного процесса и исходя из этого согласно общепринятой мнению носит конвенциональный характер. «Конвенциональная природа коммуникативных процессов, — считаетА. Е. Левин, — отнюдь не обязательно выражается эксплицитно; более того, конвенции, определяющие функционирование естественных языков, постоянно создаются имплицитно, «самоустанавливаясь» в множествах коммуникативных актов, и

[107]

только потом эксплицируются на метауровне лингвистического описания» (Левин:1974. с. 135). (кроме этого двойной код,текстовой анализ,постмодернизма код).

КОД ПОСТМОДЕРНИЗМА ПОСТМОДЕРНИЗМА КОД

КОЛЛАЖ

Франц. collage. Одна из характерных изюминок постмодернизма пребывает в том, что он деконструирует опору модернизма на «унифицирующий потенциал рудиментарных мета-повествований» и на уровне формы прибегает к эклектичности и дискретности. Из этого, по мнениюТ. Д’ана, коренное различие в применении техники коллажа в живописи модернизма и постмодернизма. Модернистский коллаж не смотря на то, что и составлен из изначально несопоставимых образов, однако неизменно объединен в некоторое целое всеохватывающим единообразием техники: он нарисован в одном и том же стиле одним и тем же материалом (маслом) и аранжирован как прекрасно уравновешенная и продуманная композиция. Модернистский коллаж передает зрителю чувство симультанности: он как бы видит одну и ту же вещь в один момент с различных точек зрения.

В постмодернистском коллаже, наоборот, разные фрагменты предметов, собранные на полотне, остаются неизменными, нетрансформированными в единое целое. Любой из них, считает исследователь, сохраняет собственную обособленность, что с особенной отчетливостью проявилось в литературном коллаже постмодернизма.

Пожалуй, самым показательным примером тому может служить роман американского писателяРеймонда Федермана «На Ваше усмотрение» (Federman:1976). Наименование романа диктует метод его прочтения: страницы не нумерованы и не сброшюрованы, и читатель волен прочитывать их в том порядке, в каком ему хочется. Кроме характерной для постмодернистов «жизни в цитатах» из Дерриды, Барта, Борхеса и из собственных собственных романов, и рвения, по выражениюШульте-Мидделиха, «стилизовать литературу под эрзац судьбы» (Intertextualitat:1985, с. 233) (ср. эпиграф к роману: «Все места и персонажи действия в данной книге настоящи: они сделаны из слов»). Федерман кроме того текст на некоторых страницах размещает по принципу Дерриды, дробя поле страницы крестом из фамилии французского философа. При всем ироническим отношении самого писателя к авторитетам деконструктивизма, Федерман не

[108]

мыслит собственный существование вне цитат из их произведений: фактически целый роман представляет собой ироническую полемику с современными деконструктивистскими концепциями и одновременно с этим признаниеих всесилия, сопровождаемое рассуждениями о тяжелости написания романа в этих условиях.

Завершнева Е. \


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: