История о перевоплощении

Я говорю о собственном личном переживании как о хорошем факте, не пробуя приложить к нему какую-нибудь теорию. В то время, в то время, когда происходили эти события (28 лет назад), я полностью ничего не знала о медиумических свойствах и, быть может, ни при каких обстоятельствах не слышала слова реинкарнация. Тогда мне было шестнадцать лет, и я была уже год замужем.

Чуть у меня появились подозрения, что я планирую стать матерью, как я стала смутно осознавать практически постоянное присутствие кого-то невидимого. Казалось, я интуитивно осознала, что моим невидимым спутником была дама, ненамного меня старше. Неспешно её присутствие начало ощущаться посильнее. Спустя три месяца по окончании того дня, в то время, когда она в первый раз разрешила мне почувствовать собственное существование, я имела возможность приобретать от неё продолжительные послания, продиктованные внутренним голосом. Она очень заботилась о моём здоровье и о моём благополучии по большому счету, и со временем я имела возможность слышать её голос, я имела наслаждение часами сказать с ней. Она сказала мне собственное имя, национальность и многие подробности собственной истории. Казалось, она горячо хотела, дабы я её знала и полюбила для неё самой, как она сказала. Она всегда пыталась сделаться видимой для меня, и наконец это ей удалось. Тогда она стала для меня такой же настоящей спутницей, как если бы у неё было тело. Мне достаточно было задернуть занавески, дабы притушить свет, и она сразу же делалась для меня видимой и слышимой.

За две либо 20 дней до рождения моего малыша она рассказала мне, что настоящей обстоятельством её присутствия было намерение занять новое тело, которое должно было появиться, дабы завершить собственное земное существование, окончившееся преждевременно. Соглашусь, я весьма смутно осознавала, что она имела в виду, и это меня очень обеспокоило.

В ночь перед рождением дочери я видела собственную спутницу последний раз. Она пришла ко мне и сообщила: Момент приближается, мужайтесь, и всё будет прекрасно. И вот у меня появилась дочь. Это был идеальный в миниатюре портрет духа, что был моей подругой. Она не имела никакого сходства с обеими семьями, к каким принадлежала, и первым замечанием всех, кто её видел, было: Но у неё вовсе не младенческое выражение, как словно бы ей двадцать лет.

К моему великому удивлению, пара лет спустя я случайно прочла в одной пожилой книге историю дамы по имени, которым назвался мой дух и чью историю он говорил как собственную. Отдельные подробности её жизни, поведанные ею, совпали с данной историей, за исключением нескольких интимных подробностей, которых никто второй вправду не имел возможности знать. Эти факты я хранила в глубоком секрете, по причине того, что, не смотря на то, что я и была молода, я сознавала, какой была бы реакция окружающих на подобную историю.

в один раз, в то время, когда моей дочери было 15 лет, кто-то в её присутствии сказал первое имя моей духовной подруги. Она скоро повернулась ко мне удивлённая и сообщила: Мама, так меня кликал отец? (Её папа погиб, в то время, когда ей был год). Я ответила: Нет, моя дорогая, этим именем тебя ни при каких обстоятельствах не называли. — Но я совершенно верно не забываю, что кто-то меня так именовал.

Напоследок мне хотелось бы добавить, что моя дочь весьма похожа на ту историческую личность, дух которой объявил, что будет обитать в новом теле.

Таковы факты. Я не даю им какого-либо объяснения: если они согласуются с какой-нибудь теорией, тем лучше для неё. Теория в большинстве случаев испытывает недостаток в том, дабы её подкрепляли факты. Факты же существуют независимо и не нуждаются ни в какой внешней помощи.

Госпожа д’Эсперанс, самая образованная среди большинства медиумов, по-видимому, сведуща не только в перевоплощении, но знакома и со многими вторыми сторонами теософического учения, в котором её наставлял один из её погибших друзей (как мы знаем по её книге В стране теней). Быть может, что самым любопытным местом данной книги есть момент, в то время, когда создатель, покинув собственное тело, имела символическое видение о собственной жизни. Это необыкновенное переживание открыло ей глаза на учение о перевоплощения и причинности эволюции и вынудило её с безотносительной ясностью постичь единство космоса, как бы туманно и несовершенно о нём ни говорили. По причине того, что следствие и причина взаимосвязаны. Вот что сообщил ей её духовный приятель довольно её жизненного пути: Это жизнь, которую Вы наметили, у Вас нет второй. Это эволюция, которую ей преподают, в то время, когда говорят о том, что это та же самая жизнь, всегда совершающая нескончаемые циклы, переходящая от одной формы к второй, обитающая в горах, песке, море, в каждой травинке, каждом дереве, всех формах и цветке животной судьбе, которая достигает собственной кульминационной точки в восприятии и размере человека.

По вопросу об инкарнации она подмечает: Я видела, что, получая человеческое тело, душа тем самым не достигает высшей точки земного совершенства, потому, что в развитии человека большое количество уровней. Пребывав в теле дикаря, она расширяет сферу собственного опыта и совершенствуется в новых условиях существования. В то время, когда эта область исчерпана, она делает новый ход. Так, мало-помалу продвигаясь вперёд, неизменно неспешно, душа начинается, и разложение тел, использованных душой, обосновывает лишь, что их миссия выполнена и что они осуществили цель, для которой использовались. Они возвращаются к своим изначальным элементам, дабы всегда являться средствами души, которая желает проявиться и взять нужное развитие

Глава 32

ЭДЕМ

Все религии утверждают, что эдем существует, и что счастье есть вознаграждением за прекрасно прожитую судьбу на земле. магометанство и Христианство говорят о нём как о вознаграждении, предназначенном Всевышним для тех, кто сумел ему понравиться, но большая часть вторых вер обрисовывают его, скорее, как нужное следствие добродетелей судьбы, совершенно верно так же как полагаем мы с позиций теософии. Но не смотря на то, что все религии единодушно обрисовывают эту радостную судьбу в самых сияющих красках, ни одной из них не удалось придать собственному описанию чувство действительности. Всё, что написано о небесной жизни, так отличается от того, что мы о ней знаем, что многие из описаний кажутся нам практически гротескными. Мы не решились бы сообщить это о тех преданиях, каковые нам привычны с детства, но не так долго осталось ждать почувствовали бы это, если бы нам стали читать подобные описания у народов, исповедующих другую религию. В буддийских и индусских книгах мы отыщем красноречивые описания нескончаемых садов с деревьями из золота, серебра, фрукты которых — разные драгоценные камни. Мы имели возможность бы улыбнуться, если бы не отыскали в памяти, что, в итоге, индусы и буддисты смогут отыскать у нас совсем подобные истории об улицах из золота и деревьями из жемчуга.

В действительности эти рассказы кажутся смехотворными, в случае если лишь их принимать практически, не отдавая себе отчёт в том, что любой создатель решает задачу со своей точки зрения и что все мы в этом деле терпим неудачу, потому, что великая действительность, скрытая за всем этим, совсем не поддаётся какому-либо описанию. Индийский автор, разумеется, видел такие красивые сады царей Индии, где в большинстве случаев употреблялись обрисованные им украшения. Иудейский автор не знал о таких вещах, но он жил в каком-нибудь прекрасном городе, вероятно Александрии; так его понятием о роскоши был город, но город, не похожий ни на один город почвы достатком собственных украшений и материалов. Итак, любой пробовал обрисовать истину через чур грандиозную чтобы её возможно было обрисовать словами, применяя привычные сравнения.

С давних времен люди познали великолепие рая и пробовали собственными жалкими средствами его обрисовать. Среди них имеется и теософы. Управления по теософии дают результаты некоторых таких поисков. Мы больше не говорим о серебре и золоте, о бриллиантах и рубинах, в то время, когда желаем дать представление о высшей степени изысканности либо форм и красоты цветов. Мы берём отечественные сравнения скорее из великолепия моря и неба, потому, что вычисляем их красоту более близкой к райской. Но те из нас, кто побывал в настоящем раю, прекрасно знают, что отечественные попытки обрисовать его так же неудачны, как и попытки восточных писателей, и что они не дают лучшего представления о действительности, выразить которую ни при каких обстоятельствах запрещено словами, но которую любой человек обязан в один раз заметить и познать сам.

Прекрасная действительность

Эдем — это не сон, это красивая действительность. Но чтобы иметь хоть мельчайшее представление о ней, нам нужно в первую очередь в корне поменять одно из отечественных представлений о эдем. Эдем — это не место, а состояние сознания. Если вы меня задаёте вопросы: Где эдем? — я могу лишь ответить, что он около вас кроме того сейчас, в том воздухе, которым вы дышите. Свет везде около нас, как сообщил Будда, вам необходимо лишь скинуть повязку со собственных глаз и взглянуть. Но это что может значить — скинуть повязку? Что она символизирует? Речь заходит просто о том, дабы поднять собственное сознание на более большой уровень, обучиться сосредоточивать сознание в более узком теле. Я уже писал о том, что это вероятно в астральном теле и что так людям случается заметить астральный мир. Необходимо лишь продвинуться ещё дальше, поднять сознание до ментального замысла, по причине того, что на этом уровне у человека кроме этого имеется тело и при помощи него он может принимать вибрации этого замысла, а следовательно, жить в сияющем великолепии рая, владея так же, как и прежде физическим телом, не смотря на то, что практически у него больше нет жажды возвращаться к последнему по окончании таких переживаний.

Простой человек достигает этого состояния блаженства лишь по окончании смерти, и за исключением весьма редких случаев, не сразу после неё. Я уже растолковывал, как по окончании смерти Эго неспешно прогрессирует. По сути дела вся астральная судьба имеется только процесс концентрации, и в то время, когда наступает момент, в который душа достигает границ этого замысла, она умирает для данной жизни совершенно верно так же, как она умирает для физической. В противном случае говоря, она сбрасывает тело этого замысла и покидает его, дабы перейти в судьбу более высокую и полную. Эта вторая смерть не сопровождается какой-то болью, страданием, и обыкновенный человек совсем не может осознать её природу. Он только ощущает, что медлено погружается в сладостный отдых, дабы проснуться в более высоком состоянии сознания. В полной мере быть может, что изучивший теософию поймёт, что достиг финиша астральной судьбе. Но он с восхищением будет приветствовать эту новую смерть, потому, что он знает, что перед ним откроется ещё более грандиозный мир. Как и по окончании физической смерти, тут имеется, в большинстве случаев, период бессознательного существования, от которого человек пробуждается неспешно. Пара лет назад я написал книгу называющиеся Дэвачанический замысел,* и в ней мне было нужно дать кое-какие описания того, что человеку предстоит по окончании астральной жизни, и классифицировать, как я имел возможность, разные подразделения данной красивой страны Света, приводя примеры, с которыми мы столкнулись на протяжении отечественных изучений в области небесной судьбе. Я постараюсь тут раскрыть проблему совсем с другой точки зрения; и отечественные читатели, желающие иметь все данные, смогут взять её из упомянутой выше книги.

__________
* В Российской Федерации издана называющиеся Ментальный замысел — прим. ред.

Царство мысли

Предварительно, для большей ясности, направляться заявить, что тут мы существуем на замысле Божественного Духа, в самом царстве духа, и что все мысли, каковые лишь смогут появиться у человека, существуют тут как живая действительность. Нас весьма стесняет привычка разглядывать материальные вещи как настоящие, а те, что не являются материальными, — как грезы и, следовательно, как нереальные. В действительности всё материальное скрыто в материи, так что его действительность значительно менее очевидна, значительно менее поддаётся познанию, если оно не рассматривается с более высокой точки зрения. Слыша, как говорят о мире мысли, мы сразу же воображаем себе мир нереальностей, складывающийся из того, что есть субстанцией, как говорит поэт. Постараемся понять, что, в то время, когда человек покидает собственное физическое тело и пробуждается в собственном сознании для астральной судьбы, его первым эмоцией не редкость реальности существования и ощущение полноты, что заставляет его думать: В первый раз я знаю, что означает жить; до сих пор я был не ведавшим этого узником. Тогда я, вычислявший себя таким активным и умным, был в действительности ничем не лучше гусеницы, ползающей по собственному листочку и не ведающей о том, что находится за ним. Сейчас же я, как бабочка, раскрыл собственные крылья и вступил в полную солнца жизнь. Но в то время, когда он покидает потом эту жизнь для более высокой, у него снова появляется совершенно верно такое же чувство, по причине того, что новая судьба, со своей стороны, по собственной полноте, интенсивности и своему размаху так превосходит астральную, что и в этом случае их сравнить нереально. Но существует ещё и вторая жизнь, если сравнивать с которой все прошлые кажутся только светом луны относительно сияния солнца. Но на данный момент думать об этом безтолку.

Многим думается абсурдным сказать, что царство мысли возможно настоящее физического мира: для таких всё должно оставаться по-ветхому , пока они не познают более высокую судьбу. Тогда они в один миг осознают то, что не было возможности бы выразить никакими словами, — время от времени не редкость достаточно мелкого упрочнения. Мы можем отыскать в памяти красноречивое описание (сделанное сэром Х. Дэви) результата от вдыхания закиси азота. Он говорит, что сперва он прекратил принимать внешние предметы; серии весьма живых и видимых образов скоро сменялись в его голове; они были связаны между собой словами, вызывая совсем новые представления. Я существовал, — говорит он, — в мире идей, связанных между собой и принявших новый вид. В то время, когда он пришёл в себя, он вскрикнул: Не существует ничего, не считая мыслей; вселенная складывается из впечатлений, идей, страданий и удовольствий!. Но это был только итог неясного воспоминания о переживаниях на астральном замысле, тогда как тут мы говорим о вещах, каковые через чур высоки чтобы их возможно себе представить.

Божественный дух

Итак, на этом замысле мы находимся в нескончаемой полноте собственного существования; он открыт каждой душе в той мере, в какой она хороша его принять. Человек, совершив предписанную ему эволюцию, реализовав божественную искру, которая была заложена в нем, может достигнуть и охватить это великолепие во всей его полноте. Но так как никто из нас ещё не пришел к этому, мы поднимаемся к совершенству только весьма медлительно, и исходя из этого никто ещё не может познать это состояние в его полноте. Но любой знает о нём лишь то, что разрешают ему знать его прошлые упрочнения. Различные люди владеют различными свойствами, как говорят на Востоке, любой приносит собственную чашу; имеется громадные и малые чаши, но любая чаша, громадная либо малая, наполнена до краев; океан блаженства содержит значительно больше, чем было бы нужно для всех.

Во всех религиях говорится об этом небесном блаженстве, но немногие из них с точностью и достаточной ясностью излагают главную его идею, которая только одна рационально растолковывает, из-за чего это счастье вероятно в равной степени для всех. Практически любой из нас формирует собственный личный эдем, делая собственный выбор из вечной сокровищницы мысли самого Всевышнего. Человек сам формирует причинную сообщение и исходя из этого приобретает в точности то, что ему причитается. В этом небесном мире каждое существо, как раз потому, что оно имеет сознание, не имеет возможности не познать самые высокие духовные эйфории, какие конкретно оно лишь способно ощущать; в нашем мире его рвения ограничены только его свойством хотеть.

9 Немыслимых ПРИМЕРОВ УТРАТЫ ВЕСА. ДО и По окончании!


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: