Как это происходит (и как должно происходить)

Что чувствует ребёнок, исследующий мир, как родители смогут создавать либо не создавать надёжные условия для изучения, как поведение своих родителей (особенно мамы) проявится в поведении и характере ребёнка — всё это выяснилось на протяжении опытов, совершённых в различное время и в различных государствах исследователями детской психологии.

Вот один из таких опытов. В нём принимали участие годовалые их мамы и дети. Сперва посмотрим, как ведут себя малыши в Малоизвестном, но Занимательном месте, а позже попытаемся осознать, из-за чего они ведут себя так, а не в противном случае.

Итак, вместе с мамами детишек приводили в помещение, где было большое количество игрушек, позже мама уходила (кроха оставался под присмотром незнакомого взрослого) и скоро возвращалась обратно. Психологов интересовало, что будет делать кроха в её отсутствие и как поведёт себя, в то время, когда она возвратится.

Обнаружилось три типа поведения.

1 тип поведения. Надёжно привязанные младенцы (доверяющие). Попав в игровую помещение и посидев мало рядом с мамой, кроха с любопытством озирался и отправлялся в независимое путешествие. Иногда он оглядывался, как бы контролируя, на месте ли мама, и, успокоенный, исследовал и играться. В то время, когда мама уходила, ребёнок начинал тревожиться, а его исследовательский интерес (и игра) скоро шли на убыль. Но вот мама возвращалась — кроха деятельно приветствовал её, некое время оставался с ней рядом, а позже опять начинал играться — изучить окружающую обстановку.

Оказалось, что мамы этих детишек целый первый год судьбы ребёнка скоро реагировали на другие сигналы и плач, каковые он ей подавал. Эти матери утешали, в то время, когда малыши нуждались в утешении, были неизменно дешёвы и щедро делились с ними собственной любовью. Кроха целиком и полностью доверяет собственной маме. Потом такие дети выросли уверенными в себе, упорными и могущими опираться на личные силы.

2 тип поведения. Робкие избегающие (не доверяющие) младенцы.

В Малоизвестном месте эти малыши смотрелись достаточно активными и свободными. Когда таковой кроха с мамой появился среди массы новых игрушек, он тут же, как будто бы забыв про маму, принимался их изучать. Мама выходила, но кроха не обращал на это ровным счётом никакого внимания и, ни о чём не волнуясь, играл . В то время, когда мама возвращалась и сама доходила к крохе, обнимала, брала на руки, он отстранялся: отводил взор, вырывался, в общем, избегал контакта.

Оказалось, что мамы этих младенцев не сходу либо неправильно реагировали на естественные потребности собственного младенца. Они реже носили ребёнка на руках, раньше отлучали от груди, меньше игрались, предпочитали оставлять в манеже, кроватке либо на попечительстве кого-то другого (к примеру, няни), довольно часто деятельно вмешивались в занятия ребёнка, настаивая либо навязывая то, что вычисляли нужным и верным — со своей точки зрения. Увы, всё это ребёнок принимал как показатели не-любови, отвержения. Само собой разумеется, мамы детей собственных обожали, но предлагали любовь не на их, а на собственных условиях.

Эти дети испытывали эмоциональные трудности, по сути, они были не уверены, отыщут ли у матери помощь, и потому (на всякий случай) сами отвергали её, реагировали в оборонительном ключе. Эта равнодушная, сдерживающая манера поведения—в действительности метод себя обезопасисть. Детишек так довольно часто отвергали в прошлом, что они как будто бы пробуют забыть о собственной потребности в матери, дабы избежать (спасти себя от) новых разочарований.

3 тип поведения. Робкие, амбивалентные младенцы.

В Незнакомом, но Увлекательном месте эти малыши так волновались, что практически ни на 60 секунд не отрывались от своих мам. Ясно, что никакими независимыми изучениями в таком состоянии они заниматься не могли, на новые игрушки практически не реагировали и естественного любопытства практически не проявляли. В то время, когда мама уходила, ребёнок тут же начинал сильно волноваться, расстраивался, а в то время, когда она возвращалась, практически «прилипал» к ней и… злился. Оказалось, что мамы этих младенцев общались с ними в непоследовательной манере. Время от времени были нежны и отзывчивы, время от времени — напротив. Такая непоследовательность, по всей видимости, сбивает малыша с толку, и он не знает, в то время, когда на маму возможно положиться, а в то время, когда нет, будет ли мама рядом, в то время, когда он в ней испытывает недостаток либо нет. Такие дети также ведут себя непоследовательно: одновременно и получают контакта с мамой, и сами же сопротивляются ему. К сожалению, зависимость и тревожность в этих детях с возрастом никуда не провалится сквозь землю; она остаётся и дальше ( будет в пара другой форме).

Вывод? А вывод несложен. Дети растут и взрослеют, и чем старше они становятся, тем дальше отходят от своих родителей и самостоятельно исследуют мир. Пятилетние дети смогут весь день обходиться без собственных мам, а дети убивать время без них. Но жизненные трудности мы преодолеваем уверенней и легче, в случае если знаем, что имеется надёжное место, куда мы можем возвратиться. А мама — отправная точка в отечественном путешествии по судьбе.

Итак, дабы человек с уверенностью шёл по судьбе, у него должно сформироваться базовое доверие. Дабы оно сформировалось, нужно, дабы появилась привязанность (которая является основой доверия). Причём нужно, дабы основная привязанность была как раз к родителям, а не к няням, бабушкам, тётушкам-дядюшкам. Лишь прекрасно бы разобраться, что такое привязанность. И затевать нужно, как водится, сначала.

Привязанность

Сначала, думается, младенец лишь и может что наблюдать туманным взором, непоследовательно двигать ручками-ножками, кряхтеть и звучно плакать. Но это не верно. Умная Природа позаботилась о том, дабы беспомощный младенец от рождения был окружён вниманием и заботой. Она научила его подавать символы-сигналы. Да-да, это не просто шум, это символы, каковые подаёт мелкий человек громадному. Скоро вы подмечаете, что кричит кроха по-различному — он весьма скоро обучает маму (и других внимательных взрослых) различать оттенки собственного плача. «Имеется пора», «желаю, чтобы погладили», «мне мокро»… Так мелкое чудо говорит нам о собственных потребностях.

Чуть позднее (на втором месяце судьбы, у 5-6 недельного малыша) появляется самый, пожалуй, очаровательный символ, что он сыт и в полной мере доволен вашим поведением. Ухмылка.

Сначала она направлена всем, кто находится в зоне его влияния. Но весьма не так долго осталось ждать (через каких-то пару месяцев) крошка научается различать «собственных» и «чужих», одних награждать очаровательной собственной ухмылкой, от вторых отстраняться. Его любезность и внимание сейчас нужно заслужить! Ухмылка и гуленье (а позже агуканье) окрыляют, очаровывают и переполняют своих родителей глубоким эмоцией любви. Так кроха «привязывает» к себе взрослого, а взрослый привязывается к нему.

Привязанность — это одновременно и природный инстинкт, и начало абсолютной любви.

Благодаря привязанности ребёнок обеспечен уходом и заботой, т. е. тем, что нужно ему для выживания. Детская привязанность, согласно точки зрения психологов, чем-то схожа с «импринтингом» у животных. Импринтинг (практически: запечатление, «впечатывание» конкретного образа). Это замечательный инстинкт, что удерживает детёнышей рядом с их защитниками — родителями и содействует выживанию. Так, гусёнок примет за собственную «маму» первого, кого заметит, вылупившись из яйца. Он видит гусыню — и она мгновенно делается «самым авторитетным лицом», птенец будет ходить лишь за ней, соответственно, пребывать под её защитой. Если он первым заметит человеческие ботинки, то будет следовать за ними. Людская привязанность инстинктивна, а потому не меньше прочна. Но в отличие от «привязки» того же гусёнка, она появляется не мгновенно. Привязанность ребёнка к родителям начинается неспешно, в течение первого года судьбы. (Согласно точки зрения некоторых психологов — до 18 месяцев.) По мере взросления отечественные привязанности, само собой разумеется, изменяются. Отечественный надёжный тыл—родители—заменяются ровесниками, после этого теми, в кого мы влюбляемся… Но ранняя привязанность самая замечательная, память о ней подсознательно остаётся в человеке на всегда и будет являться моделью для всех предстоящих взаимоотношений с другими людьми.

Вывод однозначен и несложен: для прочного контакта с детьми нужно, дабы они в младенческом возрасте прочно «привязались» к своим родителям.

Кого вяжет привязанность*

Само собой разумеется, инстинктивная связь изначально существует между детьми и родителями, в особенности между матерью и младенцем, хотя бы вследствие того что новорождённый ребёнок принимает себя и её как единое целое. Но на исходе третьего месяца он уже осознаёт собственную «отдельность». Кроха с радостью радуется вторым людям, подолгу «гулит», «агукает» и ко всем идёт на ручки. Это время формирования его привязанностей. И тут трудится как раз инстинкт самосохранения.

Малышсильнее привяжется к тому, кто больше его обожает— не в смысле гладит и сюсюкает, а удовлетворяет его потребности. Кто постоянно откликается на его зов — другими словами гул, кто кормит, оберегает, носит на ручках, в то время, когда болит животик.

Иначе говоря кто соответствует трем главным параметрам:

1) кто ему прекрасно знаком;

2) с кем он чувствует себя комфортно;

3) кто удовлетворяет его жизненные потребности. Наибольше шансов главенствовать в жизни малыша у мамы иу папы, в случае если лишь они будут выполнять три эти условия. В случае если… сами не создадут себе неприятностей.

Зачатие ребенка. Процесс овуляции. Потрясающие видео формирования ребенка.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: