Кому может помочь терапия по методу сенсорной интеграции в диалоге?

Честно говоря, каждому!

Появляется вопрос: в каких случаях людям приходится обращаться за помощью к терапевтам, дабы улучшить собственную сенсорную интеграцию?

В большинстве случаев, у людей появляется потребность в терапии, в случае если в течении долгого времени понижается уровень качества их жизни и ухудшается здоровье. В случае если речь заходит о детях, решение о том, какая терапия и в то время, когда как раз будет проводиться, в большинстве случаев, принимают родители. Как правило они сперва обращаются к докторам-педиатрам, к воспитателям в детских садах либо к преподавателям в школе. Часто воспитатели либо учителя сами обращают внимание своих родителей на то, что с их детьми что-то «не так».

Мне удалось добиться больших удач, применяя метод сенсорной интеграции (при отклонениях от нормы), в некоторых случаях — в тесном сотрудничестве со экспертами по формированию коммуникации, логопедами, физическими терапевтами*, экспертами по формированию перемещения, эрготера-

* Физическая терапия — медицинская профессия, в которой приизменяются физические (естественные либо природные) способы воздействия на больного, базирующиеся в первую очередь на активном движении, и мануальном и действии и рефлекторном воздействии тепла, света, высоких частот, ультразвука и воды. Эксперты по физической терапии применяют подходы, эффективность и безопасность которых были научно доказаны, чтобы в максимальной степени вернуть свойство собственных больных (клиентов) к функциональному перемещению. — Примеч. науч. ред.

певтами*, экспертами, практикующими способы Фельден-крайза и Томатиса, и особыми педагогами (см. главу «Какие виды терапии разумно дополняют сенсорную интеграцию в диалоге!»), при следующих отклонениях:

— трудности в обучении;

— нарушения поведения;

умственная отсталость;

— нарушения развития;

— аутизм;

— мутизм;

— задержки в развитии речи;

— нарушения слуха;

— нарушения зрения;

— нарушения внимания;

— нарушения физического развития, травмы;

— церебральный паралич;

— тяжелые множественные нарушения;

— эпилепсия.

В возрасте от рождения до 1 года и при церебральных параличах я настоятельно советую сотрудничество со специалистами, каковые применяют Бобат-метод и терапию Фель-денкрайза и имеют стаж работы с младенцами.

Мой персональный опыт выходит за рамки детского возраста. Документальный фильм, посвященный долгой работе со взрослыми людьми, страдающими тяжелейшими патологиями, аутоагрессией и слепотой, — работе, которая велась в евангелическом фонде Альстердорф**, — показывает, каких потря-

* Эрготерапия — медицинская профессия, основанная на научно доказанных фактах, что целенаправленная, имеющая для человека суть деятельность оказывает помощь улучшить его функциональные возможности (двигательные, эмоциональные, когнитивные и психологические). Цель эрготерапевта — максимальное восстановление методности человека к свободной судьбе (самообслуживанию, продуктивной деятельности, отдыху). — Примеч. науч. ред. * В Гамбурге; Улла Кислинг некое время трудилась в этом фонде. -Примеч. пер.

сающих результатов возможно добиться за довольно маленькое время.

Но, ни один способ не гарантирует непременного успеха. Все люди различные. Одним из решающих факторов, помогающих добиться хороших трансформаций, есть активное сотрудничество ближайшего окружения. Кроме своих родителей в него смогут входить дедушки и бабушки, няни, школа и детский сад. Время от времени складываются такие острые обстановки, что приходится рекомендовать перевести ребенка в другую группу, другой класс либо другую школу.

Необдуманные поступки участвующих в воспитании людей смогут скоро уничтожить все успехи терапии.

Первая встреча -«замечающая диагностика»*

Первая встреча с родителями и ребёнком проходит по-различному, в зависимости от возраста ребенка и имеющихся у него проблем.

В целом я советую родителям приходить на первую встречу в сопровождении еще одного близкого взрослого, дабы ребенку не нужно было находиться при беседе, завершающей осмотр.

Чтобы избежать предвзятости, я принципиально не просматриваю перед первой встречей выписки и медицинские карты. В случае если в том месте будет написано, что «ребенок агрессивен, кусается и дерется, в то время, когда его оставляют без присмотра», у меня подсознательно сформируется определенное отношение к тому, с чем мне предстоит столкнуться. Это отношение может побудить ребенка вести себя соответствующим образом. На первом же занятии он покажет шаблоны собственного нехорошего поведения, которые срочно закрепятся за новой обстановкой в дальнейшем будут прочно связаны со мной и с местом проведения занятий.

В случае если я не собираю никакой предварительной информации о ребенке, по окончании занятия родители часто говорят мне, что в этом случае ребенок продемонстрировал себя с лучшей стороны. Они как будто бы опасаются, что у меня сложится через чур хорошее впечатление об их чаде и я не смогу выявить его неприятностей.

Но так как я именно и получаю того, дабы ребенок у меня на занятиях ощущал себя прекрасно.

Перед началом занятий мне принципиально важно знать, принимает ли ребенок препараты, воздействующие на восприятие, потому, что это может повредить диалогу.

* Это понятие я позаимствовала у моей коллеги Габи Каллиновски.

Для терапии мне не требуется проводить никакого тестирования. Замечающая диагностика возобновляется в каждом эпизоде занятий. Фактически, именно она, при наличии опыта, и определяет диалог между терапевтом и ребёнком.

Я считаю тщетным на базе каких-то тестов составлять в понедельник замысел занятия, которое будет проходить в пятницу.

Однако для работы мне необходимы направления от страховой компании, а для разъяснительных бесед с некоторыми родителями — более либо менее стандартизированные способы обследования. В последнем случае я опираюсь на опыт, полученный на протяжении стажировки у педиатра Инге Флемиг.

Замечающая диагностика начинается с самого начала встречи. Она неотделима от терапии и в большой степени зависит от чувствительности наблюдателя.

В медицинской карте одной аутичной девочки педиатр написал, что данный ребенок ни при каких обстоятельствах не сможет установить контакт с окружающим миром подобно другим людям. Тем самым он безоговорочно расписался в собственной неспособности к диалогу! Эта девочка прекрасно знакома тем, кто видел видеозаписи на моих семинарах, — это Мелани.

Отечественное отношение, язык отечественного тела по отношению к исследуемым больным оказывает немыслимое влияние на результат терапии. Успех работы в диалоге очень во многом зависит от личного развития и самовосприятия терапевта (педагога).

Пример

Урок рисования в школе. Всем детям было сообщено принести в альбом и этот день краски для рисования.

Преподаватель стоит перед классом. Справа, глядя на него ясными глазами, к нему подходит Светочка Солнышко. Он поворачивается к ней (раскрывающимся перемещением), и Светочка информирует ему, что принадлежности для рисования она, к сожалению, забыла дома. Преподаватель гладит ее по головке с бережно причесан-

Первая встреча — «замечающая диагностика»

ными яркими локонами и утешает: «Ничего ужасного, попроси соседа по парте поделиться с тобой».

Какой дорогой и чуткий преподаватель, как он идет навстречу ребенку, поразмыслите вы.

Но вот слева к преподавателю подходит растрепанный и расхристанный, с выбивающейся из брюк рубахой, Петька Неслух. Нене смотря на то, что, в душе уже ожидая проблем, он информирует преподавателю то же самое.

Преподаватель так и остается находиться, глядя в сторону, с Петькой он строг: замечание в предупреждение и дневник о угрожающем наказании — еще бы, поскольку речь заходит о «рецидивисте».

Петьке не меньше, чем Светочке, а пожалуй, и больше, хочется чуткости и знаков внимания (а также выражающихся жестами). За собственную маленькую судьбу он уже успел осознать, что с целью достижения цели годятся и негативные стимулы. Он переходит к вербальному наступлению. Ему не приходится продолжительно получать того, дабы преподаватель развернулся к нему, хотя бы чтобы звучно отчитать за хамство. Громкая обращение для Петьки — это кинестетический раздражитель, влияющий на слух. Потому, что Пете не достаточно информации для базисных ощущений, он берет то, что может взять, любой ценой. Замкнутый круг! Как раз Петьке Неслуху нужна помощь, хорошее отношение, дабы освободиться от установившихся шаблонов, обусловленных отрицательным опытом.

Детям с таким опытом сложно устанавливать с людьми прямой контакт.

Справедливо ли вычислять, что данный мальчик специально забыл рисовальные принадлежности дома? Что он намерено раздражает учителя?

Чтобы делать что-то специально, необходимо это действие спланировать, продумать заблаговременно. А для этого требуется более либо менее хорошая сенсорная интеграция.

Справедливо ли упрекать учителя в том, что ему недостает определенной интеграции эмоций? Так как он вычисляет обычным, что Петька Неслух снова что-то забыл. Какие конкретно меры предпри-

нял преподаватель, дабы оказать помощь ребенку избежать данной ситуации? Знает ли он, что мама Петьки забыла приобрести новый альбом, а старшему брату именно в данный сутки пригодились краски и он первым схватил единственный появлявшийся дома комплект?

Я не желаю обвинять преподавателей, но прошу вас представить себе на этом примере, как сложным может оказаться стечение событий.

На протяжении замечающей диагностики появляются следующие вопросы:

— Каков контакт между ребёнком и родителями?

— Кто сперва входит в помещение, родители либо ребенок?

— «Липнет» ли ребенок к родителям?

— Прижимает ли мать ребенка к себе, избегая всякого лишнего перемещения?

— Врывается ли ребенок в помещение?

— Проявляет ли он гиперактивность?

— Проявляет ли ребенок особенное недоверие?

— Обращается ли он сходу к педагогу (терапевту) либо же к терапевтическому материалу?

— Двигается больше на протяжении стенки либо идет через помещение?

— Как (как следует) он двигается?

— Как (как следует) он держится?

— Каков мышечный тонус: не сильный, сильный либо нормальсветло синий;ный?

— Говорит ли ребенок? Внятно либо нет? Звучно либо негромко? С живой интонацией либо с интонацией робота?

— Слышит ли ребенок?

— Не большое количество ли он ходит на цыпочках?

— Не реагирует ли остро на громкие звуки (гиперакузия)?

— Видит ли ребенок? Останавливает ли он взор на предметах?

— Имеется ли у него неприятности с кожей?

— Как он ходит по помещению: шумно либо негромко?

— Наблюдает ли на маму, на педагога?

— Ребенок бодрый, внимательный, усталый, задумчивый, вялый, унылый?

Первая встреча — «замечающая диагностика» 65

— Отмечаются ли двигательные стереотипии, проявляется ли стереотипность в перемещениях глаз, в обращении с предметами?

— Как реагирует на вербальное обращение?

— Имеется ли асимметрии?

— Больше применяет правую либо левую руку?

— Что ему больше всего нравится в помещении, какая игрушка?

— Не избегает ли прикосновения к овечьей шкуре?

— Не проявляет ли потребность в особенном, педантичном порядке?

Ответы на эти вопросы разрешают оценить, как трудится сенсорное восприятие у ребенка. Эти наблюдения определяют мои предстоящие действия.

Часто мне приходилось слышать, как родители с оттенком гордости в голосе говорили: «Отечественный кроха не ползает, он сходу отправится! До тех пор пока что он все разглядывает». Таких детей мы именуем «глазными детьми». Они сидят с обширно открытыми глазами и не двигаются. Кое-какие из них становятся детьми-ползающими-на-попе. Сидя, они соединяют подошвы ног, прижимают их к полу и подтягивают попку вперед. Позже они снова вытягивают ноги вперед и т.д.

Видела я и терапевтов, каковые предпринимают все чтобы ребенок как возможно скорее поднялся с пола и начал ходить.

Я желаю еще раз выделить, как серьёзны достаточные предпосылки для развития навыков на каждой отдельной стадии. Перепрыгивание отдельных этапов развития «оставляет дыры» и не формирует надежной базы, к примеру, для последующего школьного обучения.

В наблюдательной диагностике мы всегда сталкиваемся с этими «дырами». Они искажают неспециализированную картину нормального развития, вызывают видимые нарушения. Сейчас ребенок может вычислять, а на следующий день — нет.

Айрес пишет: «Нарушения сенсорной интеграции запрещено перерасти. В следствии бессчётных упрочнений и длитель-

ной практики ребенок может купить негенерализованные (фрагментарные) навыки*, каковые компенсируют нехорошую обработку сенсорных сигналов и замаскируют проблему. Ребенок с неорганизованными постуральными реакциями либо неупорядоченной работой глазодвигательных мышц может обучиться играть в бейсбол и рисовать карандашом, но будет это делать, постоянно преодолевая трудности, каковые никуда не провалятся сквозь землю. Приобретение негенерализованных навыков — через чур тяжёлый путь обучения, практически не оставляющий сил на что-либо второе. Мы стараемся уменьшить ребенку исполнение действий, и это становится вероятным, в случае если сенсорная интеграция улучшается».

В случае если ребенку еще нет пяти лет, я сначала замечаю, как он играется сам. Как как следует он прошел разные ступени развития в первоначальный и второй год судьбы? Какие конкретно движения получаются у него прекрасно, как это соответствует его настоящему возрасту? Совпадают ли мои наблюдения с тем, что заботит его мать?

Инге Флемиг осматривает маленьких детей и младенцев лишь в надёжном положении на коленях у матери либо на полу. У нее я обучилась проводить разные испытания, описанные ниже.

Дабы проверить работу вестибулярной совокупности, я сажусь наоборот матери и прошу ее убрать руки, не придерживать

* В норме при обучении чему-либо человек последовательно проходит пара стадий — от понимания стоящей перед ним задачи до выбора нужных для ее исполнения действий. В конечном итоге освоение навыка характеризуется тем, что человек может удачно его применять в условиях изменяющейся среды. Происходит так называемая генерализация навыка, т.е. перенос свойства удачно делать определенное воздействие в каждые новые условия. При отсутствии генерализации навыки формируются фрагментарно: в этом случае человек должен как бы заново осваивать навык в новой обстановке, не применяя предшествующий опыт или частично, либо полностью. — Примеч. науч. ред.

Первая встреча — «замечающая диагностика»

ребенка. В один момент я беру ребенка за ножки, дабы установить контакт и проверить тонус. Я медлительно тяну его к себе так, что ребенок, оставаясь на коленях у матери, сползает в положение лежа на пояснице. Дети с повышенной чувствительностью чувствуют нарушение равновесия уже в тот момент, в то время, когда мать убирает руки, и пробуют защититься, дети со сниженной либо обычной чувствительностью визжат от наслаждения. Готовность матери убрать руки также говорит о многом. Большая часть матерей, имеющих детей с повышенной чувствительностью, сначала колеблются.

Я легко оттопыриваю крохе громадной палец ноги и осторожно провожу ногтем громадного пальца руки по обнажённой подошве. Реакция ребенка показывает, принимает ли он данный раздраобитатель и как он его обрабатывает.

До тех пор пока ребенок находится в положении полулежа, я контролирую тонус приводящих мышц. Для этого я развожу его согнутые в коленях ножки в стороны. Тяжело выразить словами то, что знают руки, что для меня соответствует норме, а что — нет. При неуверенности я советую сделать УЗИ либо рентген тазобедренных суставов.

Дабы исключить нарушения осанки и сколиоз, младенца сажают обнажённой спинкой к осматривающему. Легко наклоняя вперед и наряду с этим придерживая плечи, контролируют позвоночник.

Наблюдает ли ребенок на предмет и следит ли за ним взглядом? Прислушивается, пробуя выяснить, откуда идет звук? Как реагирует кожа на прикосновение? Оставляют ли легкие прикосновения пальцев на ней красные пятна?

Множество параметров диагностики не поддается записи, потому, что как правило осматривающий опирается на собственный персональный опыт. Многие годы работы с сотнями детей и с самим собой складываются в сложную картину единого диагностического подхода.

В случае если ребенок старше пяти лет и согласен выполнять то, что его просят сделать, я провожу осмотр по способу Инге Флемиг:

Сперва я прошу ребенка снять обувь, колготки и длинные штаны (для детей старшего возраста я заблаговременно прошу родителей забрать с собой спортивные шорты).

1. Ребенок стоит нормально, вес распределен между обеими нога
ми: в данной позе прекрасно видно, как развит свод стопы. На
пятом году судьбы он уже должен быть прекрасно организован.

В случае если в этом положении свод стопы не виден либо виден слабо, я прошу ребенка приподняться на цыпочки. У двигательно незрелого ребенка в этом положении свод стопы виден прекрасно. При генетического плоскостопия свод стопы виден не будет.

Плоскостопие — это костное изменение, его запрещено исправить. Что же касается незрелой стопы (незрелым, само собой разумеется, является целый ребенок, «незрелая стопа» неизменно связана с «незрелым бедром»), то она целиком и полностью корректируется в ходе улучшения и движения телесного восприятия в целом, а не посредством ортопедических стелек, от которых на ногах остаются вмятины!

У многих незрелых детей в положении стоя на цыпочках виден прекрасный свод стопы. Нога легко еще не сформировалась всецело. Одновременно с этим о том, как деятельно ребенок пользуется ногами, возможно делать выводы по их строению и цвету кожи. Мускулистая, тренированная нога либо бело-розовая, пухлая ножка создают полностью различное впечатление. Некоторым детям сложно кроме того на цыпочках. В случае если ребенок раскачивается из стороны в сторону, размахивает руками, очень возможно, что у него имеется неприятности с вестибулярной совокупностью.

2. После этого я прошу ребенка попрыгать по помещению на одной нож
ке. Большинство детей сходу начинают прыгать, но некото
рые сперва задают вопросы: «А на какой?» Вопрос дает им воз
можность победить время, дабы спланировать перемещение. Но
такая несложная задача, как прыжки на одной ноге, в большинстве случаев не
требует обдумывания.

Уровень качества прыжков говорит об уровне неспециализированного развития. Пятилетний ребенок обязан осилить приблизительно десять слег-

Первая встреча — «замечающая диагностика»

ка пружинящих прыжков подряд по помещению. Все отклонения -остановки, падения, размахивание руками, сбивчивая линия прыжков, твёрдое и шумное приземление (топание), мины -обычному координированному перемещению не характерны. (Резкие, угловатые перемещения, к примеру, показывают на сниженную свойство обрабатывать кинестетическую данные.)

3. Упражнение «тип-топ»* — пройти, ставя одну стопу перед дру
гой так, дабы пятка одной ноги совершенно верно касалась громадного паль
ца второй. Ребенок пристально наблюдает на ноги, дабы идти,
ни за что не держась. Дети довольно часто пробуют компенсировать
недостатки вестибулярной совокупности посредством зрения.

Отклонения от мнимой прямой линии, неточная постановка ног, размахивание руками и мины (экстрапирамидные перемещения), фиксация взора на одной точке свидетельствуют о недостатках в области обработки базисных ощущений.

Инге Флемиг давала это задание перед тем, как перейти к более сложным упражнениям для вестибулярной совокупности. Это разрешает оценить, сколько времени необходимо ребенку по окончании воздействия вестибулярного раздражителя, дабы заново отрегулировать равновесие и опять выполнить упражнение «тип-топ».

4. Ребенок делается в центр помещения, разводит руки в стороны
и неспеша поворачивается десять раз около собственной оси.

Многие дети с нарушениями восприятия не смогут выполнить кроме того эти десять оборотов. Кое-какие отказываются (не заставлять!), другие падают. Кто-то компенсирует собственную неспособность, начиная шалить и кривляться, поворачивается слишком медлительно либо через чур скоро.

Тут опять направляться оценивать уровень качества перемещения. Как именно ребенок справляется с задачей, каким стратегическим арсеналом он располагает?

* Немецкий язык разрешает перевернуть это наименование, превращая «тип-топ» в «пис-пот», т.е. «ночной горшок», что дети и делают с огромным наслаждением, провоцируя взрослых. По-русски такое упражнение в большинстве случаев именуют «муравьиный ход». — Примеч. пер.

В случае если голова у ребенка не кружится вовсе, это говорит не о хорошей вестибулярной совокупности, а о ее очень низкой чувствительности. Ребенку с хорошей организацией сенсорных систем достаточно пятнадцати-двадцати секунд, дабы заново отрегулировать равновесие (на взрослых это не распространяется).

5. Сразу после вращения ребенка просят опять выполнить упражнение «тип-топ», глядя наряду с этим на ноги. В случае если ребенку удается пройти не хуже, чем перед вращением, это значит, что вестибулярная совокупность с задачей справилась. В этом упражнении мы обращаем внимание на время, нужное ребенку чтобы отрегулировать равновесие, и на то, как хорошо ему это удается.

6. Я прошу ребенка сесть на пол и развести вытянутые ноги, а руки поднять к потолку.

При прекрасно развитых тазобедренных суставах колени остаются лежать на полу, поясницы прямая, таз и позвоночник находятся под прямым углом к бедрам. Отклонения говорят о проблемах с тазобедренными суставами либо недостаточную подвижность таза.

7. Ребенок стоит среди помещения совершает обеими руками вра
щательные перемещения назад. Инге Флемиг поняла, что
впредь до 11-12 лет перемещения ведущей руки стремительнее и лучше
скоординированы (фото 20). Таким несложным методом возможно
легко установить леворукость либо несформированное мануаль
ное предпочтение. Все же ребенок должен быть достаточно раз
вит, дабы это перемещение у него получалось (другими словами ему должно
быть больше четырех лет).

К 11-12 годам дети, благодаря растущей интеграции движений, научаются параллельно вращать обеими руками.

В случае если при исполнении этого упражнения выявляются отклонения от нормы, направляться совершить более подробный тест на мануальное предпочтение.

Несформировавшееся мануальное предпочтение может порождать симптомы нарушения восприятия. Генетическая ле-

Первая встреча — «замечающая диагностика»

ворукость кроме этого часто ведет к проблемам в развитии (пример Пауля). Таким детям в учебе нужен более большой «кредит». Их мозг трудится, так сообщить, «в обход», требуя громадных затрат энергии и времени.

В случае если мозг лучше справляется с обработкой ощущений, налаживается и «порядок» в мозгу, вырабатывается предпочтение той либо другой руки для определенных действий.

Леворуким детям необходимо оказать помощь разобраться, какие конкретно действия у них лучше получаются правой, а какие конкретно — левой рукой (к примеру, письмо — левой, бросок — правой). Левша совсем необязательно во всех действиях (с большой и небольшой моторикой) предпочитает левую руку. Отыскать ответ ему оказывают помощь рекомендации либо вспомогательные приспособления, к примеру ножницы для левшей и т.п. Статистика говорит о том, что леворукие дети, окончив школу, демонстрируют громадные творческие и художественные свойства.

8. Стойка на одной ноге с закрытыми глазами. Ребенок не закрывает глаз, пока не установит равновесия (фото 21). (Данный тест обрисован в главе «Базы сенсорной интеграции в диалоге»).

Первая встреча — «замечающая диагностика»

9. Я прошу ребенка проползти по помещению на четвереньках. На фотографиях 22 и 23 Финн и Иоханн демонстрируют показатели незрелого ползания: опираются на пальцы рук либо на кулаки, пальцы развёрнуты вовнутрь либо наружу, стопы «в воздухе», с подобранными либо вытянутыми пальцами, положение ног — как при низком старте, голова зажата между плеч, перемещение неритмичное, шумное. (Физиологически верное ползание: вытянутые ноги, тыльная сторона стопы касается пола, пальцы наблюдают вперед, перемещение ритмичное, свободное положение головы.)

Инге Флемиг рекомендует при исполнении ребенком этих заданий замечать в первую очередь за качеством перемещения. Покакое количество нам, терапевтам, чаще приходится иметь дело с нарушениями перемещения, зрительный образ «обычного», эталонного перемещения может поблекнуть.

Устанавливаемая обществом норма «сползает» к движениям более низкого качества. Формируется новая норма.

Отечественный мозг развивался в течении тысячелетий, осваивая все более небольшие и интегрированные перемещения. Что будет, в случае если отечественные дети, замечательно обладая командой «опасность, внимание, беги, спасайся!» в компьютерной игре, сами окажутся уже не в состоянии осуществить ее? Тело — не «средство переперемещения головы», его мозг и тело человека составляют единое целое. Человек не складывается из отдельных частей, он представляет собой единое Я.

Для теста принципиально важно, дабы ребенок проделывал задания охотно и с растущим доверием. Постороннее давление заставляет организм напрягаться, а это искажает итог.

Тот факт, что ребенок в присутствии матери испытывает напряжение, делая соответствующие его возрасту задачи, говорит сам за себя. В случае если отказ делать упражнения в специально подготовленном для ребенка помещении запрещено объяснить недомоганием либо вторыми помехами, то он, вероятнее, говорит о нарушениях в работе вестибулярной системы; очевидно, при том условии, что тестирующий знает правила ведения диалога.

В случае если ребенок саботирует тест, я начинаю терапевтическую игру: сенсорную интеграцию в диалоге.

В ходе терапевтической игры делается светло, каким из базисных ощущений свойственна повышенная либо пониженная чувствительность, на какой качественной стадии развития находится ребенок.

При трудностей в обучении и отдельных неприятностей, связанных с учебой в школе, возможно опираться на другие стандартные тесты интеллектуального развития (К-АВС*, с 3 до 12,5 лет и HAWIK-R**, от 6 лет) и тесты восприятия (PET***).

Среди двигательных тестов самые информативными я считаю тест университета Оснабрюка на развитие моторики (МОТ****, от 4 до 6 лет), тест на координацию перемещений (КТК*****, от 5 до 14 лет) и тест на координацию перемещений на батуте (ТКТ******, от 5 лет).

Моя оценка качества двигательного развития сформировалась на базе регулярного тестирования сотен детей в течение многих лет.

Из-за чего во всем мире среди 100 детей с отклонениями от нормы различной степени тяжести довольно часто выясняются 80% мальчиков и лишь 20% девочек?

Тут возможно высказать следующие догадки.

На 100 младенцев в среднем приходится 51% мальчиков и 49% девочек. Существуют законы природы, снабжающие

* Оценочная батарея Кауфман для детей (Kaufman Assessment Battery for Children, К-ABC; 1983). -Примеч. пер.

** Гамбургский текст интеллекта для детей Векслера (Hamburg-Wech-sler-Intelligenztest fur Kinder). — Примеч. пер.

*** Психолингвистическое тестирование развития (Psycholinguistischer Entwicklungstest). — Примеч. пер.

**** Motoriktest far vier- bis sechsjahrige Kinder (кроме этого МОТ 4r-6). -Приклинок. пер.

***** Korper-Koordinationstest fur Kinder, по Эрнсту Кипхарду. (E.J. Kip-hard) и Ф. Шиллинг (F. Schilling). — Примеч. пер. ****** Trampolin-Korperkoordinationstest, по Эрнсту Кипхарду (E.J. Kip-hard). — Примеч. пер.

Первая встреча — «замечающая диагностика»

сохранение вида. В половом акте мужчина более чувствителен к помехам. Возможно, так природа возмещает 2% отличия между полами? В природе выживает сильный, лишь сильные сперматозоиды во враждебной, кислотной среде смогут пробиться к яйцеклетке.

Во внутриутробном периоде развития мальчику с его супругским гормональным балансом приходится утверждаться в теле дамы, владеющем соответственно женским гормональным балансом. Среди выкидышей больше мальчиков.

Развитие мальчиков в младенческий период протекает медленнее. Они позднее начинают ходить и сказать, в большинстве случаев, позднее приучаются к горшку. В случае если в самый серьёзный период, в первые три года судьбы, случаются задержки, мальчикам не хватает времени, дабы восполнить недостатки позднее. Возможно, потому и необходимы эти лишние 2%? Ответа на данный вопрос нет.

Сенсорная интеграция при РАС и Аутизме. аутизм


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: