Контекстуальный и интегративный подход

В терапии необходимо понимать, на каком уровне возможно вмешиваться и на каком уровне происходят обмены10. Нужен контекст в целом, дабы реально заметить связи.

Мне думается, что анализ в рамках каждой из школ есть одновременно значимым, нужным и перспективным, но чтобы робота в целом была действенной, нужна целостная картина семьи: сведения о расширенной семье (тётях и дядях, сёстрах и двоюродных братьях и т. д.) и о нескольких ее поколениях, происхождения и знание родства, т. е. нужно совершить работу полиреферентного замысла. Строго системный подход время от времени есть мало редукционистским и недостаправильным, так же как и личный либо психоаналитический подход. Нужно было бы дополнить их контекстуальным подходом (таким, как, к примеру, подход Бузормени-Надя, как, но, и подход Гоффмана), что включает два предыдущих и учитывает всех: как присутствующих, так и отсутствующих участников семьи. Тут мы имеем дело с понятием многосторонности, т. е. принятием во внимание боковых и вертикальных взаимоотношений, каковые имеют место в одно да и то же время.

10 В соответствии с Ивану Бузормени-Надю, имеются три уровня:

— уровень чисто интрапсихический: Оно, Я и Сверх-Я и отношения этих трех инстанций;

— межличностный уровень: к примеру, бессознательные либо сознательные лояльности по отношению к родственнику, собственному отцу либо собственной матери либо мужу;

— уровень межличностный экзистенциальный: иметь либо не иметь своих родителей, иметь либо не иметь детей, и т. д.

В рамках этого подхода мы снова обращаемся к идеям Морено относительно ролей, комплементарных ролей, ролевых ожиданий, спящих и реактивированных ролей, и социального атома. Так мы выходим на антропологический подход, настаивающий на витальной значимости семейных правил и декодировании этих правил — чаще скрытых, чем явных.

Сделаем мелкое отступление.

Маргарет Мид говорила, что в то время, когда она начинала работать в качестве антрополога на островах Тихого океана, то для нее было проблемой осознать цивилизацию, в которой она находилась, и сделать так, дабы эта цивилизация ее приняла. В другом случае она бы погибла от холода и голода либо ее, скорее всего, съели либо растерзали животные либо люди. Было необходимо (не смотря на то, что и весьма не легко) изучить разговорный язык и декодировать, осознать провозглашаемые и скрытые правила общества, каковые в корне отличаются друг от друга на различных островах Тихого океана. Они изменяются от одного острова к второму и в любом случае весьма далеки от принятых в Соединенных Штатах. Так, ей было нужно принимать, угадывать, декодировать, изучать правила сотрудничества, дабы быть принятой и выжить.

В то время, когда мы начинаем трудиться с семьей либо с отдельным человеком с учетом контекста его семьи, будь то психотерапевтическая либо психиатрическая неприятность, неприятность здоровья либо экзистенциальная неприятность, в рамках этого подхода принципиально важно осознать, какие конкретно негласные правила существуют в данной семье, в данной среде.

Домашние правила

Процитируем пара правил12, чаще всего встречающихся в семьях.

Существуют семьи, жизнь в которых основывается на правилах комплементарности: в них имеется заботящиеся и те, о ком заботятся. Так, имеется люди, каковые заботятся о других, и имеется больные люди. Как в семье Чарльза Дарвина, где все наслаждались от для того чтобы типа взаимоотношений, в которых был заботящийся и тот, кто приобретает близких и заботу семьи (см. сноску 9 на стр. 38).

Существуют семьи, где правилом есть приложение всех сил чтобы сын взял образование, и приоритет отдается не самому старшему среди детей, а первому сыну, т. е. его делают старшим. Это значит, что в случае если сын есть вторым либо третьим ребенком в бедной семье либо семье, имеющей долги в связи со смертью отца, старшая дочь начинает трудиться в раннем возрасте, чтобы оказать помощь брату продолжать учебу. Существуют семьи, где старшая дочь трудится секретарем (без бакалавриата), вторая есть работником социальной сферы (бакалавриат + 2 года учебы), а третий ребенок, сын, трудится доктором (бакалавриат + 7 лет учебы). Возможно задать себе вопрос, из-за чего дочери и мать трудились, дабы «поставить на ноги сына», и как они с этим живут позже?

Но видятся и семьи, где, напротив, существует равенство между детьми.

Существуют и такие семьи, в которых один сын, женившись, остается жить со собственными родителями и приобретает ферму, а второй уходит (и делается армейским, священником либо моряком), и другие семьи, где дети, уже имеющие собственную семью, живут под одной крышей (это прекрасно проанализировал Эммануэль Тодц). Имеется и семьи, где дети покидают насиженное место фактически со дня совсемлетия.

Существуют семьи, где пара поколений живут вместе под одной крышей, и такие, где за старшим ребенком остается дом, замок либо ферма, а другие дети покидают семью.

Существуют и такие семьи, где «делают старшего», который берет в собственные руки домашние дела (ферму, завод, виноградник и т. д.). Таким старшим делают время от времени второго либо третьего ребенка.

У меня был клиент, только что переживший тяжелую автомобильную трагедию. Это был как раз таковой «сделанный стар^ ший», которому не получалось осознать, из-за чего он, а не его старший брат унаследовал классическое имя старшего. В данной бретонской семье вот уже 300 лет старшего сына нарекали именем Ив-Мари. Но в этом случае настоящего старшего сына кликали, к примеру, Жаком, а второго Ив-Мари. Именно на втором и держалась вся семья. Ему было весьма тяжело играться эту роль, например, ему не получалось жениться. У него были дети, но он не был женат. Он не имел возможности осознать, из-за чего обязан играть роль «сфальсифицированного старшего» и как именно делать это. Легко таково было домашнее правило. Ив-Мари воспользовался аварией собственной автомобили и сверхтяжелыми травмами, чтобы заново обдумать обстановку, поболтать об этом, наконец, с семьей, раскрыть тайны и начать новую судьбу, но сейчас уже собственную, а не фальшивого старшего — носителя роли.

Прорабатывая домашние правила посредством геносоциог-раммы, принципиально важно видеть, каковы эти правила и кто их разрабатывает. Это возможно дед, бабушка либо сестра бабушки, каковые устанавливают закон либо же озвучивают закон и передают его. Время от времени в семьях имеется дети, которым не удается жениться (выйти замуж) до смерти собственной матери либо отца.

В то время, когда мы начинаем прекрасно осознавать правила таковой семьи, то попытки терапевта оказать помощь ей достигнуть мельчайшей дисфункции в отношениях и наилучшего равновесия между «заслугами» и «долгами» каждого из ее участников становятся успешными. Другими словами мы пробуем вернуть обстановку, чтобы никто не ощущал себя обделенным в распределении обязанностей, в разделе имущества, в «разделе» воспоминаний (и вещей-воспоминаний), в разделе доходов, взятого на данный момент либо в будущем образования, другими словами в разделе ресурсов будущего.

Лекция Экхарда Редигера «Схема-терапия — интегративный подход»


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: