Комплексы как независимые существа

Понятие комплекса основано на опровержении монолитных представлений о личности. У нас большое количество Я, происходящих из сочетания врожденных опыта и предрасположенностей. Но большой ход пребывает в рассмотрении комплекса как автономной единицы, таковой как человек. Практически, Юнг сам думелок о том, возможно ли разглядывать его теорию как «описание примитивной демонологии» Практически, сказал он, это в полной мере верно, потому, что, в то время, когда люди в древности и в средневековье говорили о власти демона либо о утраты души, они говорили о попадании под власть либо о подавлении комплекса соответственно.

Грубо говоря, пишет Юнг, нет принципиальной разницы между комплексом и фрагментарной личностью … комплексы — это отколовшиеся души (CW 8, para. 202). Он идет еще дальше: комплексы ведут себя как свободные существа. Юнг завершает последнее предположение, додавая: данный факт особенно нагляден при ненормальных состояниях души, при которых … они кроме того принимают личностный темперамент эго (CW 8, para. 253). Время от времени вторая добрая половина предложения забывается и не смотря на то, что, быть может, Юнг этого не желал, было рвение рассматривать психологическую деятельность как некоторый перманентный роман, в котором комплексы и сопутствующие им процессы схватываются в таких несложных и клишированных персонификациях, что тонкость и структура деятельности совсем теряются. Я упомянул об этом вследствие того что у меня было пара пациентов и учеников, каковые неожиданно объявляли мне, что на данный момент говорит их ветхий мудрец либо анима, либо кроме того самость. Частенько это легко интеллектуальный процесс, не предполагающий никакого эмоционального контакта с бессознательным. Не так долго осталось ждать мы разглядим терапевтическое применение таких персонификаций, но сначала пара мыслей против идеи комплексов как свободных существ.

ПРОТИВ КОМПЛЕКСОВ

Психоаналитики Этвуд и Столороу создали тезис, который связывает теории личности с личной судьбой и неприятностьми авторов этих теорий (1975, 1979; ссылки на 1975). Так, предмет их рассмотрения в целом связан по большому счету не с Юнгом — скорее они сохраняют надежду, что анализ обязан освободиться от метапсихологических изысков, каковые разглядывают субъективные переживания теоретика так, как если бы это были настоящие, подобные вещам единицы. Они предпочитают иметь дело единственно с субъективно принимаемым миром отдельных личностей. В случае если мы сделаем это, утверждают они, мы сможем избежать навязывания субъективного образа переживания людской природе. Но меня тревожит не сообщение личной жизни Юнга с его идеями. Это сделали компетентно Этвуд и Столороу, каковые заключают, что неудивительно, что имеется связь между довольно часто неспокойной судьбой Юнга и его идеями. Я кроме этого не желаю спорить с положением о том, что теория имеет защитную цель.

Этвуд и Столороу подчеркивают то, как образ объекта (под которым они знают архетипический образ либо комплекс) ощущается как отдельная личность, цитируя положение Юнга о том, что человек в полной мере прав, в то время, когда разглядывает аниму как независимую личность и адресует ей индивидуальные вопросы (CW 7, para. 397). Тут, считают Этвуд и Столороу, Юнг говорит о таких субъективных переживаниях образов объектов, как живых личностей, постулируя существование независимых единиц (в том месте же, с. 198). Объектам, воображаемым Юнгом, приписываются неожиданные, довольно часто волшебные и сверхъестественные силы, как если бы они были мифологическими фигурами, пришедшими из архаичной части людской опыта (в том месте же, с. 198). Эти архетипические образы, говорят Этвуд и Столороу, примитивные, весьма гипертрофированные, всемогущие объекты, и они кроме этого расщеплены на всемогуще хорошие и всемогуще нехорошие (божественные либо демонические). И это рассматривается вторыми критиками Юнга как регрессивная активизация примитивных переживания самости и способов восприятия и объекта. Такие качества не имеют ничего общего с действительностью. Эта критика напоминает идея Гловера о том, что архетипический материал есть легко остатком детских моделей мышления.

По моему точке зрения, Этвуд и Столороу избегают упоминаний о том, что Юнг много раз подчеркивал важность позиции, занимаемой эго человека по отношению к архетипам (кроме этого см. выше Вильяме). Этвуд и Столороу через чур четко выполняют различие между внутренним и внешним и, наконец, термин образ объекта не эквивалентен архетипическому образу, покакое количество сочетание внешнего объекта и внутреннего потенциала, характерное для последнего термина, не подразумевается в первом. Образ объекта предполагает легко внутреннюю репрезентацию того, что реально снаружи.

Не такую крайнюю позицию занимает Драй (1961). Она призывает к осторожности, дабы метафора полностью не вытеснила доводы, а мы не пробовали всецело отделить комплексы один от другого. Ее кроме этого тревожит философский прыжок, что мы делаем, отталкиваясь от идеи о том, что комплексы не подвластны отечественному сознательному контролю, к персонификации сознательных существ, существующих кроме субъекта (в том месте же, с. 121).

Варнава: о Comedy Woman, каминг-ауте приятеля, скинхедах и комплексах // А поболтать?..


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: