Конвенциональные импликатуры (пресуппозиции)

Разберем следующий пример. На вопрос «Кто таковой холостяк?» большая часть людей в большинстве случаев отвечает «Это неженатый мужчина». Но назовем ли мы холостяком 87-летнего неженатого мужчину? Разумеется, нет. Из-за чего? По причине того, что назвать его так мешает возраст. Другими словами носитель языка будет применять слово холостяк тогда, в то время, когда он желает назвать мужчину а) неженатого; б) определенного возраста.

Та часть значения языковой единицы, которая осмысляется (рационализируется) говорящим (‘неженатый’), представляет собой ассертивный компонент значения, либо ассерцию.

То, что подразумевается само собой, а потому кроме того и не артикулируется, не рационализируется (‘определенный возраст’), именуется пресуппозицией.

Пресуппозиции конвенционально, в силу устройства данного языка, связаны с тем либо иным словом либо синтаксической конструкцией, исходя из этого они являются конвенциональными компонентами грамматических конструкций и значения слов данного языка.

Пресуппозиция – это неявно присутствующая информация, т.е. это таковой компонент смысла высказывания, что не имеет прямого выражения и исходя из этого восстанавливается слушателем на базе тех суждений, каковые он формулирует в собственном сознании в целях адекватного понимания высказывания, опираясь на знание значений языковых единиц.

Суждение Р именуют семантической пресуппозицией суждения S, в случае если и из истинности, и из ложности S направляться, что P действительно.

Высказывание S в ситуации, где фальшива его пресуппозиция, очень. К примеру, высказывание Это ты передвинул стол?,имеющее пресуппозицию ‘стол передвинут’, будет малосодержательно, в случае если стол остался находиться на прошлом месте, а высказывание Книга прочтена осмысленно, лишь в случае если согласится подлинным, что кто-то просматривал книгу. Предложение Вася знает, что столица России – Иркутск не может быть подлинным либо фальшивым в отличие от следующих высказываний, каковые возможно квалифицировать как подлинные либо фальшивые в зависимости от знания и качества: Вася знает, что столица России – Москва либо Вася не знает, что столица России – Москва.

Следовательно, пресуппозиция – это компонент смысла предложения, что должен быть подлинным чтобы предложение не воспринималось как семантически аномальное.

Серьёзным свойством пресуппозиции (в отличие от ассерции) есть неподверженность отрицанию: «…с семантической точки зрения пропозиция Q есть пресуппозицией пропозиции P тогда и лишь тогда, в то время, когда Q нужно направляться как из P так и из не-P. Это значит, что Q действительно в любой модели, в которой P или действительно, или ложно» [Столнейкер, 1985, с. 429]. Отрицательное предложение Ливень не кончился имеет ту же пресуппозицию, что и хорошее Ливень кончился, в частности ‘шел ливень’.

Противопоставленные друг другу высказывания Это ты разбил чашку? и Это не ты разбил чашку? имеют одну и ту же пресуппозицию ‘чашка разбита’, отрицанию в этом случае подвергается тот компонент смысла, что есть ассерцией (кто субъект действия: ты либо не-ты).

В высказывании Разве вы не понимаете, что беспорядки уже закончились? неявно присутствует информация ‘были беспорядки’. Эту идея слушатель восстанавливает, опираясь на контекст, в частности на значение слов уже и закончились (исходя из этого Г.Грайс и назвал пресуппозиции «конвенциональными импликатурами»: при извлечении смысла слушающий опирается на конвенциональное знание, т.е. на лексическое значение слова).

Обрисованные выше свойства делают самый удобным инструментом языкового действия, применяемым в политическом дискурсе при реализации приема, что именуется ассерция, маскирующаяся под пресуппозицию. Сущность приема содержится в том, что мысль, которую необходимо внушить адресату, подается под видом пресуппозиции (т.е. того, что уже и без того само собой очевидно, следовательно, это и обосновывать не требуется).

В предложении Но члены Государственной думы не сумели справиться с собственной жадностью пресуппозиция ‘члены Государственной думы жадны’ подана как неоспоримый факт, а не как утверждение, которое еще нужно доказать.

Таким же образом реализован прием ассерции, маскирующейся под пресуппозицию, в следующих высказываниях:

Где забрать деньги на восстановление уничтоженной экономики России? – в качестве само собой разумеющейся подается идея ‘экономика России уничтожена’;

Мы желаем, дабы Дума прекратила быть столичным политическим балаганом – через чур дорого это обходится избирателям – в качестве ассерции представлены пресуппозиции ‘нынешняя Дума – это балаган’, ‘на оплату этого балагана уходят деньги избирателей’;

При вашей помощи мы наведем порядок в стране и извлечём народ из нищеты – в качестве неоспоримой информации поданы мысли ‘в стране нет порядка’, ‘народ в нищете’.

Во всех этих примерах та часть смысла высказывания, которую еще необходимо обосновать, доказать (ассерция), поставлена на место части содержания, которая есть неоспоримой и не требует доказательств, которая имеется неизменно, потому, что без нее высказывание утратило бы суть (пресуппозиции).

Сердобольская Н.В. Роль конвенциональных импликатур при кодировании прямого дополнения


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: