Концепт насилия в интерпретации современных конфликтов

Среди теорий, применяющих концепт насилиядля объяснения конфликта, громаднейший интерес воображают теории И. Гальтунга (род. 1930), Т. Гарра (род. 1936) и С. Хантингтона (1927–2008).

Гальтунг кроме прямого насилия (как действия, приводящего к нанесению яркого физического ущерба людям либо их собственности) выделяет еще две его формы – структурное насилиеи культурное принуждение.Под структурным насилием Гальтунг осознаёт создание определенных условий (структуры), ущемляющих интересы и потребности людей. Культурное принуждение – это каждые нюансы культуры, разрешающие легализовать прямое и структурное принуждение. В случае если прямое принуждение предполагает прямые целенаправленные действия, то структурное принуждение воздействует косвенно, через социальные структуры. В отличие от прямого насилия, которое изменчиво и динамично, структурное принуждение статично и стабильно. Социальные структуры в большинстве случаев имеют устойчивый темперамент а также во время социальной изменении, в большинстве случаев, не подвергаются стремительным трансформациям. Структурное принуждение порождает структурные конфликты, каковые до определенной поры остаются латентными.

Во всемирной политике взаимоотношения между югом и Севером кроме этого выстроены на структурном насилии. Структурный конфликт появляется тогда, в то время, когда интересы элитных периферии «и» групп «центра» больше не совпадают и элита «периферии» управляет перемещение национального освобождения.

Согласно точки зрения Теда Гарра, не хватает указать на большие экономические и социальные структуры как на «объяснения», нужно осознать, как люди интерпретируют те ситуации, в которых они выясняются. А интерпретируют они их, как вычисляет Гарр, с позиций групповой идентичности. Гарр вводит понятие относительной депривациикак принимаемого расхождения между ценностными ожиданиями группы и ее нереализованными ценностными возможностями. «Недовольство – это функция расхождения не в это же время, что люди желают, и тем, что они имеют, а в это же время, чего они желают, и тем, чего они, по их убеждению, способны достигнуть» [178] . Появляющаяся неудовлетворенность – основной стимул к политическому действию – при острого конфликта может приводить к политическому насилию. Гарр различает три обобщенные формы политического насилия:

• беспорядки, воображающие собой довольно спонтанное, неструктурированное политическое принуждение, основной участник которого – народ;

• заговор – высокоорганизованное, довольно маломасштабное политическое принуждение;

• внутренняя война – крупномасштабное организованное принуждение, преследующее собственной целью свержение режима либо аннулирование действующего национального состояния и сопровождающееся экстенсивным применением насильственных действий.

Теория политической нестабильностиС. Хантингтона растолковывает внутриполитическое принуждение разрывом между уровнем социальной мобилизации и достигнутым уровнем политической институционализации. Хантингтон уверен в том, что классические и современные общества менее склонны к нестабильности и политическому насилию, по причине того, что сильны их политические университеты. Для обществ переходного типа, наоборот, самый характерна возможность проявления деструктивных форм политического поведения. потребности , инициированные процессами модернизации, ограничены институциональными возможностями переходного общества удовлетворять эти потребности. В следствии появляется разрыв между устремлениями и ожиданиями, с одной стороны, и достигнутым уровнем развития политических университетов – с другой. Данный разрыв генерирует недовольство и социальную фрустрацию, подъем политической мобилизации. Отсутствие адекватно развитых политических университетов затрудняет процесс выражения этих требований посредством легитимных средств политического участия и ведет в будущем к политическому насилию.

Применение концепта насилия в теории конфликта разрешило развести эти два понятия – «насилие» и «конфликт» – и продемонстрировать, при каких условиях конфликт перерастает в принуждение.

В последовательности неспециализированных теорий направляться отметить попытку К. Боулдинга (1910–1993) создать неспециализированную теорию конфликта.Боулдинг много сделал для разработки не только неспециализированной теории совокупностей, но и неспециализированной теории конфликта. Но анализ настоящих распрей вынудил признать, что конфликты (кроме того типовые) ситуационны и неповторимы и их нереально разбирать с позиций раз и окончательно заданной теории.

Но все же потребность в создании неспециализированной концепции, растолковывающей особенности глобальных распрей формирующегося поствестфальского мира, была значительной.

В 1993 г. С. Хантингтон выступил с идеей «столкновения цивилизаций». Он утверждал, что в нарождающемся мире главным источником распрей будут уже не идеология и не экономика. Границы, разделяющие человечество, будут определяться культурой. Нация?государство останется главным действующим лицом в интернациональных делах, но важнейшие конфликты глобальной политики будут разворачиваться между группами и нациями, принадлежащими к различным цивилизациям. Столкновение цивилизаций станет главным причиной всемирный политики. Идентичность на уровне цивилизации будет становиться все более серьёзной, и вид мира будет в значительной степени формироваться на протяжении сотрудничества семи?восьми больших цивилизаций. К ним относятся западная, конфуцианская, японская, исламская, индуистская, православно?славянская, латиноамериканская и африканская цивилизации. Хантингтон кроме этого утверждал, что в скором времени главным очагом распрей будут взаимоотношения между Западом и рядом исламо?конфуцианских государств.

Данной концепцией была подведена черта под теориями конфликта XX в.

В отличие от С. Хантингтона представитель неомарксизма И. Валлерстайн (род. 1930) видит обстоятельства будущих распрей не в цивилизационных, а в экономических факторах. Так, он считает, что уже в начале XXI в. возможно ожидать вызовов либо кроме того прямых отсталого государств юга и нападений бедного на богатый Север, и захватнических войн между самими странами Юга. Но самая основная угроза, которая может исходить от периферии по отношению к ядру мир?совокупности, – массовая миграция населения с Юга на Север. Наплыв уроженцев государств Юга, неспособных всецело интегрироваться в западное общество, вынудит часть вчерашних мигрантов пойти по криминальному пути. Перераспределение ресурсов из сферы социальных услуг и общественного производства в сферу охраны порядка очень плохо скажется на уровне судьбы главной части населения.

1. 4 МЕТОДА РЕШИТЬ КОНФЛИКТ. Конфликтология. К. Прищенко.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: