Явные и латентные функции

Все социологические явления смогут подвергаться — а многие из них и были подвергнуты — функциональному анализу. Главное требование пребывает в том, дабы объект анализа воображал стандартизованное (т. е. типизированное, повторяющееся) явление, такое, как социальные роли, институционные типы, социальные процессы, культурные стандарты, эмоциональные реакции, выраженные в соответствии с нормами данной культуры, социальные нормы, групповые организации, социальные структуры, средства социального контроля и т. д. (…)

Функции — это те замечаемые последствия, каковые содействуют адаптации либо приспособлению данной совокупности.

Дисфункции — это те замечаемые последствия, каковые уменьшают приспособление либо адаптацию совокупности. Существует кроме этого эмпирическая возможность нефункциональных последствий, каковые легко равнодушны для разглядываемой совокупности.

В любой этот момент явление может иметь как функциональные, так и дисфункциональные последствия. Это ставит перед нами тяжёлую и серьёзную проблему развития правил определения чистого итогового баланса совокупности последствий (это, само собой разумеется, в особенности принципиально важно при применении функционального анализа для направления, проведения и формирования политики).

Вторая неприятность, появляющаяся при неточном потреблении функций и понятия мотивов, требует от нас введения понятийного разграничения между случаями, в которых субъективные цели совпадают с объективными последствиями, и случаями, в то время, когда они расходятся.

Явные функции — это те объективные последствия, каковые вносят собственный вклад в регулирование либо приспособление совокупности и каковые входили в намерения и осознавались участниками совокупности.

Латентные функции, соответственно, те объективные последствия, каковые не входили в измерения и не были поняты. (…)

Различение между явными и скрытыми функциями направляет внимание на теоретически плодотворные области изучения. (…) Это различение направляет внимание социолога именно на те области поведения, верований и мнений, в которых он может самый плодотворно приложить собственные навыки и специфические знания. Потому что какова задача социолога, в то время, когда он ограничивает себя изучением явных функций? В значительной мере он имеет дело с определением того, достигает ли практика, предназначенная для определенной цели, эту цель. Он исследует, к примеру, достигает ли новая совокупность оплаты собственной цели — уменьшения текучести рабочей силы либо цели повышения производства. Либо же он поставит вопрос, достигла ли агитационная кампания поставленной цели: повышения «готовности сражаться», «готовности брать армейские займы» либо же повышения «терпимости к вторым этническим группам». Само собой разумеется, все это ответственные и сложные типы изучения. Но пока социологи ограничивают себя изучением явных функций, задача их изучения определяется для них скорее практиками (будь то капитаны индустрии, фавориты профсоюзов либо, предположим, вождь племени навахо, сейчас это несущественно), чем теоретическими проблемами, составляющими сущность социологии. (…) Его оценки и анализ ограничены вопросом, поставленным перед ним нетеоретиком, человеком дела, к примеру, возьмём ли мы такие-то и такие-то результаты от введения новой совокупности оплаты. Но вооруженный понятием скрытой функции, социолог направляет собственный изучение как раз в ту область, которая есть самый дающей слово для теоретического развития социологии. Он разглядывает узнаваемый (либо планируемый) вид социальной практики, дабы установить его скрытые, неосознаваемые функции (само собой разумеется, так же как и явные функции). Он разглядывает, скажем, отдаленные последствия … некоей агитационной кампании не только для реализации поставленной перед ней цели повышения патриотического пыла, но и для ее влияния на свободу выражения точек зрения людьми в том случае, в то время, когда они расходятся с официальной политикой, и т. д. Меньше, мы полагаем, что своеобразный интеллектуальный вклад социолога состоит в первую очередь в изучении непреднамеренных последствий (к каким относятся скрытые функции) социальной практики, так же как и в изучении ожидаемых последствий (среди которых находятся явные функции).

Изучение фирм Уэстерн Электрик в Хауторне.

Как известно, на ранних стадиях данного изучения рассматривалась неприятность зависимости «производительности труда рабочих от освещенности». В течение двух с половиной лет в центре внимания стояла следующая неприятность: воздействуют ли трансформации освещенности на производительность труда? Начальные результаты показывали, что в достаточно широких пределах не существует однозначного отношения между производительностью и освещённостью. Производительность возрастала как в экспериментальной группе, где возрастала (либо уменьшалась) освещенность, так и в контрольной группе, где освещенность не изменялась. Меньше, исследователи ограничили собственные изыскания лишь областью явных функций. То событие, что они не учитывали понятия латентной социальной функции, стало причиной тому, что первоначально они не обращали внимания на социальные следствия данного опыта для взаимоотношений между участниками контролируемой и контрольной группы, либо же для взаимоотношений, складывающихся между представителями администрации и рабочими в помещениях, где производились изучения. Иными словами, у исследователей данного вопроса отсутствовала своеобразны социологическая координатная совокупность и они выступали легко как «инженеры» (совершенно верно так же как если бы несколько метеорологов изучила «влияния» церемониала хопи на выпадение дождя).

И лишь по окончании долгого проведения изучений экспериментаторам пришла в голову идея изучить действие новой «экспериментальной обстановке» на самовосприятия и самооценки рабочих, участвующих в опыте, на отношения, складывающиеся между участниками данной группы, на единство и солидарность данной группы. (…) Лишь по окончании долгой серии опытов, каковые всецело игнорировали латентные социальные функции опыта (как некоей преднамеренно созданной социальной ситуации), была введена своеобразны социологическая совокупность отсчета. «Познание этого события,— пишут авторы,— стало причиной тому, что изучение поменяло собственный темперамент. Исследователи больше не стремились установить, к каким последствиям приводит изменение отдельных переменных. Вместо понятия контролируемого опыта они ввели понятие социальной обстановке, которая должна быть обрисована и осознана как совокупность взаимозависимых элементов». С этого момента, как на данный момент известно, изучение выяснилось нацеленным в очень большой степени на выискивание скрытых функций тех стандартизированных совокупностей поведения, каковые бытовали среди рабочих, на обнаружение неформальных организаций, появлявшихся в их среде, на обнаружение игр рабочих, организованных «умными администраторами», и на организацию советов с рабочими, их интервьюирование и т. д. Новая концептуальная схема всецело поменяла типы и характер данных, собираемых в последующих изучениях.

Мертон, Р. Явные и латентные функции / Р. Мертон // Американская социологическая идея. — М., 1994.

Вопросы

1. Какого именно рода явления смогут подвергаться функциональному анализу?

2. Чем обусловлена необходимость изучения скрытых функций социальных явлений?

3. В чем сущность открытий, сделанных в Хауторнском опыте?

4. Приведите примеры явных и латентных функций из мира спорта.

НАСТРОЙКИ iPhone, Каковые ТЫ ОБЯЗАН ПОМЕНЯТЬ


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: