Из предисловия г.бенджамина перед первым изданием

Глава I. ЗРЕНИЕ БЕЗ ОЧКОВ

• Из предисловия Г. Бенджамина перед первым изданием
• Ведение
• Как устроен и как действует глаз
• Из-за чего очки вредны
• Естественное лечение
Обстоятельства нарушения зрения
Лечение нарушений зрения
• Глаза и релаксация
• Солнечный свет
• Холодная вода
• Ассистенты зрения
• воображение и Память
• Центральная фиксация
• Чтение
• Упражнения для шеи и мышц глаза
• Оздоровительные упражнения для шеи
• Диета
• Как организовать лечение
• Близорукость
• Дальнозоркость
• Старческая дальнозоркость

Более полувека назад вышла в свет книга Гарри Бенджамина Хорошее зрение без очков. Книга сразу же стала популярной. С того времени она неоднократно переиздавалась, была переведена на пара языков. До сих пор ее ищут читатели.
Дело в том, что создатель книги, пережив еще в юности кошмар угрожающей слепоты, кинул вызов судьбе: он не только не смирился с решением суда докторов, но и создал собственную уникальную совокупность улучшения зрения. Прошло некое время — и он снял очки совсем.
Само собой разумеется, его совокупность показалась не на безлюдном месте и не просто так. Это итог усердного труда, обобщений множества методик, научных работ и рекомендаций, а основное — собственного опыта. И не только собственного, но и опыта выздоровления сотен, а позже и тысяч людей, вынужденных носить очки.
И кто может на данный момент подсчитать, какое количество читателям помогла эта книга? Но время идет…
Возможно лишь почтительно склонить головы перед современными докторами — офтальмологами. Их успехи в лечении глазных заболеваний огромны. Оборудование клиник возможно сравнить разве что с космическими судами по сложности и количеству устройств. И все же…
Все же почему-то не исчезает, а иногда и растет интерес к разным нетрадиционным способам лечения недугов, а отечественные неуклонно растущие знания не мешают доверчиво относиться к рекомендациям целителей, у которых нет в арсенале сложных устройств. Из-за чего?
Несложен вопрос, да непрост ответ. Так же, как и прежде немудрящие наставления Г. Бенджамина завлекают читателей убеждённостью и конкретностью, верой в успех и доброжелательностью.
Строгие (а иногда и крайне осторожные) медики категорически не приемлют самолечения таких заболеваний, как катаракта либо глаукома, справедливо упрекая автора в легкомыслии, а читателей в наивности. Очевидно, тут нет предмета спора: сложные случаи нужно дать медикам, но возможно ли пренебречь сильнейшим целительным причиной при любом заболевании — верой в достижение поставленной цеди?
Вот сейчас — пара слов об данной главе. Она содержит все советы Г. Бенджамина, она передаёт читателя желанием и оптимизмом сразу же начать заниматься по предлагаемой совокупности, она призывает к настойчивости и терпению, она убеждает, что у приверженцев естественных способов лечения просто не может не быть удач!
И все-таки текст ее не сходится с тем текстом, что был опубликован более пятидесяти лет назад, время не имело возможности не внести собственные коррективы, кое-какие утраты стали неизбежны, но сокращения должны принести читателю больше пользы, чем вреда.
А в пользу данной книги не поверить легко нереально! Удач вам и хорошего здоровья!

ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ Г.БЕНДЖАМИНА ПЕРЕД ПЕРВЫМ ИЗДАНИЕМ

Ничто так не убеждает, как персональный опыт, и я пологаю, что читателям будет увлекателен краткий очерк моей жизни. В нем без попытки как-либо приукрасить события изложено, как я практически попал в равнину теней слепоты и был спасен посредством способов, о которых поведано в книге.
Мой личный успех в преодолении страшного бессилия, с которым я столкнулся, обязан вселить во всех страдающих от недостатков зрения надежду на получение настоящей пользы от этих революционных способов тренировки зрения.
Я не могу сообщить, вправду я появился близоруким либо нет, но, по крайней мере, в самый первый сутки, в то время, когда я отправился в школу — в возрасте 4 лет, — обнаружилось, что у меня нехорошее зрение, и моей матери дали совет продемонстрировать меня доктору.
Меня повели в офтальмологическую поликлинику и по окончании обследования поняли, что у меня сильная близорукость. Мне выписали очки 10 диоптрий, и, так, в возрасте пяти лет я начал носить очки.
Я иногда посещал доктора, дабы проверить, как прогрессируют мои глаза, и каждые два либо три года был должен поменять очки на более сильные, , пока в возрасте четырнадцати лет не стал носить очки 14 диоптрий.
Я учился и в очках видел достаточно прекрасно, дабы делать школьные работы. В финише-финишей я окончил школу и поступил на работу.
В то время, когда мне было семнадцать лет, наступил кризис. Я привык обучаться большое количество (у меня были честолюбивые планы), но неожиданно у меня случилось кровоизлияние в левом глазу. В то же самое время мое здоровье ухудшилось, у меня увеличились гланды, были удалены миндалины.
В поликлинике поняли, что мое зрение очень сильно ухудшилось, и я был на 6 месяцев отпущен от работы, дабы дать глазам отдых. Сейчас мне прописали очки 18 диоптрий — на 4 диоптрии посильнее, чем раньше.
Я проходил в этих очках всю войну, трудился в разных правительственных учреждениях. Но мне дали совет покинуть и канцелярскую работу, поскольку существовала настоящая опасность совсем утратить зрение. Данный совет дал мне один эксперт.
В соответствии с его предложением я начал искать какое-нибудь подходящее занятие, не связанное с канцелярской работой, но смог отыскать только одно — место коммивояжера.
Итак, я стал коммивояжером. Я сделал одну либо две попытки , но, к счастью, скоро отыскал предпринимателя что осознал меня и симпатизировал мне. Он разрешил мне продолжать учебу по философии, психологии и политическим наукам (каковые интересовали меня более всего) до некоей степени в ущерб главной деятельности.
Каждый год я показывался доктору, и он год за годом давал мне осознать, что мое зрение делается все хуже и хуже, , пока в возрасте двадцати шести лет я не взял самые сильные очки, какие конкретно мне возможно было носить: 20 диоптрий. Одновременно с этим он в полной мере определенно сообщил мне, что больше ничего не сможет сделать для меня, что мне необходимо отказаться всецело от чтения — моей самой громадной эйфории — и что я должен быть весьма осмотрительным, дабы сетчатка глаза не отслоилась благодаря неожиданного напряжения.
Утешительный решение суда, не правда ли? Но я делал то, что и делал. Я колесил по всей стране, останавливался в лучших отелях и получал определенных удач в собственной деятельности, но идея о том, что остаток судьбы нужно будет провести без книг и в опасности полной слепоты, повергала меня в уныние.
Я кроме этого продолжал каждый год посещать доктора и утешаться его заключениями о собственном состоянии, пока в возрасте двадцати восьми лет не почувствовал, что мои глаза больше не выдерживают. Мое зрение быстро ухудшилось: было тяжело что-либо просматривать либо писать, не обращая внимания на то, что я носил сильнейшие очки.
У меня начинала болеть голова при мельчайшей попытке посмотреть на что-либо вблизи, и я осознал, что что-то следует сделать, но что? Доктор не имел возможности мне оказать помощь, он уже сказал мне это.
Я решил кинуть работу, которая приносила мне в полной мере приличный доход, и поселиться в деревне. И это было именно в то время, в то время, когда произошло чудо. Мой дорогой друг разрешил почитать мне книгу, либо, правильнее, он мне ее прочёл, поскольку сам я уже не имел возможности просматривать. Она именовалась Хорошее зрение без очков, автором был врач В. X. Бейтс из Нью-Йорка.
Брат моего приятеля испробовал способ Бейтса и улучшил зрение сильно, так мне, по крайней мере, сообщили. Я забрал эту книгу к себе, мой брат прочёл ее мне, и я сразу же осознал, что взор врача Бейтса на обстоятельство нехорошего зрения и способ его лечения был верным. Я почувствовал это инстинктивно Я имел возможность заметить, что доктор из той поликлиники, куда я прежде обращался, и множество окулистов и офтальмологов, каковые снабжают мир очками, были неправы, а врач Бейтс прав.
Очки ни при каких обстоятельствах не вылечат нехорошее зрение: они приносят глазам лишь вред, пока их носишь, нет никакой возможности когда-либо вернуть обычное зрение. Все, что необходимо было сделать, так это снять срочно очки и дать глазам возможность делать то, что они постоянно делали, в частности -наблюдать. Как раз то, что очки и не разрешали им делать. И я начал учить собственные глаза видеть заново.
Представьте, что я ощущал, в то время, когда в первый раз снял очки! Я чуть имел возможность видеть что-либо, но пара дней спустя мне стало лучше, и за маленькое время я в полной мере приспособился. Само собой разумеется, я еще не имел возможности просматривать (дабы достигнуть данной ступени, пригодилось более года), это произошло лишь по окончании того, как я связался с доктором, практикующим по способу Бейтса.
Пара месяцев я прожил в вегетарианском доме в Котсволдсе. Тогда я был вегетарианцем в течение некоего времени. Но зрение, не смотря на то, что и улучшилось, в то время, когда я в первый раз начал заниматься по способу Бейтса, потом улучшаться не хотело.
Встретив этого молодого человека, я решил съездить к нему в Кардифф и продолжить лечение под его наблюдением. Он в тот же час посадил меня на разумную натуропатическую диету — фрукты, салаты и т.д.-и деятельно взялся за меня. Через пара дней мои глаза стали видеть лучше, а спустя семь дней уже я смог прочесть пара слов. По окончании 20 дней я уже имел возможность просматривать — весьма медлительно и мучительно — собственную первую книгу без очков.
Вот уже полтора года я обхожусь без очков и могу просматривать и писать в полной мере прекрасно. Мое общее состояние и здоровье вечно лучше, чем было, и я с наслаждением могу заявить, что посредством и по совету моего приятеля — доктора, практикующего по способу Бейтса, я собирался открыть практику по натуропатии.
Я напряженно изучал практику и теорию натуропатии и прошел полный курс обучения у одного известного английского натуропата.
С того времени я практикую натуральные способы лечения глаз.
Какой контраст если сравнивать с тем, что было три года назад! Какой успех натуропатических способов лечения!
Гарри Бенджамин, Лондон, 1929.

ВВЕДЕНИЕ

Нехорошее зрение сейчас более распространено, чем раньше. Такое положение обусловлено, в основном, усиливающейся зависимостью от неестественного света и обширно распространенной привычкой наблюдать телевизор.
И, поскольку обстановка скорее ухудшится, чем улучшится, разумно высказать предположение, что число людей с недостатками зрения будет расти с намного большей скоростью.
Проблему пробовали решить посредством очков, но это неестественное лекарство не может остановить растущую угрозу здоровью человечества, это решение есть полумерой. В действительности, никто те сохраняет надежду вылечить нехорошее зрение посредством очков. Самое большее, что они смогут сделать — это хоть как-то уменьшить неудобство.
Многие люди согласятся, что очки портят вид, помимо этого, постоянно существует опасность разбить их и пораниться; очки не разрешают многим людям заниматься спортом и т. д. И все-таки, не обращая внимания на все это, очки считаются, непременно, одним из величайших достижений цивилизации. Легко понять такую высокую оценку очков: без них миллионы людей не смогут делать то, что они делают.
Но это все по причине того, что люди привыкли думать, что недостатки зрения летальны и единственным вероятным средством являются очки. Вера в необходимость и ценность очков прочно укоренилась в сознании людей. Она основана на предположении, что большая часть недостатков зрения происходит из-за необратимых трансформаций в форме глаза и, следовательно, все, что возможно сделать — это уменьшить существующее состояние подбором соответствующих линз.
Изучения врача Бейтса из Нью-Йорка, длившиеся тридцать лет, разрешили по-новому разглядывать обстоятельства и способы лечения недостатков зрения. Как выяснилось, недостатки зрения большей частью происходят не из-за необратимых трансформаций формы глаза, а только из-за функциональных расстройств, каковые как правило возможно преодолеть несложными, естественными способами лечения, без ношения очков.

Bad Joke Telling VALENTINE’S DAY Edition! | Liane V Don Benjamin


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: