Леди джен находит убежище

Леди Джен устала от желания и холода дремать. Она кое-как дотащилась до пересечения двух улиц; места эти были ей незнакомы. На углу одной из улиц возвышалось громадное строение, окна которого были ярко освещены.

Леди Джен повернулась к освещенным окнам, на фронтоне дома сверкала мраморная доска с большими буквами. Ухватившись оледеневшими от холода ручонками за чугунную решетку, окружавшую фасад строения, она приподнялась на цыпочках и прочла по складам: «Приют для сирот».

«Для сирот»? Это что может значить? А как в том месте тепло, как светло!..

Поразмыслив, она очень сильно дернула за звонок на дверях и заглядывала в окно. В залитой огнями зале бегали и прыгали дети.

Позвонив, леди Джен словно бы и забыла о звонке, увлеченная замеченным. Застывшая от холода, она не держалась за решетку и наблюдала, наблюдала…

Дверь парадной лестницы отворилась. На крыльцо вышла дама средних лет.

Женщина, увидав девочку с обнаженной головой, бедно, нищенски одетую и обутую, подхватила ее, взяла на руки и унесла в дом.

— Дитя мое, милое дитя, как ты ко мне попала? В таковой мороз, практически раздетая! Из-за чего ты не идешь к себе?

В первую 60 секунд девочка не имела возможности сказать ни слова — до того озябла и устала. Она ощущала на себе нежные руки, и ей казалось, что она в объятиях матери. Но вопрос, как она ко мне попала, вынудил леди Джен содрогнуться от кошмара.

— О, не отсылайте меня! — закричала несчастная девочка. — Не отсылайте, не возвращайте назад к тете Полине! Я ее опасаюсь: она сейчас меня побила, дала мне пощечину, и я от нее убежала.

— Где живет твоя тетя Полина? — задала вопрос Маргарита (так кликали начальницу приюта для сирот), держа девочку на руках и не сводя испытующего взора с ребенка.

— Не знаю где. Думается, на большом растоянии из этого.

— Ты не можешь отыскать в памяти улицу?

— Это не улица, а, думается, переулок — нечистый, в болоте. В том месте нужно по доскам ходить.

— Можешь ты мне назвать имя твоей тети?

— Могу: ее кличут тетя Полина.

— А настоящее ее имя?

— Не знаю. Я постоянно звала ее тетя Полина. О, прошу вас, не отсылайте меня к ней! Я опасаюсь в том направлении идти, она приказала мне принести вечером деньги, а без денег не возвращаться. Она приказала мне петь на улице, но я петь не имела возможности, а просить милостыню не смела…

Тут девочка не выдержала и залилась слезами, но начальница приюта привыкла быть свидетельницей самых горьких сцен из судьбы детей.

— Где же твоя мать и твой отец? — ласково задала вопрос она у леди Джен.

— Отец погиб, а про маму тетя Полина говорит, словно бы она куда-то уехала. Но я пологаю, что она также погибла.

Глаза Маргариты наполнились слезами. Она еще крепче прижала к себе дрожавшую от холода сиротку и отправилась во внутренние помещения.

— Не желаешь ли ты переночевать тут, душа моя? — задала вопрос она. — У нас живет большое количество, большое количество девочек, и отечественные воспитательницы весьма их обожают и берегут.

Бледное личико леди Джен расцвело.

Так мне возможно остаться у вас? Вы разрешите мне играться с детьми? — радуясь задала вопрос она.

Само собой разумеется, дитя мое! А на следующий день утром ты возьмёшь собственную долю подарков.

Маргарита открыла входную дверь и ввела девочку в помещение, где было большое количество мелких детей.

* * *

Прошло пара дней, как леди Джен попала в приют. Так как за ней никто не приходил, то в приюте решили выяснить девочку в младшее отделение.

Не так долго осталось ждать она привлекла к себе внимание не только Маргариты и других воспитательниц, но и всех детей. Пение ее увлекало всех, голос девочки заметно креп и развивался.

В приюте малютку практически засыпали лакомствами и подарками, но никто так не баловал ее, как госпожа Ланье, которая довольно часто навещала детей. Она в обязательном порядке привозила маленькой Джен какой-нибудь презент.

Скоро Маргарита отыскала уместным убрать слово «леди» из имени девочки, и воспитательницы одобрили это предложение.

— Мне думается, — сказала Маргарита собственной помощнице Агнессе, — что госпожа Ланье собирается усыновить Джен. Не будь у нее большое количество собственных детей, я точно знаю, что она уже перевезла бы девочку из приюта в собственный дом.

— Госпожа Ланье время от времени задает мне престранные вопросы об этом ребенке, — ответила Агнесса. — В то время, когда Джен поет, госпожа Ланье глаз с нее не спускает и слушает с огромным вниманием.

— Да, — сообщила Маргарита, — я и сама увидела, что госпожа Ланье всегда расспрашивает Джен. Разумеется, ей хочется определить от самой девочки, как она попала к малоизвестной родственнице собственной — какой-то тете Полине.

Джен продолжала настойчиво молчать, ограничиваясь тем немногим, что она поведала в порыве отчаяния в тот — первый — торжественный вечер. Ее пугало, как бы не попасть опять в когти не добрый Жозен, строго-настрого запретившей кроме того упоминать об улице Хороших детей. А в это же время как хотелось девочке поболтать с воспитательницами о Пепси, Диане, Жераре и о семье Пешу!.. Как ныло ее сердечко при воспоминании об этих хороших людях, верных ее приятелях! На уроках пения Джен в мыслях переносилась в красивый сад с цветами, в домик мисс Дианы, и ей казалось, что она поет вместе с нею.

Проходили месяцы, а ветхие приятели Джен оставались в неизвестности.

В это же время девочке уже шел восьмой год.

Бедную мисс Диану постигло громадное горе. Страшно занемогла ее мать, а в середине августа скончалась. Кроткая, терпеливая Диана осталась совсем одна в мелком домике, со собственными цветами, птицами и деревьями. Грусть не покидала ее со времени похорон матери.

— О, если бы со мной была моя бесценная девочка! — со вздохом сказала она, оставаясь одна. — Каким бы утешением, какой отрадой она была бы для меня!..

На следующий сутки утром, в то время, когда семья Пешу сидела за завтраком, принесли газеты. Отец Пешу, просмотрев первый лист, вскрикнул, да так звучно, что супруга его чуть не опрокинула кофейник, из которого планировала наливать кофе.

Что такое? Что произошло? — задала вопрос она, содрогнувшись.

Вместо ответа супруг прочёл следующее объявление:

«Погребена из милосердия умершая в госпитале для бедных госпожа Полина Жозен, урожденная Бержерон».

Глава 21

An Unbreakable Bond | The Lion Whisperer


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: