Эксперимент реальный и мысленный

Мысленный опыт

Stanford Encyclopedia of Philosophy
James Robert Brown

Мысленный опыт — это средство изучения природы при помощи воображения. Достаточно отыскать в памяти пара известных мысленных опытов, дабы встретиться с ними важность и огромное влияние для науки: демон Максвелла, лифт Эйнштейна, Гамма микроскоп Гейзенберга, кот Шредингера.

Ещё в семнадцатом веке мысленный опыт использовали такие блестящие умы, как Галилей, Декарт, Лейбниц и Ньютон. Создание квантовой теории и механики относительности в наши дни было бы немыслимо без применения мысленных опытов. Эйнштейн и Галилей, возможно, были самыми известными мысленными экспериментаторами, но они не первенствовали . Мысленный опыт использовался и в средние века и в древние времена.

Один из самые красивых ранних мысленных опытов (Лукреций, De Rerum Natura ) пробовал доказать, что пространство вечно. В случае если имеется граница Вселенной, то мы можем выстрелить в неё из лука. В случае если стрела пролетит полностью, то это по большому счету не граница. В случае если стрела отскочит назад, как от стенки, то у данной космической стенки должна быть вторая сторона, и, значит, что-то должно быть за предполагаемым краем пространства. И в том и другом случае граница вселенной не достигается. Следовательно, пространство вечно.

Данный пример прекрасно иллюстрирует многие неспециализированные изюминки мысленного опыта. Мы мним некую обстановку; делаем действия; видим, что получается. Данный пример кроме этого показывает возможность неверного вывода. В этом случае мы уже знаем, что пространство возможно неограниченным и конечным.

Довольно часто настоящий аналог мысленного опыта неосуществим по физическим, техническим либо несложным практическим обстоятельствам. Но эти условия не мешают проведению мысленного опыта. Основное в том, что мы, думается, способны пробраться в тайны природы при помощи одной лишь мысли. Вот это и воображает интерес для философии. Возможно ли определить что-то (очевидно) новое о природе без новых эмпирических данных?

Эрнст Мах (думается, именно он начал применять термин Gedankenexperiment ) приводит занимательное эмпирическое рассуждение в собственной хорошей Науке Механики. Он говорит, что мы владеем громадным запасом взятых из опыта инстинктивных знаний. Они совсем не обязательно должны быть светло сформулированы, но они фактически используются в подходящей обстановке.

Рис.1a

Рис.1b

Один из его любимых примеров придумал Simon Stevin.

Рис.1aЕсли перевесить цепь через ребро несимметричной двойной наклонной плоскости без трения, как на рис.1a, то в какую сторону она соскользнёт? В мыслях добавьте пара звеньев цепи как на рис.1b.

Рис.1bТеперь всё разумеется. Сначала цепь пребывала в статическом равновесии. В противном случае, мы взяли бы вечный двигатель, но, в соответствии с нашим основанным на опыте инстинктивным знанием, говорит Мах, это нереально.

Согласно точки зрения Томаса Куна, прекрасно убеждающий мысленный опыт может привести к кризису либо, по крайней мере, к обнаружению несогласованности в царствующей теории, и, так, внести вклад в смену парадигмы. Итак, мысленный опыт способен научить нас чему-то новому о мире, даже в том случае, если мы не используем новых данных, помогая нам более рационально перестроить отечественные представления о мире.

Сейчас интерес к мысленному опыту заметно увеличился. Brown и Norton воображают предельные позиции от платоновского рационализма до хорошего эмпиризма, соответственно. Norton говорит, что любой мысленный опыт — это настоящий (вероятно неявный) довод; он исходит из опыта и применяет логические либо индуктивные правила вывода результата. Красивые подробности любого мысленного опыта, делающие его похожим на настоящий опыт, смогут быть психологически нужными, но они, строго говоря, излишни. Итак, говорит Norton, мы ни при каких обстоятельствах не выходим за рамки эмпирических предпосылок, против чего не стал бы возражать ни один эмпирик.

Brown придерживается второй позиции. В некоторых особенных случаях мы однако отбрасываем ветхие эти, для получения новых априорные знания о природе. Галилей продемонстрировал, что все тела падают с однообразной скоростью при помощи блестящего мысленного опыта, что стало причиной крушению царствующих в то время Аристотелевских взоров. Они заключались в том, что тяжелые тела падают стремительнее, чем лёгкие (Т Л).

Рис.2

Но разглядите Рис.2, на котором тяжелое пушечное ядро Ти легкая мушкетная пуля Лсоединены совместно и образуют новый более серьёзный предмет Т+Л. Он обязан падать стремительнее, чем пушечное ядро. Но он же обязан падать медленнее, чем пушечное ядро, поскольку лёгкая мушкетная пуля обязана тормозить перемещение тяжёлого ядра. Мы взяли несоответствие: Т + Л Ти Т Т + Л. Это и финиш теории Аристотеля, и верный очевидный вывод: все они падают с однообразной скоростьюТ = Л = Т + Л.

Говорят, что это априорные (придуманные, соответственно ненадёжные) знания о природе, поскольку не употреблялись никакие новые эти, не было сделано логического вывода из ветхих данных, и они не являются чисто логической истиной. Такое познание мысленного опыта начинается потом путём привязывания априорной эпистемологии к прошлым представлениям о законах природы как связях между существующими абстрактными сущностями. Данный в полной мере платоновский взор не через чур далёк от платоновского подхода к математике, что отстаивается и Гёделем.

Два представленных тут взора имели возможность бы расположиться на противоположных финишах спектра позиций, с которых рассматривается мысленный опыт. Имеется успешные новые другие взоры, к примеру, Sorensen в духе Маха уверен в том, что мысленный опыт — это предельный случай простого опыта; он способен достигнуть собственной цели без фактического исполнения. В собственной книге Sorensen обсуждает мысленный опыт в философии разума, в этике и других разделах философии и науки. Имеется и другие перспективные идеи. Gooding очень подчеркивает похожесть разработок в мысленном и настоящем опытах. Miscevic и направляться связывают мысленный опыт с ментальными моделями. Horowitz и Massey (1991) также имеют пара перспективных работ на эту тему.

8. Каково принципиальное отличие мысленного опыта от настоящего опыта?

Опыт настоящий и мысленный

фальсификация и Верификация догадок на базе получения эмпирических аргументов разрешает ввести таковой критерий различения, как мысленные и реализованные опыты. Фальсификация, т.е. отвержение догадки как неверной, не соответствующей эмпирическим закономерностям, возможно обоснована как реально проводимыми изучениями, так и методом содержательно-логических аргументов при интерпретации ожидаемых зависимостей. Применение содержательных и логических аргументов, но, не делает догадку эмпирически опробованной. Верификация, т.е. принятие догадки как соответствующей действительности, тем более вероятно лишь на базе получения эмпирических данных в пользу предполагаемой зависимости. Но не все догадки переводятся на уровень эмпирически опробованных. Одни из них не проверяются эмпирически именно на базе содержательных обоснований (не любая догадка заслуживает экспериментальной проверки), другие не смогут быть проверены в силу отсутствия операциональных (методических) средств на данном этапе научного знания, третьи требуют особого обоснования сперва на уровне мысленного экспериментирования, дабы перейти после этого к построению опытов настоящих.

Опыт, проводимый для получения эмпирических аргументы в пользу либо против предполагаемого в содержательной догадке понимания психотерапевтической закономерности, именуют настоящим, либо реализованным. Ему противопоставляется мысленный опыт, что разрешает предполагать получение тех либо иных данных при управляемых экспериментальных действиях, но эти предположения не реализуются в предметной деятельности исследователя. В отличие от планируемого опыта, в то время, когда лишь с последующим этапом его реализации связывается ответ об установленной эмпирической закономерности, мысленный опыт направлен на обоснование определенного ответа о механизмах и виде предполагаемой закономерной связи между НП и ЗП. В мысленном опыте предполагается реализация определенного пути к выводам об устанавливаемой зависимости, тогда как в реализуемом опыте этих дорог остается как минимум три и выбор из них обусловлен принятием ответа об экспериментальном факте. На основании этого решения возможно отвергнута – фальсифицирована – экспериментальная догадка, контргипотеза либо они совместно (в то время, когда эти не разрешают сделать выбор между ними и предполагают поиск третьей догадки).

Связи содержательного и формального планирования для введенных типов – мысленных и настоящих – опытов являются неспециализированными во всех тех контекстах, каковые не учитывают неприятности контроля смешений переменных. Преимущество мысленных опытов – возможность предполагать установление зависимости в отстутствие смешений. В реализуемых опытах нельзя обойтись предположением об отсутствии смешений, а нужно обеспечить их настоящий контроль, дабы иметь возможность учесть их влияние на полученные экспериментальные эффекты. В мысленных опытах возможно предположить каждые совершенные условия и в мыслях моделировать изучаемые базовые процессы в произвольных показателях их проявлений, даже в том случае, если нет до тех пор пока настоящих методик для операционализации переменных. При оценке психотерапевтической догадки с позиций подразумеваемых в мысленном опыте результаты не наблюдаются необходимости соотносить итог действия НП с оценкой внутренней и операциональной валидности опыта (последние максимально хороши, не смотря на то, что, возможно, и неправдоподобны с позиций возможностей успехи их в экспериментальной модели).

Задание:

1. Обрисуйте самый распространенные общенаучные и частнонаучные способы, применяемые в педагогической науке

методы исследования и Общенаучные подходы, каковые как бы выступают в качестве необычной «промежуточной методике» между философией и фундаментальными теоретико-методологическими положениями особых наук. К общенаучным понятиям значительно чаще относят такие понятия, как «информация», «модель», «структура», «функция», «совокупность», «элемент», «оптимальность» и др.

Характерными чертами общенаучных понятий являются, во-первых, «сплавленность» в их содержании отдельных особенностей, показателей, понятий философских частных категорий и ряда наук, Во-вторых, возможность (в отличие от последних) формализации, уточнения средствами математической теории, символической логики.

В случае если философские категории воплощают в себе предельно вероятную степень общности – конкретно-общее, то для общенаучных понятий свойственно большей частью абстрактно-неспециализированное (однообразное), что и разрешает выразить их абстрактно-формальными средствами.

На базе общенаучных концепций и понятий формулируются принципы познания и соответствующие методы, каковые и снабжают оптимальное взаимодействие и связь философии со специально-научным его методами и знанием. К числу общенаучных подходов и принципов относятся системно-личностный и структурно-функциональный, кибернетический, вероятностный, моделирование, формализация и ряд других.

Частнонаучные способы (особые способы конкретных наук, отражающие специфику предмета каждой науки) – совокупность способов, правил познания, процедур и исследовательских приёмов, используемых в той либо другой науке. Это способы механики, физики, химии, биологии и социально-гуманитарных наук. Способы социально-педагогического изучения, о которых потом будет идти обращение, относятся к частнонаучным способам.

Потому, что социальная педагогика – это относительно юная отрасль педагогической науки, ей еще предстоит выработать собственные своеобразные способы изучения. На данном этапе развития данной науки она применяет как общенаучные способы изучения, так и способы наук, весьма родных ей по предмету изучения, в первую очередь педагогические, психотерапевтические и социологические.

2 Создайте пример мысленного опыта в педагогической науке

Организация подготовки к ОГЭ по химии: мысленный и настоящий опыт


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: