Как поживают ваши помидоры, сенатор?

Для начала приведу самый умный из советов, когда-либо слышанных мною. Его дала мне госпожа Юджин Маккарти на протяжении президентской кампании ее мужа. Я задала вопрос, как она переносит всеобщее внимание и нежданную славу обрушились на нее. Госпожа Маккарти заявила, что сперва весьма нервничала, но один в прекрасный день успокоилась, сообщив себе: «Пускай принимают меня таковой, какая я имеется». Итак, правило номер один — будьте естественны…

Вы имеете возможность смело затевать разговор с любой знаменитостью, поддавшись искреннему порыву выразить собственный восторг. Но наряду с этим не будьте приторны, не перехваливайте вашего собеседника, старайтесь избегать восторженных эпитетов и превосходных степеней: «восхитительный», «легендарный», «божественный». Лучше обратитесь к достижениям известного человека, каковые и в самом деле произвели на вас громаднейшее впечатление. Он будет польщен и благодарен вам за это.

Но вот вы совладали с первыми приветствиями, вашими комплиментами остались довольны, и теперь инициатива в ваших руках. Попытайтесь задеть не сильный струнку собеседника.

Один мой сотрудник удостоился пятиминутной беседы с королевой Англии Елизаветой только вследствие того что спросил, как выдержал ее костюм поездку на открытую железорудную разработу: был так как таковой сильный ветер! Королева тут же согласилась, что была вымазана с головы до ног. Позже поведала, как пробовали привести в порядок ее шляпку и как она волновалась, что уже не спасти. «Но воображаете — как новая!..» Дав королеве возможность показать собственную практичность, мой друг задал после этого более важные вопросы…

Договорившись о встрече, попытайтесь отыскать данные об увлечениях будущего собеседника. В наши дни многие знаменитости имеют какое-то хобби. К примеру, комический актер Орсон Бик без шуток увлечен реформой образования и создал идею экспериментальной школы. Дин Раск изучает личность Томаса Джефферсона. Кэнди Бергер — знаток фотографии. Подобные сведения легко возможно почерпнуть из биографических книг либо прессы.

У меня имеется подруга Лола. Как-то мы с ней были на вечеринке, которую Алан его жена и Кинг устраивали в собственном прекрасном доме на Лонг Айлэнд в честь дня рождения Этэлы Кеннеди. На протяжении обеда я сидела рядом с сенатором Бичем Бау. Его прочили на должность Президента, и мне, естественно, не терпелось получить данные из первых рук. Но на протяжении десерта Лола перехватила инициативу. «Сообщите, сенатор,— внезапно задала вопрос она,— как поживают ваши помидоры?» Сенатор звучно засмеялся и задал вопрос, откуда же она, линия забери, знает, что он разводит помидоры и весьма обожает этим заниматься. И тогда Лола, которая всецело завладела его вниманием, откровенно согласилась, что, перед тем как встретиться с ним, перелопатила горы справочной литературы.

Но не все сенаторы выращивают помидоры. Иными словами, вы должны знать о работе собеседника куда больше, чем о его хобби.

Пара предостережений. Ни при каких обстоятельствах не претендуйте на компетентность, в случае если ёе нет. Скажем, вы слукавите, заявив себя знатоком живописи, а ваш визави, поверив вам, заведет разговор на искусствоведческую тему и срочно найдёт в вас профана.

Еще один момент риска. Многие люд только то, что лежит на поверхности, восхищаются одним-двумя легендарными произведениями знаменитости, каковые, с его собственной точки зрения, смогут быть и не лучшими. Говорят, что С. Моэма , в то время, когда восхваляли его ранний роман «Бремя страстей людских». А Норман Мейлер, раздосадованный тем, что все толкуют лишь о его первом романе «Нагие и мертвые», пришел в восхищение, в то время, когда Джон Ф. Кеннеди похвалил его «Олений парк». Рахманинов же, говорят, ненавидел две самые известные собственные прелюдии и именовал их «нехорошей музыкой».

Менее страшны вопросы общечеловеческие и продуманно «провокационные»… Спросите у музыканта, стоит ли ходить на концерты, в случае если музыка вообще думается вам тщетной. Либо: как воспитывать в детях музыкальность? Может ли музыка вырабатывать вкус? Живописцу задайте вопрос, какую собственную картину он ставит выше вторых. Писателя спросите, в то время, когда в первый раз он был напечатан, и направлятьсяне не задавайте вопросы, как рождается мысль книги — это раздражающая банальность…

Не меньше беспокойств доставляют журналистам беседы с большими промышленными магнатами. Достаток уже само по себе внушает благоговейный ужас перед его обладателем, и на первый взгляд может показаться, что между вами и богачом нет ничего общего. Но это не верно. Так как вовсе не обязательно сказать о бизнесе.

К примеру, при встрече с миллиардером Аристотелем Онассисом я задала вопрос о самой первой его коммерческой удаче. Знайте: многие преуспевающие воротилы находятся «в сердечной связи» со своей карьерой, а о её начале вспоминают с не меньшим трепетом, чем иные о собственной первой любви. в один раз я была приглашена на столетний юбилей нью-йоркского Метрополитен-музеум. За столом меня посадили рядом с человеком, табличка напротив которого гласила: «Господин Джордж Уиденфильд». Мы разговорились. Он с увлечением рассказывал мне, как по воле случая стал книгоиздателем. Сработал вопрос «а-ля Онассис». Он рассказал, что первая напечатанная им книга принадлежала перу никому не известного доктора наук. Имя его… Гарольд Вильсон, потом глава правительства Англии.

Так, любыми дорогами попытаетесь настроить собственного собеседника на волну воспоминаний, на беседу о юности, о начале его карьеры. Радостнее ли было тогда трудиться? Был ли у него идеал? Как он попал в ту компанию, которую сейчас управляет? Злил ли его глава? Как он сделал собственный первый миллион?

До сих пор не забываю подробнейший ответ, что дал мне один «цитрусовый король», на вопрос, попавший, как выяснилось, «в яблочко»; «Если бы вы захотели стать миллионером Сейчас, куда бы вы инвестировали ?» Он сообщил: «Я бы попытался обнаружить рынке что-нибудь такое, чего людям не достаточно. Ну, вот, скажем, все обожают ветчину на ланч, но никто не обожает мыть посуду. Значит, нужно придумать особую упаковку, вбирающую жир. По окончании завтрака ее . Вот над этим я на данный момент и думаю»…

В случае если в беседе появилась пауза, попытайтесь устоять перед искушением заполнить её собственными серьёзными рекомендациями. Глава компании сходу потеряет к вам интерес, если вы разложите ему всё, что накопилось у вас по поводу страшного обслуживания рейсов, а обладатель ресторана в полной мере может обойтись без ваших советов по улучшению сервиса. Умнее воздержаться и от рекомендации представителю шоу-бизнеса, не смотря на то, что по данной части все мнят себя великими знатоками.

Но не редкость, что в беседе вам нужно затронуть как раз вопросы, касающиеся профессиональной деятельности собеседника. Не огорошивайте его вопросом типа: «Вы точно понимаете, что упаковка вашего мыла страшна: никто не имеет возможности открыть пачку. Какого именно черта, наконец, вы не сделаете её более эргономичной?» В случае если все вправду так не хорошо, то он точно уже совершил десятки встреч, дабы поменять положение. Либо может оказаться, что данный ваш вопрос — первая рекламация на его продукцию. И тогда он будет обороняться, стараясь не ударить лицом в грязь. Это поставит в неудобное положение и его, и вас, а нить беседы будет утрачена. Вместо лобового вопроса задайте более дипломатичный: «Кое-какие компании упаковывают мыло весьма некомфортно, так, что практически нереально открыть пачку. Как вы думаете, почему?» По сути, вы сообщили то же самое, но реакция на такую постановку вопроса будет совсем другой. Вы продемонстрировали собеседнику, что заинтересованы в ответе неприятности и, помимо этого, ничего не имеете против производимой его компанией продукции. Вы просите совета у компетентного, лица, вот и все. И он рад будет поделиться собственными мыслями по этому поводу, по причине того, что имеет дело с заинтересованным слушателем, а не воинственно настроенным оппонентом.

Будьте доброжелательно настроены. Перед вами предстанут два различных человека, если вы в одном случае спросите: «Как вам удается содержать в порядке собственный кабинет, поскольку за сутки тут не редкость столько народу?» И в другом: «Ну и беспорядок же у вас! Что, тут совсем не убирают?..»

Беседа — не соревнование. Предприниматель все собственный время посвящает погоне за успехом, ревниво сравнивая собственный состояние с состоянием собственных конкурентов. Это борьба за существование, и только немногие преуспевают в бизнесе так, что оказываются, по отечественным понятиям, баловнями фортуны. Они ищут любой возможности поболтать с человеком, что не есть их соперником. Не будут тут лишними и комплименты. Поразмыслите лишь, что означает для него признание его заслуг! Он расцветет в ваших глазах! Но не будьте и сами «нулем». Со своей стороны, поведайте собеседнику о ваших достижениях, о том, что вас лично интересует. Если вы задали предпринимателю вопрос о начале его карьеры и, оживившись, он поведал вам, как в первый раз пришел на станцию технического обслуживания либо в супермаркет, который позже возглавил, поведайте ему, какие конкретно эмоции вы испытали, в то время, когда взяли ключи от вашего первого дома. Вы также человек и также воображаете интерес для собеседника, не забывайте об этом…

За годы работы в программе «Тудей шоу» я вытрудилась для себя пара главных правил и обобщила их в формулу наподобие той, что мы заучиваем в школе для соблюдения правил дорожного перемещения: «Находись! Наблюдай! Слушай!»

«Находись!» — это соверши подготовительную работу, определи о ситуации либо о собеседнике как возможно больше. И не кидайся сразу же в сложные, запутанные неприятности. В начале беседы нужны подогрев, раскачка. В собственной телепрограмме я делаю так: перед выходом в эфир в течение нескольких мин. говорю с человеком, дабы он имел возможность привыкнуть к моей манере ведения интервью. Я, со своей стороны, привыкаю к его манере ответов. И в случае если время не весьма поджимает, стараюсь как возможно на больший срок оттянуть неприятные вопросы. Если они будут заданы в начале беседы, то в собеседнике возможно привести к реакции отторжения и получить доверительный тон опять будет весьма тяжело.

Следующий пункт — «Наблюдай!». Проявляйте максимальное внимание к личности собеседника. Мой папа Льюис Уолтерс — узнаваемый постановщик телешоу — неоднократно сетовал, что видит на экране только мой профиль. «Ты плутовка»,— ворчит он, убеждая меня, что я обязана поворачиваться к камере лицом, в то время, когда задаю вопрос. И я не устаю растолковывать отцу, что обязательно обязана наблюдать в глаза собеседнику, что это нужно для установления доверительного контакта с ним. Я пристально наблюдаю на собеседника, он на меня, мы неспешно привыкаем к студийной обстановке, а позже по большому счету забываем про нее, увлекшись беседой. Собеседник расслабляется и вольно разговаривает со мной, а в то время, когда интервью окончено, большая часть отечественных гостей говорит: «По-моему, хорошо оказалось». Либо: «Неужто уже все?..» Следующий момент — «Слушай!». Как раз слушайте, а не делайте вид, что слушаете. Начинающие репортеры так нервничают, что сидят, уткнувшись в собственные вопросы, а также не поднимают глаз на собеседника. Это может привести к курьезам. Не услышав ответа, возможно попасть впросак, продолжая задавать вопросы по заблаговременно подготовленному перечню:

— Я знаю, что вы женаты шесть лет. Как поживает ваша супруга?

— Я убил ее несколько дней назад.

— Рад слышать это. А как дети?

Я знаю одну девушку, которая на коктейле преднамеренно отвечала на все вопросы о здоровье: «Я умираю». В ответ она слышала: «Замечательно», либо «Ты превосходно выглядишь». Сначала она удивлялась, а позже плохо расстроилась…

Перед выходом в эфир попытайтесь осознать, с каким человеком вы имеете дело. Доверяйте собственной интуиции. Открытый это человек либо замкнутый? Имеете возможность ли вы коснуться в беседе личных тем, либо лучше задавать более нейтральные вопросы?

в один раз у меня оказалось хорошее интервью с актером Фрэдом Астером. Разузнав о том, что он хороший семьянин, углублен в собственную личную судьбу, но не обожает о ней говорить, я совершила маленькое предварительное «расследование» и приготовила долгий перечень вопросов. Как я и предполагала, интервью началось с односложных ответов мистера Астера, каковые никак не раскрывали его темперамент. «Так не отправится»,— решила я и объявила, что в собственных ответах он почему-то совсем не употребляет местоимение «я» и по большому счету мне до тех пор пока недостает его актерского «эго». Атмосфера сразу же изменилась. Обычный интроверт Фрэд Астер согласился: «Я ощущаю себя неуютно с людьми, каковые обожают копаться в себе». И после этого горячо выступил против съемок фильма по материалам его биографии. Он пояснил, что видел фильм о жизни Айрэн Кастл, что его весьма разочаровал, поскольку исказил все факты биографии

актрисы. Вот тогда он и решил обезопасисть себя от классической голливудской истории о собственной жизни. «Моя жизнь через чур несложна,— сообщил он.— Я был женат всего один раз и весьма обожал собственную жену. Сейчас она погибла. Откуда я знаю, как в Голливуде раздуют все это?» Словом, Фрэд Астер предстал на телеэкране человеком броским, осведомленным в самых разных областях и чувствительным. В действительности он таковой, и имеется, но из-за I крайней застенчивости его довольно часто принимают неадекватно.

Фрэнк Макги из Эн-би-си поделился, со мной одной собственной хитростью, которую он пускает в движение, в то время, когда берет интервью у человека замкнутого, не уверенного в себе. В случае если в беседе появляется пауза, Фрэнк в ответ на реплику собеседника говорит приблизительно так: «Нужно же! Я в первый раз слышу об этом». По окончании таковой поощрительной реплики человек нечайно воодушевляется, обретает уверенность, легко чувствует себя в обществе Фрэнка.

По моим наблюдениям, мало кто из телевизионных ведущих так располагает к себе собеседника, как Дэвид Фрост. При беседе он не только ни на 60 секунд не спускает с вас глаз, но кроме того сама его манера смеяться, кивать головой, его теплое отношение оказывают помощь ощутить, что все вами сообщённое вправду стоит внимания. Неудивительно, что так много людей говорят ему по окончании передачи: «Я никому до вас не сказал этого».

Словом, ободряющие реплики и комплименты оказывают помощь беседе, но тут имеется одна хитрость. Мой хороший привычный психолог Хэйм Гиннот, трудясь 3 с детьми, заключил : расплывчатые неконкретные комплименты формируют в них комплекс вины за похвалу, которую они не заслужили. Его совет таков: делать комплимент несамому ребенку, а его поступку, поведению. Есл и ребенок собирает во дворе дремавшие листья, то не нужно сказать ему, что он «самый превосходный мальчик на свете», а лучше сообщить так: «Ты сделал хорошее дело — расчистил двор. Он ни при каких обстоятельствах не был таким прекрасным». Совет врача Гиннота относится и к журналистике. По всей видимости, нам также нужно обучиться осуждать либо хвалить не самого исполнителя, а его действия.

И еще один совет. Большинство людей почему-то уверен в том, что сложный язык — это рафинированности и показатель интеллекта. Они считаюм, что произведут неизгладимое впечатление на всех, прибегая к сложным, туманным фразам. Королева Елизавета задала американскому послу в Англии Уолтеру X. Анненбергу несложный вопрос о ремонте в его резиденции. В ответ он изрек: «В консульстве мы испытываем определенные неудобства, которые связаны с необходимостью ремонта и реконструкции резиденции некоторых апартаментов». Само собой разумеется, он желал заявить, что в консульстве на данный момент идет ремонт, исходя из этого в том месте все вверх дном.

Употребляйте простые слова, каковые максимально совершенно верно передают то, что вы желаете сообщить. Это язык всех людей и поэтов, каковые желают, дабы их осознали.

Перевод с английского

Маргариты ШИЦ


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: