Книга предоставлена сообществом «ольга горовая и другие авторы журнала самиздат». https://vk.com/olgagorovai

Книга предоставлена сообществом «ОЛЬГА ГОРОВАЯ и другие авторы издания САМИЗДАТ». https://vk.com/olgagorovai

Просьба не распространять данную книгу на вторых ресурсах.

Кастинг

Аннотация:

Спокойная, флегматичная, сдержанная Евгения не стремилась к знакомствам. Не вследствие того что у нее была психотерапевтическая травма либо неудачный разрыв амурных взаимоотношений в прошлом, она просто не желала ни с кем знакомится.

Но весёлый, энергичный и оптимистично настроенный Семен – был более чем не против познакомиться. И твердо был уверен: в случае если женщина говорит «Нет», то, может, она просто не знает, от чего отказывается?..

Пролог

Раскладываю я значит приобретения перед кассой. Никого не трогаю. А тут снова над ухом:

– Ну, женщина! Может, вашей маме зять нужен? – за последнюю 60 секунд это мужское лицо предо мной появляется уже во второй раз. В первоначальный раз «подкат» был вида: «А какое количество времени? И не познакомиться ли нам?»

– Нет. И эту фразу я также слышала. Да и кастинг у мамы на эту роль еще никто не проходил.

Юноша очевидно не уныл. Он, возможно, по большому счету, этого не делает. Ни при каких обстоятельствах.

«Не смотря на то, что ухмылка ему идет…» — в полной мере бесстрастно в мыслях констатировала я и снова отвернулась от молодого человека, что так нежданно-негаданно решил со мной познакомится, к тому же и в очень необыкновенном для этого месте – в очереди простого супермаркета.

Позади снова заговорили, я еле удержалась от того, дабы как в известной советской сказке не хлопнуть в ладоши и не сообщить: «Трррретья попытка!»

Нет, я вовсе не была язвой. Легко ну действительно, весьма устала, желала к себе и не хотела никаких знакомств, а навязчивость этого неунывающе-радостного парня мало напрягала. Тем более, от его позитива, мне, думается, голова начала болеть.

– А что если я смогу пройти? Куда портфолио-то отправлять?

Набралась воздуха. Снова повернулась к юноше и окинула его демонстративным взором.

Высок, статен. Лишь через чур худощав, что ясно кроме того без оглядки на зимнюю одежду, а я по большому счету обожала «больше» так сообщить кадров. Но – в целом хорошая фигура: подтянутая, с узкими бедрами, широкими плечами. Одет прекрасно. Лицо… ну лицо как лицо. Форма – круглая, подбородок закругленный, гладко выбритый, глаза со смешинками, серо-зеленые, губы растянуты в ухмылке, так, что все тридцать два видны. Цвет и длину волос не смогла выяснить, он был в шапке. Последнее стало предлогом «прицепиться». И вовсе не по причине того, что я желала налюбоваться на его волосы либо их отсутствие, мужчин вежливых, каковые вообще-то шапку в помещении снимать должны. Кроме того в случае если это помещение – гипермаркет. За последнюю идея уцепилась.

– Не прошли кроме того мой кастинг. Шапка. В помещении. Мама бы пришла в кошмар от аналогичной непочтительности. Полное отсутствие манер. Так что – вы нам не подходите, всего хорошего.

Снова отвернулась и с удовольствием поняла, что подошла моя очередь. Скоро закинула продукты в пакет, расплатилась, и уже не слушая ничего и не оглядываясь направилась к выходу.

Нафиг-нафиг мне новые знакомства и эти «кастинги»!..

Глава 1

Сейчас пятница, в первых рядах выходные. Это прекрасно.

«А вот то, что сейчас пятница, четырнадцатое, к тому же и в феврале месяце – уже не весьма» — набралась воздуха я, в который раз заметив молодого человека с коробкой и букетом конфет в форме сердца, пока шагала в универ.

Эта вся воздух не то, дабы прямо злила либо нагоняла тоску. Но… мало напрягала показушность этого праздника. В том замысле, что многие парочки лишь в данный сутки внезапно и вспоминают, что у них выясняется любовь. Юноши на праздник ведут в ресторан/кафе, где они обмениваются подарками. А кто им мешал, спрашивается в любви согласиться, да сходить куда-нибудь в каждый сутки? Из-за чего не позавчера, к примеру? Нет, нужно сейчас. По причине того, что так принято. По причине того, что все так делают. По причине того, что в случае если внезапно не сходишь сейчас куда-нибудь – это ж все, отношениям возможно сообщить финиш.

В мыслях фыркнув, отвернулась от юноши, и… И согласилась себе, что совместно со всем этим моим скептицизмом, отчего-то злила, что у многих это имеется, а у меня – нет.

Мелькнула кроме того идея, что может, напрасно я вчерашним вечером не дала шанса тому юноше?..

Осознав, о чем задумалась, одернула себя. Эх, все-таки не обошла стороной и меня вся эта любовно-романтичная лихорадка. Да и понятное дело, что в то время, когда видишь столько неприлично радостных лиц, нечайно вспоминаешь о себе.

Вот я и задумалась, да… А лучше бы думала о том, что учитель сейчас очевидно не сделает мне скидку в честь праздника и спросит о заболеваниях дыхательных путей с присущей ему придирчивостью и тщательностью.

Как раз исходя из этого лучше на данный момент вспоминать написанное и прочтённое в конспекте, а не вспоминать о том, какой сейчас сутки и как плохо, что я одна.

По причине того, что меня лично – все устраивало. Нет парня – нет неприятностей, как говорится. Имеется время посвятить время себе, никто ничего не требует. Кое-какие точно бы в этом месте сообщили бы пафосно, что я одинока и по ночам некому меня обнять.

Ну, некому, да. Лишь меня это скорее радует. По причине того, что частенько по ночам я не дремлю, а учу. Студенты-медики по большому счету имеют не очень большое количество времени на что-то кроме учебы. По крайней мере те, каковые не желают вылететь из университета и те, кто желает быть мало-мальским экспертом в собственной области.

И я совершенно верно знаю, о чем говорю. По причине того, что прошедший юный человек мне неоднократно и не два сказал, что я ему время не уделяю, что он не имеет возможности со мной кроме того ночью побыть, что ему моя учеба поперек горла уже… А я слушала это, слушала, а в конце нормально внесла предложение разойтись. Поразмыслив, Витя дал согласие.

С того времени уже полгода одна. И ничего, не жалуюсь на вакуум в квартире. А для обнимашек у меня кот имеется. Василий. Хороший, послушный, пушистый и теплый.

Так что весьма кроме того мне хорошо живется на съемной квартире, с Васькой, с книжками да конспектами и без юноши. Кто бы что ни думал, а вправду прекрасно.

– Агеева! – от окрика чуть не подскочила, но скоро определила собственную одногруппницу, в прошлом одноклассницу и просто подругу – Олю, по окончании чего преспокойно повернулась к ней. – Женька, ты так задумалась, что если бы не я, остановку проехала.

– В то время, когда это я проезжала что-то?

– Вправду, — подруга сморщила носик. – Ты ж у нас госпожа Контроль-Над-Всем.

Я была с таким определением не согласна. Я без оглядки на глубокую задумчивость, пускай и не по делу, как желала, в полной мере осознавала, в какой автобус зашла, и какую остановку проехала. Но вместо спора лишь только пожала плечами.

– Это не хорошо?

– Легко время от времени бесит, — открыто заявила Оля, зная, что я не из обидчивых и уже привыкла к тому, что значительно чаще эта женщина не скрывает того, что думает.

– Ну прости, — улыбнулась я.

– Ничего, я также не сахар.

– Ты легко сказочно самокритична.

– Благодарю, ты также.

Обоюдно улыбнувшись, мы все-таки замолчали. Не то, дабы устали языками чесать, легко уже нужно было выходить.

– Ты к Шмелю готова? – возобновила разговор Оля, пока мы направлялись в горячо любимым и одновременно ненавистный универ.

– Наподобие да. Но ты знаешь, я верю, что он кроме того у гения отыщет неточность в ответе либо задаст вопрос, на что тот не ответит.

– Он может.

И в самом деле, Шмелеву Андрею Юрьевичу, среди студентов именуемого «Шмелем» не столько благодаря фамилии, сколько из-за умения так же больно ужалить, как это насекомое, было под силу завалить любого. Каким бы человек начитанным и опытным не был, данный мужчина умел отыскать пробел в знаниях о внутренних заболеваниях человека.

– Хорошо, проживем. Впервой, что ли?

– Угу, — дала согласие я, заходя за подругой в холл.

В этот самый момент же в мыслях скривилась. Ну конечно же, все тут было украшено. Шарики, сердечки и конечно же у гардероба стояла коробка, в которую надеялось опускать неизвестные Валентинки. И если она верно все запомнила за практически пять лет обучения, то на громадном перерыве, пара десятков студентов из проф.альянса, нарядятся то ли в ангелов, то ли в купидонов и станут их разносить, поскольку в обязательном порядке было показывать специальность, курс, имя и по желанию – фамилию получателя.

– Слушай, может мне хоть тебе послать открытку?

Я посмотрела назад на Олю, которая также наблюдала на эту коробку .

– Для чего?

Оля закатила глаза.

– По приколу, блин.

– И в чем он, любопытно?

Сейчас подруга застонала.

– Приятное чтобы тебе сделать, дура!

– А-а-а. Ну прости, нужно было сходу так сообщить. И по большому счету, у меня IQ выше 130. Я дурой точно не являюсь.

– Замолчи, а? – по окончании того, как то ли улыбнулась, то ли всхлипнула, попросила Ольга.

– Не вопрос. Лишь это… Валентинок не нужно все-таки, прекрасно? Тем более, я тебе ничего для того чтобы в ответ все равно не приготовила.

– Не буду я тебе ничего дарить. Ты бесчувственная.

Затем заявления подруга отвернулась, но лишь только после этого, дабы дать бабуле-гардеробщице собственный пальто. Я последовала ее примеру и взяв жетончик, без звучно, но с красноречивым вопросом посмотрела на Олю.

– Спорить будешь? А вот сообщи-ка мне, в то время, когда ты в последний раз совершала что-то безрассудное? В то время, когда тебе крышу сносило от эмоций? В то время, когда ты радовалась, отдыхала, как обычная молодежь? Не не забываешь?

– Ну, человек я таковой, что могу сделать?

– Все равно. Запрещено быть так… так…

– Равнодушной?

– Да!

– взглянуть на меня. Возможно. Совершенно верно тебе говорю.

– Р-р-р. Агеева!

Я набралась воздуха.

– Прекрасно, Красина, что ты предлагаешь?

Оля поджала губы.

– А ты согласишься?

– Смотря что ты сообщишь.

– Не знаю, я пока не придумала. Но дай обещание, что в любом случае согласишься!

Подруга была более чем решительно настроена. Исходя из этого еще раз испустив тяжёлый вздох, я кивнула.

– Ну, прекрасно…

Знала бы, что Красина в итоге придумает, не сообщила бы эти слова. Но… я человек таковой, в случае если уж дала обещание, то буду делать. Суть сказать что-то, а позже искать оправданий и тысячи причин, дабы не выполнить обещанное?

Исходя из этого этим вечером по собственной глупости я планировала в самое страшное для меня место. Ночной клуб.

Я, возможно, ненормальная, но мне ни при каких обстоятельствах не нравились такие места. И не осознавала я иногда смысла в том направлении идти. В том месте кроме того не пообщаешься нормально из-за громкой музыки. А вдруг попытаешься, то придется в самое ухо кричать. Да и то, не факт, что будешь услышана и осознаешь, что тебе крикнула в ответ.

В клубах и потанцевать нормально не сможешь. Я не то, дабы прямо обожала это, но в полной мере хорошо двигалась. Лишь не в аналогичных заведениях, где масса людей народа, все толкаются и друг другу мешают двигаться.

Да и по большому счету, не обожала я эту воздух клуба, где частенько возможно стать свидетельницей «съема» кого-нибудь на ночь, где «папики», сидя за столиком, масляным взором скользят по молоденьким девушкам, оценивая их, где кое-какие девушки ведут и выглядят себя как ночные бабочки.

Но… я ж дала обещание.

Исходя из этого натянула на себя простое тёмное платье, на ладошку выше колена, без всяких стразов, но с маленькой кружевной вставкой на пояснице, сделала неброский макияж, а каштановые волосы , и осмотрела себя. В зеркале отражалась чуть выше среднего роста женщина, с волосами до плеч, карими глазами, средней пухлости губами, острым подбородком и высокими скулами. Тёмная облагающая ткань симпатично обрисовала маленькую грудь и выделила наличие талии. Из-под подола выглядывали достаточно стройные ноги, пускай и не «от ушей», но не кривые. Так что замеченным я осталась довольна.

Пришедшая сейчас SMS от Оли, в которой было приказано выходить, поскольку она уже ожидала меня внизу в такси, вынудила ускориться. И вот уже спустя 60 секунд три я усаживалась на заднее сидение авто.

– Значит так, – развернулась в мою сторону Олька. – В клубе будут мои хорошие привычные. За порядочность парней я ручаюсь, как и за девушек и адекватность. Исходя из этого ты можешь не переживать вследствие этого. И я прошу тебя: давай ты попытаешься также вести себя приветливо, а не сидеть со скучающей лицом целый вечер, прекрасно?

– Прекрасно.

– Не вижу искренности.

Закатив глаза, я натянула ухмылку и максимально приветливо повторила:

– Прекрасно, как сообщишь.

– О Господи! Нет, так приветливо не нужно.

– Тебе не угодишь, — хмыкнула я.

Оля набралась воздуха.

– Легко попытайся не быть букой, а повеселится. Отдохнуть. Тем более, ты сейчас заслужила, у Шмеля вон как шикарно ответила. Исходя из этого не смей замыкаться. Общайся, танцуй, можешь мало выпить, и наконец … наслаждение от этого вечера. Окей?

– Я попытаюсь, Оль. Правда.

– Вот и договорились. Все, на данный момент выходим. – просветила женщина, не смотря на то, что и я и без того уже заметила вывеску клуба «Миллениум», и развернулась к таксисту. – Дядя, сколько мы вам должны?..

Разобравшись оплатой, мы прошли фейс-контроль и уже скоро Оля меня потащила в «небольшой» зал, что был чем-то наподобие простого ночного ресторана, где музыка была существенно тише и где было больше освещения. За одним из столиков, сидело четыре парня и две девушки, и как раз в том направлении мы направлялись.

Плохая идея, что Оля планирует на данный момент еще и мою личную судьбу устраивать, при таком-то раскладе, на долгое время не задержалась. И сменилась второй, еще более не хорошей, по причине того, что один из парней, которого Оля назвала Семеном, весьма радостно и весьма знакомо радовался, глядя на меня.

Сперва мелькнуло воспоминание о том, что я дала обещание Оле. Позже подумалось, что подруга меня все-таки убьёт. Либо я ее. Потому как посадили меня не с Артемом, Игорем либо Сашей, которых мне также представили. Нет, она устроила меня между собой и Семеном, что дождавшись, в то время, когда я сяду, согнулся к уху и радостно уточнил:

– Но сейчас-то мою кандидатуру разглядят внимательней? Я кроме того без шапки!..

«Забудь обиду, Оль, по всей видимости, сейчас я все-таки тебе за меня сейчас будет стыдно» — в мыслях извинилась я.

И, кроме того не пробуя натянуть ухмылку, четко ответила соседу:

– Нет!

Глава 2

– Что нет? – услышала меня тут и Оля же повернулась в отечественную сторону.

И перед тем как я смогла ответить, вмешался Семен.

– Твоя подруга меня обижает!

– Женя?.. – в шоке захлопала глазами Оля, а в глазах читался упрек.

Я онемела от аналогичного. Во-первых, что за детский сад устроил Семен? А во-вторых… Оля чья по большому счету подруга? Где солидарность женская?

– Ничего для того чтобы я не делала, – в итоге все-таки ответила я, чуть поджав губы.

– Делала-делала. Воображаешь, сперва знакомится не захотела, а сейчас вот игнорирует!

Олька наконец осознала, что данный юный человек всего лишь шутить изволит. Исходя из этого с дрогнувшими губами сообщила что-то типа: «сами разбирайтесь» и отвернулась.

А я уже не игнорировала. В упор наблюдала на Семена, скрестив руки на груди и высматривала к чему бы в этом случае прицепится. Взор зацепился за то, что я в прошедший раз не заметила под шапкой.

– Не обожаю русоволосых парней с удлиненной стрижкой…

– на следующий день же в парикмахерскую зайду.

– … в серых рубахах…

– Не вопрос, по большому счету ее выброшу.

– …и каковые неизменно меня перебивают!

Семен без звучно сделал вид, что «застегнул» рот на молнию. И все это с теми же смешинками в глазах, каковые запомнились еще с прошедшей встречей.

Н-да, я была права, юноша по большому счету не прошибаем. И раз уж сбежать как в прошедший раз у меня не окажется, то я от него, планируя целый вечер его проигнорировать.

Ага. Счас. Кто мне разрешил?..

Сперва меня очень долго расспрашивали, что я буду выпивать и имеется. Причем, в случае если я старалась заказ официантке, то Семен сделал все, дабы я сперва ему его озвучила, а позже еще и начал переубеждать меня брать салат, выбранный мной и советовать второй.

Назло настояла на своем.

Дальше – хуже. В общей беседе за столом, Семен, которого все правда именовали более кратко: «Сёма», старался меня всегда вовлечь в беседу. И любой раз натыкаясь на дающий предупреждение взор Оли, мне приходилось культурно отвечать и принимать участие в дискуссии.

В то время, когда же это мне надоело, я наступила себе же на горло, но отправилась в второй зал – танцевать. Мне легко нужна была минутка уединения. Особенно от одного настырного парня. И так как, паршивец, все проделывал так, что не докопаться было. Наподобие ж ни к чему не принуждает, все с улыбочками, шутками-прибаутками.

Я возможно ни при каких обстоятельствах таковой не добрый ни на кого не была, как на данный момент. Не то, дабы он до белого каления довел. Но злило все знатно.

По окончании танца стало полегче. Правда продолжительно я телом не двигала, не нравилось мне все-таки скопление народа. Но и возвращаться пока не желала к компании, исходя из этого подошла к бару и с равнодушием смотрела за людьми, за танцовщицами go-go, каковые в честь праздника прицепили белые крылышки на тёмные кожаные топики.

– Женщина, а…

Что в том месте дальше, я не услышала, но звучно отбила, мельком посмотрев в сторону юноши:

– Не заинтересована!

Незнакомец удивился, а позже взглянул куда-то в сторону. Куда, я осознала мигом, когда талию обвила чья-то рука. Медлительно опустила взор на эту конечность, позже так же неторопливо – повернулась, уже догадываясь, кто в том месте.

– А я считал, что это мне не повезло. Ан нет, меня ты еще культурно и культурно, — согнувшись к уху, со смешком констатировал Семен.

И не давая мне ничего ответить ни на счет его руки, так же, как и прежде покоившейся на моей талии, ни на счет его замечания, он выпрямился и как-то так посмотрел на несостоявшегося кавалера, что тот скоро ретировался.

Удивилась. Выясняется, в то время, когда нужно – Семен возможно не то, что важным, а очень суровым кроме того. Но, это меня не прикоснулось и я, упорно ухватившись за наглое запястья, отвоевывая собственный тело обратно в личное пользование. Не то, дабы мне было не очень приятно, но для меня это был достаточно интимный жест. И значительно чаще мне было элементарно неуютно, в то время, когда мало привычные люди так близко вторгались в личное пространство и разрешали себе такие жесты. Касания конкретно этого индивида дискомфорта сильного не вызывали, к удивлению, а так что-то наподобие легкого тревоги. Но внутренние убеждения потребовали избавить собственную талию от оккупанта.

Семен, но, совсем не сопротивлялся, а послушно убрал руку.

– Чего ж не танцуешь? – снова наклоняясь, с легкой насмешкой уточнил юноша.

Я пожала плечами. Не то, дабы мне лень было ответить, легко громкая музыка не обладала очень к беседам, а напрягать горло за зря не хотелось.

Семен, кстати, ответом удовлетворился. Но не совсем так, как мне бы хотелось. Он, больше ничего не говоря, забрал за руку и просто потянул за собой на танцпол. Упираться ногами и вырываться, само собой разумеется, возможно было, да лишь не весьма я обожала подобные драматические сцены.

А в то время, когда мы были чуть с краю от всех танцующих, еще и мелодия сменилась на медленную. Семен улыбнулся, и весьма так бережно приобнял за талию, руками не шаля, к себе не прижимая. Тем самым получил галочку от меня, исходя из этого я все же положила собственные ладони ему на плечи.

Танцевал он хорошо. Ноги не оттоптали ни он мне, ни я ему, и двигались мы весьма кроме того в такт. Да и вел он, на удивление, как сейчас мне виделось.

Возможно, по окончании танца Семен сделал вывод, что я выбросила белый флаг и сейчас возможно снова перейти к наступлению, по причине того, что в то время, когда сменилась музыка, он попытался снова меня куда-то утащить, вероятнее обратно к приятелям. Легко высокомерно взглянуть на него, я покачала головой и направилась в уборную. Мешать он не стал.

В то время, когда возвратилась к Оле, увидела, что она в том месте мило воркует с одним из парней – Сашей. Но на мое появление внимание она обратила, отправила вопросительный взор и по окончании моего кивка, обозначающего, что все в порядке, снова повернулась к собеседнику. А я снова появилась в компании Семена.

– И все-таки из-за чего нет? Я так нехорош?

Необычный подход, задать вопрос в лоб, к тому же так нежданно. Я кроме того оценила. Но не так, дабы поменять ответ.

– Не в тебе дело. Я не желаю, осознаёшь?

– Из-за чего?

Обожаю данный вопрос в исполнении мужчины. Исходя из этого пожав плечами дала столько же типично женский ответ:

– По причине того, что.

Губы Семена дрогнули.

– Логично.

– Угу.

– А вдруг без шуток?

Мало поразмыслила, наклонив голову.

– М-м-м. У меня уже имеется юноша? – я как будто бы предлагала вариант, а не утверждала.

– Да? И где же он на данный момент, в сутки всех влюбленных?

– Логично, — вернула его ответ. – Тогда так: я безумно стеснительна и жутко опасаюсь заводить знакомства.

– Что-то я не увидел, как ты краснела, заикалась либо отводила взор, в то время, когда меня отшивала.

Линия, да. Снова задумалась. Придумав, щелкнув пальцами и выдала:

– А я девочек обожаю.

Семен кроме того не ответил. Легко смерил меня взором и заржал.

– Женя, актрисой тебе точно не быть, не смотря на то, что в находчивости не откажешь, – отсмеявшись, покачал головой юноша.

– А я и не стремилась ей стать, — равнодушно кинула и поразмыслив, что разговор на эту тему закончен, собралась отвернуться и просветить Олю, что я отправлюсь.

Потому как утомлять меня все это начало. И дремать уже хотелось.

– Же-е-ень.

Набралась воздуха.

– Просто не желаю, светло? Нет второй обстоятельства либо какого-либо другого смысла. Мне очевидно это всё не нужно.

До тех пор пока Семен переваривал взятую данные, все-таки сказала подруге о собственном ответе уехать. Оля желала было переубедить, но оценив мой настрой, кивнула.

– К себе приедешь, позвонишь, прекрасно? И тебе такси позвать?

– Не вопрос. Нет, я сама, — отмахнулась я и снова повернулась к Семену. – Выпусти, пожалуйста.

– Нет, пока ты не согласишься на сопровождение в моем лице.

По всей видимости, юноша настроился на спор. Я же чуть улыбнулась и разочаровала:

– Разве ж одинокая женщина, поздно ночью, будет против сопровождения к тому же и из клуба? Лишь на другое все равно ответ будет «нет». И на чай/кофе позже не приглашу.

Семен улыбнулся.

– Ты не перестаёшь меня удивлять, — поднимаясь, покачал головой он.

– М-да?

– Уверяю тебя. Во-первых, еще никто без доли иронии, злости, раздражения в голосе, а совсем нормально и невозмутимо не уверял, что меня не одобрит мама девушки, с которой я желал познакомится, к тому же в виду отсутствия манер, — до тех пор пока мы шли к гардеробу, делился Семен.

– Беда. А во-вторых имеется?

– Имеется кроме того «в-третьих».

– Какая я, но.

– Да-да.

– Не поделишься? – передавая жетончик от пальто, вопросительно посмотрела на юношу.

– М-м-м. Нет.

– Месть? – понятливо кивнула, принимая помощь в одевании меня.

И линия, в мыслях он заслужил второй «плюс», а в графе «манеры и этикет» провалился сквозь землю «минус».

– Не совсем, – заулыбался он.

Но больше ничего не добавил, из чего я заделала вывод, что вот сейчас – совершенно верно месть. Но настаивать на ответе, как он, я не стала. Вместо этого дождалась, пока Семен договорится с таксистом, что стоял около клуба, предварительно назвав адрес, и в то время, когда он махнул, забралась вовнутрь, признательно кивнув, в то время, когда передо мной раскрыли дверь. А заодно радуясь, что не нужно звонить и ожидать машину на февральском холоде.

Семен залез следом, причем не на переднее сидение, а рядом сел. По всей видимости, что-то отразилось на моем лице, потому как он чуть улыбнулся.

– Не могу же я женщину в одиночестве покинуть.

– На решение мое воздействовать желаешь?

– А у меня имеется шанс?

– Тебе честно либо обнадеживающе?

– Давай и тот и тот вариант, мне весьма интересно.

– Шанс имеется неизменно! – с ноткой пафоса заверила я, а позже уже обычным тоном добавила: – Нет.

– Я так и знал. Слушай, я за всю жизнь столько «нет» не слышал, сколько от тебя за день назад и сейчас. Тебе не жалко меня и мое мужское эго?

– Я промолчу, хорошо? В противном случае внезапно комплекс какой получишь…

Семен захохотал. Я также почему-то улыбнулась. То ли на данный момент услышала, как у него заразительный хохот, то ли легко меня реально начала забавлять эта беседа.

– Приехали, – прервал нас таксист.

Я дотянулась денежку, но Семен покачал головой.

– Забери.

– Спрячь, — отмахнулся он и повернулся к таксисту. – Подождите, я на данный момент.

В качестве залога он покинул часть суммы, по окончании чего проводил до подъезда.

– Жень! – в то время, когда я открыла дверь, окликнул Семен.

– Да?

– Быть может все-таки?..

– А ты настырный, тебе говорили?

– И неоднократно. Так что смирись и дай телефончик, а?

– Мой ответ ты знаешь.

– А я у Оли спрошу.

Я улыбнулась.

– Она не позволит. У нас уговор. Ни при каких обстоятельствах без согласия не давать телефонные номера друг друга.

– Прекрасно. Давай так. В случае если я определю твой телефон, ты идешь со мной на свидание. Ну а нет, так нет, я от тебя отстаю.

Чуть поразмыслила. Приятели мой номер не дают, это я знала, потому как практически «вбила» всем в головы. С данной стороны подставы возможно было не беспокоиться. По базе пробить он сможет, само собой разумеется, но лишь нет номера «Агеевой Евгении», оформлено все на моего двоюродного брата, другими словами на второе ФИО.

Исходя из этого, рассудив, что ничего у него не выйдет, а ко мне больше никакие назойливые не будет приставать, я хмыкнула.

– Ну, давай, пари. Сроки?

– семь дней?

– Неа. Дни. на следующий день в, — посмотрела на наручные часы. – Три ночи пари будет закончено.

– Окей. Еще условия?

– В случае если побеждаешь, то приобретаешь лишь свидание. Одно. И ничего больше. В случае если проигрываешь, не ищешь встречи, а при случайной – не пристаешь.

– Договорились. Но место свидания выбираю я. Как и его длительность.

По окончании паузы, все же кивнула. Мы пожали друг другу руки. Семен «разбил».

Простившись, я совсем уверенная в победе, наконец-то зашла в подъезд, на ходу звоня Оле, дабы отчитаться. А уже скоро переодетая в пижаму, с удовольствием укладывалась в постель.

Пришедшую спустя час смс-ку я заметила лишь с утра. И в первое время не имела возможности отделаться от вопроса: как? Как ему это удалось?..

Сообщение на данный вопрос ответ не дало.

Но текст гласил следующее: «Спокойной ночи. Выспись хорошенько, а в двенадцать спускайся вниз, я буду тебя ожидать около подъезда. И да, не планируй ничего, ты целый сутки будешь со мной. Сёма».

Глава 3

В первую очередь по окончании прочтения данного письмеца я отнюдь не побежала планировать, не смотря на то, что часы и показывали практически одиннадцать утра. Нет, вначале я с упорством начала дозваниваться до Оли.

Подруга подняла трубку лишь с пятого раза. Выслушав о себе большое количество далеко не лестных отзывов, я однако добилась от Ольки кое каких ответов. Итак, в клуб Семен позже возвратился. Да, телефон мой задавал вопросы, но Оля его отправила в дальние-дали. И нет, побыл он в клубе не продолжительно, не так долго осталось ждать уехал.

Так, на вопрос «как?», мне подруга ответ, само собой разумеется, не дала. Но я совершенно верно была уверена, что это не она сдала меня. Олька вправду обожала резать правду-матку, а вот лгать – нет.

И… вариантов у меня больше не было. Исходя из этого пролежав, около десяти мин. в кровати, думая, я в итоге сдалась и отправилась планировать на … свидание.

К нужному времени, отнюдь не опаздывая, как это наподобие как негласно принято у девушек, я вышла из подъезда. К чести Семена не опоздал и он и уже стоял около подъезда.

– Как ты это сделал?

– И тебе здравствуй, — хмыкнул Сёма.

– Угу, здравствуй, — спохватилась я, но поменять тему не дала. – Так как ты раздобыл мой номер?

– Весьма…Весьма не легко.

А глаза так и светятся насмешкой.

– Не ответишь, да?

– Отвечу. Но лишь в конце отечественного свидания, — окончательное слово он очень выделил, сказал его с удовольствием.

Я в мыслях хмыкнула. Н-да, гордились мы собой знатно.

– Хорошо. И куда же ты меня поведешь?

– Пошли, для начала мы как направляться взбодримся.

– Да я как-то и не жалуюсь на вялость, — настороженно отозвалась, сама не осознав, в то время, когда Семен успел забрать меня за руку.

– Поверь, не так долго осталось ждать ты осознаешь как ты еще не проснулась… — загадочно оповестил Сема и, подмигнув, без звучно направился к остановке.

Мне ничего не оставалось, как последовать следом. Уже ощущая опасения от его замысла.

Ну… Что тут сообщишь? Несложного опасения было мало. Я, как минимум, должна была в панике развернуться и возвратиться обратно в квартиру.

Но кто ж знал, что Семен додумается повести меня (!) на первом свидании (!) на картинг?!

– Ты знаешь, что это, — кивнула головой на автостраду. – Не безопасно?

– Не правда. С соблюдение всех правил, тут ничего страшного нет. Да и тем более тут дают не только шлем, но и экипировку. И выполняют толковую инструкцию.

– Семен, я в жизни ни разу не была в картинг-клубе!

– Но я был. – Так же легкомысленно парировал юноша.

Вдохнула. Выдохнула. И снова заговорила, осознавая, что до тех пор пока еще шанс имеется, мы еще лишь находились в очереди в кассе:

– Я за рулем сидела два раза да и то – нелегально, благодаря папе, что сидел рядом и держал руку на ручном тормозе. И это при том, что я ехала со скоростью 40 км в час.

– Тебе тут растолкуют, как нужно руководить. А ехать с большей скоростью и не нужно. Все равно мы не на громадную автостраду отправимся, а в закрытый картодром. И да, мы заберём двухместный карт.

Мне оставалось лишь безрадостно набраться воздуха. По причине того, что этого… непробиваемого мне было очевидно не переубедить по крайней мере в данной его идее. А отказаться я не имела возможности по условиям пари.

Исходя из этого дождалась до тех пор пока Семен заберёт карт в прокат. Послушно выслушала инструктаж по технике безопасности и о том, как руководить этим как бы авто. Нарядилась в защиту. А позже…

– Знала бы, что все так обернутся – покинула бы дома записку, в которой указала бы, кого винить в моей смерти, – вцепившись в руль, пробормотала я.

Рядом хмыкнули.

– Жень, ни при каких обстоятельствах бы не поразмыслил, что ты такая трусиха.

– Не считаю разумное опасение – трусостью. Я в первоначальный раз тут. Это, по-любому – страшно, я совершенно верно знаю, что кое-какие приобретают на картинге важные травмы, – достаточно нормально, без оглядки на внутренне напряжение парировала я. – Так что конкретно не считаю, что нужно радуется над моим… тревожным состоянием.

– Хорошо. Но однако повторюсь: я тут не в впервые. И как видишь – жив, а также травм не получал. И на моей памяти не было жертв. Так что избавляйся от собственной тревожности, мы выезжаем через 60 секунд.

– Роскошная новость.

– И да, не думай, что все управление на данный момент будет на мне. Ты мне конкретно будешь в этом помогать.

– Я прямо вне себя от счастья.

– Ну-ну… Основное не нужно выпрыгивать от эйфории из карта.

– Не переживай, в случае если что я от эйфории тебя выпихну. Дабы всецело насладится поездкой, так сообщить.

Он ухмыльнулся.

– Ну вот. Совсем другое дело, определю Женечку. В противном случае вздумала тут мне… тревожится.

Я фыркнула, но промолчала. Лишь увидела, как вышел работник картинга с флажком, что означало, что заезд на данный момент начнется.

– Я же давал слово тебя взбодрить, правильно?

Я скосила на юношу глаза. Он, будто бы ничего не случилось, разглядывал то автостраду, то меня и был наряду с этим весел и расслаблен.

– И?

– Заряд бодрости ты купишь… прямо на данный момент.

– О Господи… — вцепилась я в руль, видя, как флажок быстро опускается вниз, а мы начинаем перемещение…

Это было… В неспециализированном-то тут с описанием у меня имелись кое-какие неприятности. По причине того, что я, возможно, ни при каких обстоятельствах таковой коктейль чувств не получала. волнение и Страх, кипящее в начале. А позже к этому всему, к моему удивлению, добавилось наслаждение, возбуждение и восторг от поездки. Так что адреналин легко зашкаливал.

Семен практически все лжём руководил, а в начале, в то время, когда я совсем терялась из-за кошмара, он еще и подначивал, заставляя меня сжимать зубы и собраться, а не отпустить руль и зажмуриться.

на данный момент, в то время, когда мы завершили поездку и Сема выходил из карта, я так же, как и прежде сидела в нем, кроме того не снимая шлем. Во-первых, мне необходимо было прийти в себя, собраться с эмоциями и мыслями, так сообщить. А во-вторых, я опасалась, что мои дрожащие руки просто не смогут расстегнуть данный шлем.

– Эй, Жень, у нас лишь одна поездка. Нет, если ты само собой разумеется желаешь, я могу…

– Не нужно! – вскинулась я, осознавая, что я по окончании одной поездки буду месяц в себя приходить. – Мне хватило. Благодарю.

Набравшись воздуха, я все-таки сняла с головы шлем. В этот самый момент обнаружилась вторая неприятность. Думается, кроме рук, у меня дрожали еще и ноги.

Прекрасно хоть Семен не стал издеваться, не смотря на то, что я была уверена, о моем состоянии он знал. Да и по большому счету, кроме усмешки в глазах, мне кроме того придраться в этом замысле не к чему было. Юноша мне кроме того руку подал, помогая выбраться, что было очень кстати.

– Благодарю.

– Обращайся. Могу кстати к выходу на руках донести.

Н-да, поторопилась я с выводами о его нормальности.

– Уж как-нибудь пешком дойду.

– Ну наблюдай…

Отправила ему убийственный взор и первой направилась к выходу, радуясь, что ощущения «ватных» ног уже проходит.

– Ну, ладно тебе, Жень. Тебе ж понравилось, не отрицай!

– Не буду. Но повторять таковой опыт я не согласна.

По причине того, что это через чур для меня. Чересчур остро. Сверх меры эмоционально. Но об этом я Семену уже не стала говорить.

– Поверь, через какое-то время ты снова захочешь ко мне прийти. Картинг… затягивает.

– Не думаю, – отрезала я.

– И не нужно. Думать сейчас буду я.

– Уверен, что можешь это делать? В противном случае я как-то не увидела проявления твоего интеллекта, в то время, когда ты вздумал меня ко мне вести.

– Но ты так как взбодрилась, правильно? И точно на данный момент полна чувств, впечатлений, энергии. И тебе понравилось, это мы уже узнали. Так что … чем нехорош был данный вид развлечений?

Неохотно, но я признавала его правоту. Я помой-му и пришла в себя уже. Но в до сих пор все кипело, переворачивалось, бурлило. Хотелось чего-то для того чтобы… Сама не знаю, чего. Но в простом состоянии у меня еще ни при каких обстоятельствах для того чтобы непонятного настроения и таких необычных чувств не было.

– Хорошо. Допустим, это было здорово. Но я все равно не одобряю. А если бы я за рулем на уровне фобии опасалась сидеть? А если бы…

– Стоп. Вот не нужно меня за идиота принимать. Я на счет автомобилей определил от Оли.

Вот подруга! А мне и не заявила, что он ее расспрашивал… Так может она и телефон дала?..

С подозрением посмотрела на Сему.

– Не наблюдай так, я у нее лишь об этом задал вопрос. Другое о тебе желал бы определить из первых уст. И да, телефон она мне не давала.

– Неужто?

– Честное пионерское. Не смотря на то, что нет, находись. Я октябренком лишь был. Подойдет честное октябренское?.. октябрьское?.. Тьфу ты! В общем ты осознала меня!

– Осознала, — губы нечайно чуть дрогнули. – И поверю тебе, так и быть… октябренок.

– Ну а ты?

– Что я?

– Была пионером?

– Это так принципиально важно? – я внезапно совсем развеселилась.

Не знаю, отчего. Легко… он такие вещи необычные обо мне выяснял. Быть может это все картинг виноват, кто его знает.

– Само собой разумеется. Не определю об этом – дремать не буду.

– Это без шуток… Нет, не была. Ни в октябрятах, ни в пионерах, ни в других организациях. Лишь в универе было нужно в профсоюз вступать.

– Эх, не активистка ты ни разу.

– Угу. И раз уж я так разочаровала тебя, может это, к себе я?

Сема в ответ лишь взглянул, но я осознала, что с данной остановки, до которой мы успели дойти на протяжении беседы я уеду лишь с ним. И не к себе, а в том направлении, куда он задумал.

– Условия пари, Женечка, нужно выполнять.

– Я в курсе. Либо ты думаешь, я в карт села из-за великого жажды?

– Кто знает, кто знает… — протянул Сема, глядя на номер подъезжавшего автобуса. – Так, хорошо, что выбираешь на данный момент: важную еду либо перекус?

Прислушалась к себе. Утром я успела позавтракать, исходя из этого на данный момент сильного голода не испытывала.

– Ммм, давай что-то среднее.

– Окей. Тогда отправились.

Семен привел меня в мелкое, совсем неприметное кафе. Но стоит дать должное, оно было миленьким. А как позже выяснилось, тут еще было красивое обслуживание, не кусающие стоимости и весьма кроме того вкусные суши.

По окончании заказа, и минутной паузы, Семен поставил локти на стол, подбородок положил на скрещенные в замок руки и глядя на меня выдал:

– Говори.

Хлопнула глазами. Хмыкнула. И повторила позу, выясняясь не весьма на большом растоянии от лица Семы, доверительно информируя:

– Я бы с удовольствием. Если ты сообщишь, о чем.

Для чего нужна статистика ВК


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: