Конфуций о хорошем правительстве

в один раз к Конфуцию пришел ученик и задал вопрос:

– Каковы главные характеристики хорошего правительства?

– Еда, доверие и оружие народа, – ответил Конфуций.

– А вдруг представить, что тебя попросили пожертвовать одним из них, что бы было?

– Оружие.

– А вдруг было нужно бы отказаться и от второго?

– Еда.

– Но без пищи народ бы погиб!

– С незапамятных времен смерть была участью людских существ. Но народ, не доверяющий собственному правительству, вправду пропадет.

Напрасная тревога

Сыма Ню посетовал:

– У всех имеется братья, лишь у меня их нет. Цзыся ему сообщил:

– Я об этом вот что слышал: смерть и жизнь зависят от Небесного веления, богатство и родовитость посылаются с Небес. В случае если добропорядочный супруг почтителен без упущений, культурно обходится с людьми по ритуалу, то в пределах четырех морей любой будет ему братом. Для чего тогда ему беспокоиться, что у него нет братьев?

Нужное любопытство

Войдя в Великий храм, Конфуций задавал вопросы обо всем, что в том месте происходило.

Кто-то увидел:

– И кто это вычисляет сына цзоусца опытным ритуалы? Войдя в Великий храм, он задавал вопросы обо всем, что в том месте происходило.

Преподаватель, услышав это, ответил:

– В этом ритуал и состоит.

Что возможно именовать разумным?

Цзычжан задал вопрос о том, что можно считать разумным. Конфуций ответил:

– В то время, когда ни изощренной клевете, ни пылкой жалобе не удается возыметь действие, то это возможно именовать разумным. В то время, когда ни изощренной клевете, ни пылкой жалобе не удается возыметь действие, то это возможно именовать предусмотрительным.

Ведические притчи

Время ли тревожить меня?

Жил великий ученый, что распевал по утрам молитвы три, четыре, пять часов подряд. И без того длилось годы напролет. Он был великим ученым, великим знатоком санскрита, весьма грамотным человеком.

Наконец Кришна сжалился над ним и в один раз пришел к нему. Он поднялся сзади этого человека, положил собственную руку на его плечо. Человек взглянул вверх и задал вопрос:

– Что вы делаете? Разве вы не видите, что я творю собственные молитвы? Время ли тревожить меня?

И Кришна отпрянул и провалился сквозь землю.

Два предложения

в один раз царь Юдхиштхира, в то время, когда он еще был мальчиком, получал образование гурукуле. И в школу пришел контролирующий. Он начал спрашивать учеников, и все наперебой говорили о собственных познаниях. Но в то время, когда он поинтересовался у Юдхиштхиры, тот нормально сообщил:

– Я выучил алфавит и знаю первое предложение из букваря.

Контролирующий был разгневан и начал кричать:

– Как возможно так продолжительно обучаться и выучить лишь одно предложение?!

Тогда мальчик поразмыслил и ответил:

– Ну, возможно, еще второе.

Тогда контролирующий решил наказать будущего царя. Он схватил розги и стал его бить. Но, не обращая внимания на боль, мальчик все выдерживал и радовался, и тогда сомнения начали появляться у контролирующего. В этот самый момент он заметил раскрытый учебник и прочел первое предложение: «Ни на кого не гневайся и ни при каких обстоятельствах не обижайся, будь терпелив и спокоен – все пройдет».

В этот самый момент контролирующему стало стыдно, и он попросил у мальчика прощения. Но Юдхиштхира сообщил:

– Не нужно просить прощения, поскольку, пока ты меня бил, я все-таки на тебя был обижен, соответственно, я не осознал кроме того первого высказывания.

И тогда контролирующий отыскал в памяти второе предложение: «Неизменно скажи правду и ничего не считая правды».

Два царя

Всевышний Кришна захотел проверить мудрость собственных царей и в один раз пригласил к себе царя, которого кликали Дурьодана, известного по всей стране за свою жестокость и чьи подданные и скаредность жили в постоянном страхе. И сообщил Всевышний Кришна королю Дурьодане:

– Я желаю, дабы ты отправился и обошел всю землю, и отыскал мне по-настоящему хорошего, хорошего человека.

Дурьодана ответил:

– Да, мой господин, – и послушно отправился на поиски. Он виделся и говорил со множеством людей.

Спустя большое количество времени, он возвратился обратно к Всевышнему и сообщил:

– Мой Всевышний, я сделал все, как ты мне приказал, и обошел всю землю в отыскивании для того чтобы человека. Но я его не отыскал. Все люди, которых я встречал, себялюбивы и порочны. Нигде нельзя найти этого хорошего человека, которого ты ищешь.

И Всевышний Кришна отправил его прочь и позвал другого царя, которого кликали Дхаммараджа, известного за собственный великодушие и доброту и горячо любимого его подданными.

И сообщил ему Кришна:

– Царь Дхаммараджа, мне хочется, дабы ты отправился в путешествие около света и привел ко мне хотя бы одного вправду порочного человека.

Дхаммараджа кроме этого подчинился и отправился в путь, на котором повстречал и говорил с громадным числом людей.

Большое количество времени прошло, перед тем как он возвратился к Кришне и сообщил:

– Мой повелитель, я тебя подвел: я никого не отыскал. Имеется одураченные люди, люди, каковые введены в заблуждение, сбились с пути, кто действовал, не ведая, что творит, но нигде я не смог отыскать по-настоящему безнравственного человека. У них у всех хорошее сердце, не обращая внимания на их слабости!

Два раза рожденный

Это произошло в те далекие времена, в то время, когда люди были богобоязненными и невинными, а человек, совершить правонарушение, был исключением из правил.

Жил на свете человек по имени Вальмики. Он промышлял грабежом и, не колеблясь, убивал людей, если они сопротивлялись.

Тогда же жил на свете музыкант, замечательный человек и поэт Нарада. Люди обожали его за радостный нрав. Он постоянно улыбался, шутил, и, в случае если его просили сыграть, ни при каких обстоятельствах не отказывался. Его инструмент был неизменно при нем. Он был с одной струной и именовался эктара. Но как мы знаем, что чем несложнее инструмент, тем выше должно быть мастерство музыканта. И Нарада извлекал из него чарующие звуки.

в один раз Нарада собрался в соседнюю деревню, а дорога шла через лес, в котором промышлял Вальмики. Люди стали уговаривать его не ходить данной дорогой, поскольку это было весьма страшно:

– Вальмики злодей, он не взглянет, что ты хороший человек и музыкант.

Нарада сообщил:

– Я желаю взглянуть на человека, что сделал вас трусами. Всего один человек, а перемещение по дороге остановлено.

Он отправился, по причине того, что верил в музыку больше, чем в жестокость человека.

Вальмики услышал чарующую музыку и вышел на дорогу. К собственному удивлению, он заметил одного невооружённого человека, и от этого и его музыка и человек показались ему еще более красивыми. В первый раз Вальмики почувствовал нерешительность.

– Разве ты не знаешь, – обратился он к музыканту, – что ходить по данной дороге страшно?

Нарада, играя , свернул с дороги и уселся рядом с Вальмики, что точил собственный клинок. Доиграв мелодию, он обратился к грабителю:

– Ты весьма колоритная фигура, но что ты делаешь в чёрном лесу один?

Вальмики ответил:

– Я граблю людей, вот и у тебя на данный момент отберу все твои богатства.

Нарада сообщил:

– Мои богатства иного качества, они внутренние, и я был бы радостен поделиться ими с тобой.

– Меня интересуют лишь материальные сокровища, – ответил Вальмики.

Музыкант сообщил:

– Но они ничто если сравнивать с духовными сокровищами, и ты, таковой сильный человек, сообщи, для чего ты это делаешь?

– Для моей семьи: моей матери, детей и моей жены. В случае если я не принесу им денег, они будут недоедать, а я ничего другого делать не могу, – ответил Вальмики.

Нарада задал вопрос:

– А нужна ли им такая жертва? Ты задавал вопросы у них об этом: готовы ли они поделить ответственность за твои прегрешения перед Всевышним?

В первый раз Вальмики задумался.

– Раньше я не думал об этом, – сообщил он, – но сейчас…

Нарада сообщил:

– Так отправься и спроси их, а я буду ожидать тебя.

Тот отправился к себе и задал вопрос собственную мать. Она ответила:

– Из-за чего я обязана дробить с тобой ответственность за твои правонарушения? Я – твоя мать, твоя обязанность – кормить меня.

И его супруга сообщила:

– С какой стати я буду нести ответственность за твои грехи? Я ничего для того чтобы не совершила и чиста перед Всевышним. Я не знаю, как ты добываешь хлеб, это твое дело.

Вальмики возвратился и сообщил:

– Никто не желает дробить со мной ответственность. Я одинок, и что бы я ни делал для семьи, за все буду отвечать сам. Я желаю осознать самого себя. Наставь меня на путь подлинный, дабы я в один раз смог ощутить ту же музыку, ту же радость, что вижу на твоем лице.

Они ушли совместно… Раскаявшись в собственных правонарушениях, Вальмики много лет искупал содеянное зло жёсткой аскезой. Имя Вальмики переводится «муравьиный» и дано ему вследствие того что он пара лет простоял без движений, целый покрытый муравьями. Очистившись, Вальмики стал легендарным поэтом.

Ему приписывается изобретение эпического стихотворного размера – шлоки. Он кроме этого есть автором известной поэмы Рамаяны.

Заповедь всепрощения

Царь Долгоскорб был изгнан из собственного царства могущественным соседом Брамадаттой. Утратив все собственный достояние, царь Долгоскорб переоделся нищенствующим монахом, бежал с женой из собственного отечества и скрылся в Бенаресе, столице собственного неприятеля.

В том месте царица родила ему сына, которого назвали Долгоживом. Он рос смышленым мальчиком, талантливым ко всем искусствам.

в один раз Долгоскорб был определён одним из собственных прошлых царедворцев, и по приказу царя Брамадатты его схватили вместе с женой, связали и повели по муниципальным улицам. Долгожив видел, как их вели. Он подошел к ним, папа сообщил сыну:

– Долгожив, сын мой, запомни. Неприязнь не умиротворяется неприязнью, а, наоборот, лишь не неприязнью. Не наблюдай, сын мой, ни через чур на большом растоянии и ни через чур близко.

Царь Брамадатта повелел рассечь их тела за городом на четыре части. Решение суда был выполнен, но Долгожив напоил стражу, и, в то время, когда они заснули, он сжег тела своих родителей по обычаю того времени, обойдя трижды со скрещенными руками около костра. После этого он удалился в лес, где плакал и сетовал столько, сколько его душе было угодно. Позже отер слезы, отправился в город и поступил в услужение к царю по уходу за слонами.

Благодаря собственному красивому пению, он удостоился милости Брамадатты, и тот сделал его своим слугой, управляющим царским слоном и задушевным втором.

в один раз Долгожив сопровождал царя на охоту. Они сидели вдвоем в эргономичной корзине на пояснице слона; Долгожив устроил так, что вся свита направилась по второй дороге. Царь почувствовал утомление, положил голову Долгоживу на колени и заснул.

Тогда парень поразмыслил: «Данный царь Брамадатта Бенаресский причинял нам столько зла. Забрал у нас стада, и почву, и казну, и убил моих отца и мать. Сейчас настало время удовлетворить мою жажду мести». И он извлек из ножен клинок. Но сейчас в его голове мелькнула идея: «Мой папа, в то время, когда его вели на казнь, сообщил мне: «Сын мой Долгожив, не наблюдай ни через чур на большом растоянии, ни через чур близко; потому что неприязнь не умиротворяется неприязнью, а наоборот – не неприязнью». Было бы неладно преступить слова моего отца».

Тогда он положил клинок в ножны… Трижды овладевала им жажда мести, и трижды побеждал завет отца.

А сейчас царю снился ужасный сон. Долгожив угрожал ему клинком. парень схватил левой рукой голову царя Брамадатты, правой извлек собственный клинок и сообщил: «Я Долгожив, сын царя Долгоскорба Козальского. Ты причинил нам большое количество зла, ты забрал у нас стада и обозы, почву, казну и умертвил отца и мать моих. Сейчас настало время удовлетворить жажду мести».

Проснувшись, царь заметил занесенный над ним клинок. Но парень медлил… Царь вскрикнул:

– Отчего же ты медлишь?

И Долгожив поведал ему о окончательных словах собственного отца. Тогда царь Брамадатта припал к ногам парня и сообщил:

– Даруй мне жизнь, сын мой Долгожив!

– Как могу я даровать тебе жизнь, о царь! Ты, царь, обязан даровать мне жизнь!

– При таких условиях, даруй ты мне жизнь, сын мой Долгожив, а я дарую жизнь тебе.

И даровали царь Брамадатта и парень Долгожив жизнь друг другу, подали друг другу руки и поклялись ни при каких обстоятельствах не причинять один второму зла. И царь Брамадатта сообщил:

– Сын мой Долгожив! Что желал сообщить тебе папа перед смертью, говоря: «Не наблюдай ни через чур на большом растоянии, ни через чур близко, по причине того, что неприязнь не умиротворяется неприязнью, а наоборот – не неприязнью»?

И парень ответил:

– Мой папа желал сообщить этими словами вот что: не давай неприязни продолжительно продолжаться в собственном сердце, не расходись через чур опрометчиво со собственными приятелями, не руководствуйся в собственных поступках мыслями из прошлого либо будущего, а руководствуйся заинтересованностями настоящего. Слова же, сообщённые отцом перед смертью: «Неприязнь не умиротворяется неприязнью, а, наоборот, не неприязнью», означают вот что: ты, царь, умертвил моих отца и мать; если бы я захотел забрать у тебя жизнь, то те, кто предан тебе, забрали бы жизнь у меня. Так отечественная неприязнь не умиротворилась бы неприязнью. Сейчас же, о царь, ты даровал мне жизнь, а я даровал тебе жизнь; вот не неприязнью и умиротворилась отечественная неприязнь.

Брамадатта вскрикнул:

– Чудно! Страно! Как умно ты рассуждаешь!

Затем он дал Долгоживу собственную дочь в жены и вернул ему царство его отца.

Вера и Любопытство

в один раз некоторый бхакта (идущий методом Божественной Любви) желал перейти море. У Вибхишаны, к которому он обратился с просьбой о помощи, был пальмовый лист, на котором было написано имя Всевышнего. Бхакта не знал об этом, Вибхишана сообщил ему:

– Забери это с собой и привяжи к краю одежды. Это даст тебе возможность в полной безопасности перейти через океан. Но наблюдай, не разворачивай страницы, по причине того, что, в случае если взглянешь вовнутрь, то утонешь.

Бхакта поверил словам приятеля и в полной безопасности отправился по океану. Но, к сожалению, его постоянным неприятелем было любопытство. Он захотел взглянуть, что за драгоценную вещь, которая имеет такую силу, что он может идти по волнам океана, как по жёсткой почва, дал ему Вибхишана. Открыв, он заметил, что это пальмовый лист, на котором написано имя Всевышнего. Он поразмыслил: «Неужто это все? Такая пустяковая вещь позволяет ходить по волнам?» Когда эта идея появилась у него в голове, он погрузился в воду и утонул.

Освобождение

Шел в один раз Нарада Муни в духовный мир к самому Шри Кришне давать отчет о проделанном преданном служении, как внезапно повстречал на пути почтенного брахмана. Определив, куда направляется Нарада Муни, брахман попросил задать вопрос Кришну, сколько же ему еще маяться в этом материальном мире и в то время, когда Кришна заберет его к себе. Кроме этого его весьма интересовало, чем же занимается Господь в свободное время? Скоро Нарада повстречал бедного сапожника, что, выразив ему собственный почтение, попросил его определить о том же, что и брахман.

В то время, когда Нарада достиг собственной цели, он принес бессчётные поклоны, сопровождаемые бесчисленными молитвами, и отчитался перед Господом. Но в конце он поведал о просьбе сапожника и брахмана и задал вопрос Господа, что им ответить. Господь поразмыслил мало и сообщил:

– Не могу сосчитать, довольно много судеб предстоит прожить брахману.

– Из-за чего, мой Господь, поскольку он без шуток изучает Веды?

– Заметишь, ему, что осталось жить две жизни, и сам осознаешь. А сапожнику сообщи, что я заберу его по окончании стольких судеб, сколько листьев на дереве, под которым он сидит. И передай им, что я занимаюсь тем, что продеваю слона в игольное ушко, то в том направлении, то обратно.

– Ты вправду так проводишь собственный время? – удивился Нарада, ни при каких обстоятельствах не видевший для того чтобы занятия Господа.

– Легко передай им это, и ты очень многое осознаешь. Озадаченный Нарада поспешил воплощать поручение Господа, и в то время, когда он прибыл к брахману, то поведал все, что слышал.

– Как две жизни?! Мне еще торчать в нашем мире две жизни! И это не обращая внимания на то, что я не ем и не дремлю, совершаю аскезы, все просматриваю эти книги? Где справедливость? Куда наблюдает Господь? Я тут кое-как эту одну жизнь доживаю. За что мне такое наказание?

– Кроме этого он просил передать, чем он занимается, – сообщил Нарада, начинающий все осознавать и радуясь. – Он в свободное время продевает слона в игольное ушко.

– Да не имеет возможности этого быть! Все это неправда! Что, Ему больше делать нечего? какое количество перечитал писаний, нигде для того чтобы не упоминается. Да и практической ничего хорошего нет. О, бедный слон!

Он еще долго что-то сказал, но Нарада, улыбнувшись плану Господа, отправился дальше. В то время, когда он поведал сапожнику, чем занимается его Господь, тот изумился:

– Ну нужно же! Насколько велик Господь! Это так как так сложно, но он все равно способен сделать это, – возликовал он.

– Ты вправду веришь в это? – пристально задал вопрос Нарада, поскольку сам он ни при каких обстоятельствах не видел, как Кришна продевает слона в игольное ушко.

– Да, – сообщил сапожник, – никто не может повторить план Господа. Лишь Он владеет бесконечным могуществом и силой. Вероятно ли поместить огромное дерево баньян в мелкое семечко? Нет! Но Господь делает это весьма легко, взгляни. – И он продемонстрировал на огромное дерево, под которым сидел.

– Но Он просил кроме этого тебе передать, что тебе жить в нашем мире еще столько судеб, сколько листьев на этом дереве, – сообщил Нарада.

– Какая успех! – закричал в восхищении сапожник, быстро встав и подняв руки. – Я по большому счету не хорош освобождения из этого мира, а ты принес мне эту необычную новость, что я возвращусь к моему Господу всего лишь за столько судеб! Это такая милость!

И когда он это сказал, все листья сразу же осыпались с этого дерева, и ни одного не осталось, кроме того самого мелкого. Это была его последняя судьба.

Право святых

в один раз индийский мудрец Нарада шел к месту паломничества – в храм всевышнего Вишну. На ночлег его приютила одна бездетная семья. Наутро хозяин обратился к Нараде прося: «Ты планируешь в храм Вишну. Попроси его, дабы он отправил нам ребенка».

Нарада попросил Всевышнего:

– Смилуйся над этим человеком и дай ему ребенка.

Всевышний ответил тоном, не допускающим предстоящего дискуссии:

– Этому человеку не суждено иметь ребенка.

Нарада закончил молиться и возвратился к себе.

Пять лет спустя Нарада снова совершал паломничество и снова переночевал у гостеприимных хозяев. В этом случае он заметил двух мелких детей, игравшихся у порога хижины.

– Чьи это дети? – задал вопрос Нарада.

– Мои, – ответил хозяин.

Нараде захотелось определить всю историю, и человек поведал:

– Пять лет назад, сразу после того, как ты ушел, в отечественную деревню пришел один саньясин. Он переночевал в отечественном доме, а утром, перед уходом, благословил меня и жену… И вот плоды его благословения».

Добравшись до храма, Нарада сразу же обратился к Всевышнему:

– Ты сказал мне, что тому человеку не суждено иметь детей. Сейчас у него их двое!

Всевышний засмеялся, услышав эти слова.

– Это, должно быть, проделки святого, – ответил он. – У святых имеется право поменять судьбу!

Забудь обиду людей

в один раз Прахлада почувствовал Всевышнего. Господь сообщил ему, что он может попросить, чего желает, и Он даст ему. Прахлада ответил:

– В случае если я вижу Тебя, чего мне еще хотеть? Господь повторил ему, что он может захотеть всего, чего желает. И тогда Прахлада сообщил:

– Если Ты желаешь сделать мне милость, забудь обиду людей, каковые преследовали меня.

Океан и Рыба

В океане жила-была рыба, простая рыба. Лишь в один раз она через чур много наслышалась об Океане и сделала вывод, что обязана израсходовать все силы собственной жизни, но попасть в том направлении.

Рыба начала обращаться к различным мудрецам, и, не смотря на то, что многим из них нечего было сообщить, они говорили всякую чепуху, дабы поддержать собственный авторитет гуру.

Так, одна умная рыба заявила, что достигнуть Океана весьма и весьма непросто. Для этого сперва необходимо практиковать движения и определённые позы первой ступени восьмеричного пути безупречно двигающих плавниками рыб.

Вторая рыба-гуру учила, что путь в Океан лежит через изучение баз миров просветленных рыб.

Третья учила, что постижение Океана весьма и весьма сложно, и лишь весьма немногие рыбы когда-либо достигали этого. Путь – это повторять все время мантру «Рам-рам-рам…», и лишь тогда откроется путь к Океану.

И как-то раз вконец уставшая от разнообразных поучений рыба поплыла в заросли водорослей. И в том месте она встретила совсем обычную неприметную рыбу.

Услышав о нелегких исканиях, она так учила рыбу-искателя:

– Океан, что ты ищешь, всегда был, имеется и будет рядом с тобой. Он постоянно кормит, оберегает, окружает собственных жителей. И ты также являешься частью Океана, лишь ты этого не подмечаешь. Океан и в тебя, и снаружи тебя, и ты – его любимая часть. А все рыбы – это волны этого великого Океана!

Язык Божественного

Изучавший санскрит ученый был очарован тем, как Мастер мелодично напевает стихи на санскрите.

– Я постоянно знал, что нет на земле языка, более подходящего для выражения Божественного, чем санскрит!

– Не будь дураком! – сообщил ему Мастер. – Язык Божественного – не санскрит, а Безмолвие.

Конфуций Высказывания и Мудрые Афоризмы ТОП 10


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: