К вопросу о жанровом разнообразии в современной литературе

Большие прозаические формы в конце прошлого века ушли с сцены художественной прозы.

В первую очередь это испытал на себе жанр романа. Модификации его жанровых трансформаций демонстрировали процесс «свертывания», уступая место малым жанрам с их открытостью к разным видам формотворчества. В случае если сказать о жанровых формах – происходит размывание хороших форм (исторический роман, приключенческий роман, повесть и т. д.) Появляются и пользуются успехом синтетические жанры:

Роман-сказка, повесть-эссе, роман-мистерия, роман-житие («Дурочка» Светланы Василенко, «Юродивая» Елены Крюковой, «Лавр» Евгения Водолазкина), роман-хроника, роман-притча, роман-небылица («Цветочный крест» Елены Колядиной), роман-комментарий (Е. Попов «Настоящая история зеленых музыкантов), роман-музей (А. Битов, «Пушкинский дом»).

Примером для того чтобы синтетического жанра может являться философская сказка «удавы и Кролики» Фазиля Искандера. В этом произведении причудливо переплелись басня, средневековая сатира, анекдот, анекдот, сказка, притча, антиутопия.

Антиутопия

Особенное место в жанровом формотворчестве занимает антиутопия. Данный жанр стал необычным откликом человека на давление нового порядка. Антиутопия, в большинстве случаев, делается ведущим жанром именно на сломе времен, в переходную эру. Все события происходят по окончании переворота, войны, революции, трагедии и в каком-то определенном, ограниченном от остального мира месте. В антиутопии мир дан изнутри через эмоции одного человека, серьёзным делается конфликт тоталитарного государства и личности. Рвение храбреца нарушить, сломать, восстать, обычен для антиутопии.
Разговор о будущем, которое пугает, начали еще в 1920 годы. Евгений Замятин с памфлетом «Мы» и Михаил Булгаков с пьесой «Багряный остров». В советскую эру история развития этого жанра была насильственно прервана. Возродился он в эру перестройки. Александру Кабакову славу принесла повесть «Невозвращенец» о военно-фашистском перевороте в Москве. После этого на эту тему стали писать писатели-фантасты. Интерес читателей позвал роман-трагедия, роман – предостережение Аркадий и Борис Стругацких «Обитаемый остров».

Сейчас антиутопии опять входят в моду и их пишут не только писатели-фантасты, но и писатели-реалисты. Дмитрий Быков «ЖД», Ольга Славникова «2017», Василий Аксенов «Остров Крым», Владимир Маканин «Лаз», «Андеграунд». Жанр антиутопии возможно и средством сатирического изображения действительности. хорошим примером аналогичной антиутопии помогает роман Владимира Войновича «Москва 2042». Романы-антиутопии пишут и постмодернисты – Владимир Сорокин («Сутки опричника»), Виктор Пелевин («Empire V»), Татьяна Толстая («Кысь»).
В этом жанре трудится и автор Дмитрий Глуховский.

Антиутопия оказала и оказывает влияние на формирование особенного типа художественного мышления, типа высказывания по принципу «фотонегатива».

Особенность этого феномена (назовем его антиутопическое сознание) содержится в способности к разрушению привычных шаблонов восприятия окружающей судьбе на всех уровнях – философии, истории, национального менталитета.

Творчество русских писателей финиша ХХ века, отражающих названные выше тенденции, подтверждает актуальность и значимость обращения к антиутопии как виду творчества. Как раз в его рамках произошло зафиксировать антиутопическое безнадёжное сознание, определяющее поведение человека Сейчас.

Делается привычным разрушительный взор на мир и сопровождающая его ирония, самоирония, гротеск, вздор, отстранение, апелляция к подсознательному. В воздухе времени растворено Маргариты «Булгакова и влияние» Мастера, Ионеско, Беккета, Босха, Кафки. В 1920-е годы Е. Замятин, один из зачинателей русской антиутопии, давал слово, что литература в ХХ столетии придет к сочетанию фантастического с бытом и станет той дьявольской смесью, секрет которой так прекрасно знал Иероним Босх. Литература финиша столетия превзошла все ожидания Мастера.

В большинстве современных произведений, воссоздающих антиутопические сюжеты, фактически не появляется тенденции рисовать картины глобальных крушений. Тотальная трагедия может предстать в виде экономического обвала с неистовой инфляцией (цены, к примеру, выросли в 100 раз), полной талонной совокупностью (талоны – на все!), люди не вырождаются в мохнатых чудовищ, легко им, к примеру, ни при каких обстоятельствах нельзя мыться, поскольку их руки от запястий до плеч сплошь исписаны номерами очередей (В. Рыбаков «Не успеть»). Трагедия – ползуча, стабильна, как вязкое болото.

не меньше впечатляют рассказы Л. Петрушевской «Новые Робинзоны», «Хроника ХХ столетия», «Грипп». В. Маканин раньше многих уловил «дьявольскую мелодию» эры и озвучил ее (повести «Лаз», «Потеря», роман «Андеграунд, либо Храбрец отечественного времени»).

Литературные биографии

Independence Day vs. War of the Worlds


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: