Концепция исторической динамики науки т. куна.

Ответственный вклад в разработку проблематики исторического развития науки внёс Т. Кун (1922–1996) собственной концепцией научных революций. Он удачно соединял в собственной деятельности анализ неприятностей философии науки с изучениями истории науки. Кун обратил особенное внимание на те этапы данной истории, в то время, когда кардинально изменялись стратегии научного изучения, формировались радикально новые фундаментальные концепции, новые представления об изучаемой действительности, новые образцы и методы исследовательской деятельности. Эти этапы обозначаются как научные революции. Их Кун противопоставил «обычной науке», а само историческое развитие научного знания представил как постепенное чередование периодов обычной научных революций и науки.

Главным понятием, разрешившим различить и обрисовать эти периоды, стало введённое Куном понятие парадигмы. Оно обозначало некую совокупность фундаментальных знаний и образцов деятельности, взявших признание научного сообщества и целенаправляющих изучения. Понятие парадигмы включало в анализ исторической динамики науки не только фактически методологические и эпистемологические характеристики роста научного знания, но и учёт социальных качеств научной деятельности, выраженных в функционировании научных сообществ.

Научное сообщество характеризовалось как несколько учёных, имеющих нужную опытную подготовку и разделяющих парадигму — некую совокупность основных принципов и понятий, образцов и норм исследовательской деятельности. Как раз парадигма, в соответствии с Куну, объединяет учёных в сообщество и ориентирует их на решение и постановку конкретных исследовательских задач. Цель обычной науки содержится в ответе таких задач, в порождении новых и открытии фактов теоретических знаний, каковые углубляют и конкретизируют парадигму.

Смена парадигмы свидетельствует научную революцию. Она вводит новую парадигму и по-новому организует научное сообщество. Часть учёных отстаивает ветхую парадигму, но многие объединяются около новой. И в случае если новая парадигма снабжает успех открытий, создание новых новых и накопление фактов теоретических моделей, растолковывающих эти факты, то она завоевывает всё больше приверженцев. В итоге и научное сообщество, пережив революцию, снова вступает во время развития, что Кун именует обычной наукой.

Само понятие парадигмы не отличалось строгостью. Критики отмечали многозначность этого понятия, и из-за критики Кун предпринял попытку проанализировать структуру парадигмы. Он выделил следующие компоненты: «символические обобщения» (математические формулировки законов), «образцы» (методы ответа конкретных задач), «метафизические части ценности» и парадигмы («ценностные установки науки») 23. Основное в парадигме, подчёркивал Кун, — это образцы исследовательской деятельности, ориентируясь на каковые учёный решает конкретные задачи. Через образцы он усваивает методы и приёмы деятельности, снабжающие успешные ответы задач.

Задавая определённое видение мира, парадигма определяет, какие конкретно задачи допустимы, а какие конкретно не имеют смысла. В один момент она ориентирует учёного на выбор методов и средств ответа допустимых задач.

Решая конкретные задачи, учёный может столкнуться с новыми явлениями, каковые, по плану, должны осваиваться парадигмой. Она допускает постановку соответствующих задач, очерчивает средства и способы их решения, но в настоящей практике удачно их решить не удаётся. Полученные эмпирические факты не находят собственного объяснения. Такие факты Кун именует странностями. До поры до времени наличие аномалий не вызывает особенного тревоги научного сообщества. Оно считает, что странности будут устранены, а неудачи их объяснения временен . К примеру, открытие вращения перигея Меркурия не было объясненено в рамках хорошей теории тяготения. Это была аномалия, но она не позвала особенной тревоги за судьбы фундаментальной теории. Только потом, по окончании разработки Эйнштейном неспециализированной теории относительности, стало известно, что это явление в принципе не может быть растолковано в рамках хорошей парадигмы (теории тяготения), оно обнаружило собственное объяснение лишь в рамках неспециализированной теории относительности. Но в случае если происходит накопление аномалий, в случае если среди них появляются жёстко установленные эмпирические факты, попытки объяснения которых с позиций принятой парадигмы приводят к парадоксам, тогда начинается полоса кризиса. Появляется критическое отношение к имеющейся парадигме. Кризисы — это начало научной революции, которая ведет к смене парадигмы.

Переход от ветхой парадигмы к новой Кун обрисовывает как психотерапевтический акт смены гештальтов, как гештальт-переключение. Он иллюстрирует данный акт обрисованными в психологии феноменами смены точки зрения, в то время, когда на картине одно да и то же изображение возможно заметить по-различному. К примеру, как зайца либо утку. Подобно на рисунке, где изображены два профиля, в случае если сосредоточить внимание на промежутке между ними, возможно заметить вазу.

Переход от одной парадигмы к второй выяснен не только внутринаучными факторами, к примеру объяснением в рамках новой парадигмы аномалий, с которыми не справлялась прошлая парадигма, но и вненаучными факторами — философскими, эстетическими а также религиозными, стимулирующими отказ от ветхого видения и переход к новому видению мира.

Парадигмы, в соответствии с Куну, несоизмеримы. Они заставляют по-различному видеть предмет изучения, заставляют сказать учёных, принявших ту либо иную парадигму, на различных языках об одних и тех же явлениях, определяют образцы решения и разные методы задач. Исходя из этого, в соответствии с Куну, наука — это не постоянный рост знания с накоплением истин, как это вычисляли приверженцы К. Поппера, а процесс дискретный, который связан с этапами революций как перерывов в постепенном, «обычном» накоплении новых знаний.

Т. Кун очертил собственными изучениями новое поле неприятностей философии науки, и в этом его неоспоримая заслуга. Он обратил внимание на новые нюансы проблематики научных преемственности и традиций знаний. В эры научных революций, в то время, когда изменяется стратегия изучений, происходит ломка традиций. В данной связи появляется вопрос: как соотносятся новые и уже накопленные знания и как обеспечивается преемственность в развитии науки, в случае если учесть научные революции?

Заслуга Куна в том, что анализ для того чтобы рода неприятностей он пробовал осуществить путём рассмотрения науки в качестве социокультурного феномена, подчёркивая влияние вненаучных знаний и разных социальных факторов на процессы смен парадигм.

Вместе с тем в куновской концепции исторического развития науки было много недостатков. В первую очередь в ней не хватает чётко была обрисована структура оснований науки, каковые функционируют в обычные периоды в качестве парадигм и каковые перестраиваются в эры научных революций. Кроме того по окончании уточнения Куном структуры парадигмы многие неприятности анализа оснований науки остались не прояснёнными.

Во-первых, не продемонстрировано, в каких связях находятся выделенные компоненты парадигмы, соответственно, строго говоря, не распознана её структура.

Во-вторых, в парадигму, в соответствии с Т. Куну, включены как компоненты, относящиеся к глубинным основаниям научного поиска, так и формы знания, каковые вырастают на этих основаниях. К примеру, в состав «символических обобщений» входят математические формулировки частных законов науки (типа формул, высказывающих закон Джоуля — Ленца, закон механического колебания, и без того потом). Но тогда получается, что открытие любого нового частного закона должно означать изменение парадигмы, другими словами научную революцию. Тем самым стирается различие между «обычной наукой» (эволюционным этапом роста знаний) и научной революцией.

В-третьих, выделяя такие компоненты науки, как «метафизические части ценности» и парадигмы, Кун фиксирует их «остенсивно», через описание соответствующих примеров. Из приведённых Куном примеров видно, что «метафизические части парадигмы» понимаются им то как философские идеи, то как правила конкретно-научного характера (типа принципа близкодействия в физике либо принципа эволюции в биологии). Что же касается сокровищ, то их черта Куном кроме этого выглядит только первым и очень приблизительным наброском. По существу, тут имеются в виду совершенства науки, причём взятые в очень ограниченном диапазоне — как совершенства объяснения, применения и предсказания знаний. Не хватает аналитическая проработка структуры парадигмальных оснований не разрешила обрисовать механизмы смены парадигм средствами логико-методологического анализа. Описание этого процесса в терминах психологии гештальт-переключения не хватает, потому, что не решает проблему, а скорее снимает её.

Необходимо заявить, что эта проблематика была намного более аналитично проработана в отечественных изучениях за последние 30 лет. Результаты, полученные в этих изучениях, будут изложены ниже, в частности в главе, посвящённой анализу научных революций.

А 1.7 Концепции Т. Куна и М. Полани — Философия науки для аспирантов


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: