Конец виртуального сообщества?

Джулиан Диббелл

Говорят, что сейчас самое время возрадоваться по поводу перспектив электронной коммерции в Интернете. Курсы акций интернетовских компаний прямо перед нашими изумленными взорами поднимаются все выше и выше, словно на ангельских крыльях; средства массовой информации ежедневно приносят радостные сообщения о грандиозных прибылях и потрясающих показателях посещаемости сайтов. Утверждают, что наконец-то Интернет становится безопасным для виртуального шоппинга.

Однако среди всего этого радостного возбуждения, которым сопровождается трансформация Сети в Мекку потребителя, интересно было бы вспомнить, что в свое время Сеть больше всего вдохновляла публику своим потенциалом в развитии виртуального сообщества. Сегодня слова виртуальное сообщество обычно употребляются просто как термин маркетинга, обозначающий любую совокупность постоянных клиентов числом более дюжины. Те же, кто все еще употребляют данный термин в его первоначальном, более возвышенном смысле, рискуют показаться несколько смешными, как стареющие дети цветов, пускающие по кругу косячок в закусочной быстрой еды и называющие это коммуной.

Смерть киберпространства?

Так может быть, не стоит сейчас даже и пытаться вернуть этой фразе ее первоначальный смысл? Не лучше ли будет, если те обещания, которые она сулила, спокойно и с достоинством уйдут в прошлое, как это уже случилось с массой иных перспектив трансформации общества, которые, казалось, Сеть нам гарантировала?

Сколько может жить понятие киберпространства?На самом деле я считаю, что идеи виртуального сообщества — как и виртуальные сообщества сами по себе, будь то электронные группы поддержки семей, страдающих болезнью Альцгеймера, или телеконференции фетишистов рабства, или списки рассылки для почитателей Борхеса, или мародерствующие банды фанатиков Quake — важны сейчас, как никогда ранее.

Тем не менее стоит всерьез рассмотреть аргументы в пользу отказа от этого ярлыка. В конце концов, как и большинство других способов осознания потенциала Сети, виртуальное сообщество — это некая метафора, а метафоры частенько переживают время собственной полезности.

Возьмите, например, термин киберпространство. В недавнем эссе в Times Literary Supplement политолог Фил Агре (Phil Agre), специализирующийся на интернетовских вопросах, высказал очень убедительную гипотезу, что этот термин, который на протяжении последних шести или семи лет использовался в качестве главной метафоры в применении к Интернету, возможно, уже отошел в прошлое.

Как имидж некоего измерения, отличного от того, в котором движутся наши тела и функционируют наши институты, киберпространство, похоже, становится все более натянутой концепцией, поскольку Интернет все активнее проникает в сложное переплетение взаимосвязей, существующих как раз между этими телами и институтами. Период, когда Сеть была последним рубежом, постепенно подходит к концу, и одновременно становится все более очевидно, пишет Агре, что сама идея киберпространства была лишь артефактом данного переходного периода.

Преждевременная кончина

Может возникнуть впечатление, что и виртуальному сообществу уготована та же судьба. В конце концов, виртуальность — это концепция, в определенном смысле связанная с киберпространством; она предполагает некую невесомую параллельную вселенную, которая отражает материальный мир, но не является его частью. Но если киберпространство всегда подразумевало некую абстракцию — т.е. пустое, концептуальное пространство, создаваемое нашим воображением в коммуникационных сетях, в которое мы переносим свои утопические надежды и анти-утопические кошмары, — то виртуальное сообщество никогда столь метафизичным не было. Напротив, виртуальные сообщества всегда держались в основном за счет своих реальных связей с нашими телами и институтами, окружающими их и наполняющими их информацией.

Например, на самом базовом уровне виртуальные сообщества находятся в прямой компенсаторной связи с тем, как организованы наши дома и рабочие места, — с неоднородной и фрагментарной текстурой жизни, проводимой в автомобилях, между небоскребами и пригородами, в окружении многочисленных и разнообразных коммуникационных систем.

Именно тот факт, что мы не всегда знаем своих соседей, что мы мобильны, что наше общество в определенной степени раздроблено, — говорит Говард Рейнголд (Howard Rheingold), автор книги Виртуальное сообщество (The Virtual Community), — и создает у нас потребность вступать в контакт с другими людьми.

Действительно ли он-лайновые сообщества адекватно удовлетворяют эту потребность — или же просто являются нашим утешительным призом за неспособность создать более удовлетворительный социальный пейзаж, — это остается открытым вопросом. Но как бы Вы на него ни ответили, виртуальные сообщества остаются жизненно необходимым способом реализовать стремление к контактам в мире, который, похоже, настроен к этому стремлению неумолимо враждебно.

Не сдавайтесь

Более того, если и остаются шансы на то, что Сеть окажет истинно демократизирующее влияние на культурные институты, с которыми она все более тесно переплетается, то эти шансы главным образом основываются на здоровье виртуального сообщества. Например, в отношении СМИ Сеть еще может оправдать возлагающиеся на нее надежды, когда речь идет о выравнивании поля для игры, но только в том случае, если общественные он-лайновые форумы, на которых звучат самые красноречивые и громкие голоса отдельных граждан, будут продолжать развиваться.

Аналогичная ситуация существует и в области экономики: такие социальные эксперименты в Сети, как движение за общедоступное программное обеспечение (open-source software movement), потенциально способны изменить баланс власти между корпорациями и индивидами в пользу последних, но только в том случае, если списки рассылки, коллективные сайты и иные формы существования виртуального сообщества, на которых эти эксперименты основаны, будут по-прежнему процветать.

Такое процветание им отнюдь не гарантировано. Свобода самовыражения — это душа и сердце виртуального сообщества, и непродуманные законы, направленные на регулирование содержания Интернета, продолжают представлять угрозу этой свободе. Но в последнее время выясняется, что существует и иная, менее прямая, но более проникающая угроза, заключающаяся как раз в том феномене, который якобы так всех нас восхитил в это Рождество: я имею ввиду превращение Интернета в шоппинг-центр.

Дело не только в том, что возникновение многочисленных псевдо-сообществ, организованных вокруг коммерческих сайтов, может еще более понизить значение культурных составляющих концепции виртуального сообщества, которые когда-то были его главным содержанием. Больше всего пугает тот факт, что виртуальный шоппинг-центр вот-вот затмит и киберпространство, и виртуальное сообщество в качестве основной метафоры Интернета.

Разумеется, это преимущественно феномен культуры, но его потенциальные следствия гораздо шире. Сеть остается развивающимся организмом, она постоянно меняется на политическом, технологическом и экономическом уровнях, и если она станет восприниматься главным образом как площадка для коммерции, а не для общения, то общество может пострадать вполне реально и ощутимо.

Возможно, будут приняты новые законы — в сфере регулирования содержания и ограничения пользования интеллектуальной собственностью, — которые пойдут на пользу бизнесу, но за счет индивидов и общественных групп. Программные инструменты и сетевые стандарты, облегчающие электронные покупки, будут множиться, а те средства Сети, которые предназначаются для дискуссий и обмена мнениями, могут прийти в упадок. Тот капитал, уже и сейчас незначительный, который направляется на реализацию проектов по созданию виртуальных сообществ, вообще может иссякнуть.

Таким образом, задача тех из нас, кто не хочет ограничиваться сентиментальными надеждами на потенциал Сети по части общественной трансформации, — в том, чтобы вдохнуть новую жизнь в публичные дебаты о виртуальном сообществе.

Сейчас не стоит пытаться вернуть этой фразе ее первоначальный смысл. Сейчас стоит сделать данную дискуссию более осмысленной — направленной на тщательный анализ того, что именно определяет истинное виртуальное сообщество, в чем конкретно заключается его роль и что реально ему угрожает.

Джулиан Диббелл — автор книги Моя крошечная жизнь: преступления и страсти в виртуальном мире (My Tiny Life: Crime and Passion in a Virtual World), которую можно заказать на Amazon.com и в других книжных магазинах.

Ссылки:

Прочтите другие работы Джулиана Диббелла (и работы о нем) на его Web-сайте. Говард Рейнголд, автор Виртуального Сообщества и отец сообщества мозговых штурмов, задается вопросом, не является ли Виртуальное сообщество фальшивым гражданским обществом?. Можно присоединиться к он-лайновому сообществу the Well или к виртуальной хижине Bianca. Прочтите статью Интернет и публичные дебаты (The Internet and Public Discourse) Фила Агре на сайте first monday.

СОВЕТСКИЕ УЧЁНЫЕ о заговоре научно-религиозного сообщества. Уникальные архивные данные.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: