Личное бессмертие и смертность других

Как довольно часто мы сидим в своей квартире в комфортном кресле перед телевизором либо с газетой в руках и читаем/слушаем подробности какого-либо убийства, от которых шевелятся волосы на голове. Однако, сейчас нам в полной мере комфортно, мы отдыхаем. Люди испытывают, возможно, в таковой ситуации определенное легкое возбуждение. Вот подлинное объяснение того, из-за чего случаи преступлений и убийств относятся к новостям, каковые завлекают громаднейшее внимание. Это неприятная действительно, нравится она нам либо нет. Что разрешает растолковать данный интерес, что не зависит от образования и уровня культуры? Люди превосходно знают, что это не через чур прекрасно, но, однако, собственного поведения не меняют. Обстоятельство кроется в том, что подсознательно все верят в собственный бессмертие, и, интересуясь смертью вторых, мы как бы отстраняем тем самым смерть от себя. Все избегают мыслей о собственной смерти. В личном бессознательном человека смерть неосуществима. Плохо представить финиш нашей жизни на данной почва. Некоторый смутный ужас может охватить нас при прослушивании сводки о количестве погибших в дорожно-транспортных происшествиях в праздники, и все же втайне нас радует идея: «Это был кто-то второй, а не я». Элизабет Кюблер-Росс, большой современный исследователь смерти, пишет: «, пока мы не уместим в собственном подсознании идея о личной смерти и будем верить в собственный бессмертие, известия о людях, каковые гибнут на войне либо на дорогах, будут лишь усиливать отечественную подсознательную веру в собственную вечную судьбу и разрешат в уединении подсознания радоваться мысли о том, что это был кто-то второй, а я — не он»[2].

Мечта людей о бессмертии приобретает собственный высшее выражение в науке криогенетике (англ. cryogenics, от греч. kryo — мороз). Те, кто верят в криогенетику, дают разрешение на заморозку собственных тел по окончании смерти, в надежде на то, что когда-нибудь в будущем наука сможет опять вернуть их к судьбе. На сегодня пара десятков человек отказались принимать смерть как неизбежную и окончательную. Эти люди стали первопроходцами спорной науки криогенетики. Одним из первых дал себя заморозить по окончании смерти Джеймс Бедфорд, доктор психологических наук университета Глейндаль в Калифорнии. Он погиб в январе 1967 года и был по его собственному жажде положен в жидкий азот, где его тело находится до сих пор. На данный момент считается, что тело может сберигаться в неизменном виде в жидком азоте сколь угодно продолжительно.

Идея о конечности существования ужасает. Весьма многие люди, независимо от уровня собственного образования, живут испуганно смерти. Тайна смерти мучила большая часть великих личностей в истории , и, быть может, в этом кроется обстоятельство того, из-за чего они изучали теологию, философию, медицину и психологию: в надежде отыскать ответы на собственные вопросы. Самые различные чувства, связанные со смертью, пробовали выразить живописцы. Многие писатели отгораживались от смерти: кое-какие страхом перед таинством смерти, другие — боязливыми предчувствиями, нигилистическими тенденциями; кто-то же видел в смерти освобождение. Одним из тех, на кого призрак смерти навевал настоящую панику, был известный психоаналитик Зигмунд Фрейд. Он верил, что погибнет прежде собственной матери, и наряду с этим опасался прожить так же продолжительно, как его отец и сводный брат. Им всегда владел ужас перед смертью. Биограф Фрейда Эрнст Джонс писал: «Думается, что им обладали мысли о смерти более чем каким-либо вторым человеком… В первые годы отечественного знакомства у него была малоприятная привычка, прощаясь, сказать: „Будь здоров, быть может, ты меня больше не заметишь“»[3]. Фрейд страдал от приступов страха смерти, мысли о старости были ему ужасны, в один раз он согласился, что думает о смерти ежедневно.

«Имеется точка зрения о том, что все, созданное людьми, в той либо другой мере служило только цели успокоения их сознательных и бессознательных страхов, защищало от предания забвению собственного нахождения на Земле и в один момент не позволяло развиться опасениям о смерти и бессмысленности жизни. Человек пробует быть успешным, получает деньги, возводит монументы, рожает детей и таким методом сохраняет надежду продолжить, как это быть может, собственный физическое существование. И в несложном древесном кресте, и в пирамидах фараонов Египта скрыто желание человека покинуть потомкам, еще нерожденным поколениям, явное свидетельство собственного нахождения тут на Земле». Эти мысли подчеркивает Дэвид Коул Гордон в прекрасной книге «Победить ужас смерти» (Overcoming The Fear of Death). Гордон утверждает подобное и касательно объектов произведений и искусства всемирный литературы. Они также являются выражением грезы человека о бессмертии.

Моя личная смерть

Смерть проходит в близи от человека, в то время, когда известие о ней затрагивает не кого-то «другого», а лично его либо одного из его родственников: отца, мать, ребенка. Тогда она не приносит ни облегчения, ни фальшивого эмоции успокоения. Наоборот, смерть приводит к страху и может привести к крушению внутренней совокупности безопасности. В первый раз человек начинает чувствовать угрозу «личной смерти», и то, что у него только одна жизнь, финишем которой он не всегда сможет распорядиться. Личность поймёт неизбежность смерти, начинает принимать тот факт, что от смерти некуда не убежать. Наряду с этим неразрешенные страхи, связанные со смертью, отравляют жизнь и не дают в полную силу наслаждаться эйфорией бытия.

Страно, но знание о неизбежности смерти ведет к поиску персонального смысла в жизни. Нельзя исключать, что наша жизнь претерпевает трансформации именно поэтому знанию. Экзистенциальный психолог Петер Кестенбаум пишет о «витальности»[4] смерти. Знание о неизбежном финише придает силы и содействует тому, дабы человек принимал ответственность за собственную жизнь. Личность, которая отдает себе отчет в естественной функции смерти, не делается фаталистом. Таковой человек отличает значительное от несущественного, старается не терять времени напрасно и принимает широкую концепцию собственной жизни.

В древности существовал обычай погребать погибших рядом от их жилищ. На греческом острове Лемнос нашли остатки старого поселения Полиохни, которое было основано в четвертом тысячелетии до нэ. Наровне с глиняными хижинами и сосудами археологи раскопали зал совещаний, первый в Европе. Это указывает, что демократический порядок был известен уже в доисторические времена. Собственных мертвецов обитатели Полиохни хоронили под порогом дома. Переезжая на второе место жительства, они забирали с собой и кости предков. Обитатели Полиохни не забывали о близости к смертной казни. Они жили в одном доме совместно со собственными погибшими предками, как это было и при жизни.

Я надеюсь, что эта работа будет содействовать большему пониманию читателем феномена смерти, и особенно его собственной смерти.

Часть I

Мгновение смерти

Неожиданная смерть

направляться различать опыт неожиданной смерти, которая направляться, к примеру, в то время, когда пилот ведет подбитый самолет либо альпинист срывается с вершины горы, и опыт смерти благодаря продолжительной болезни (к примеру, рака). Человек, неожиданно появлявшийся лицом к лицу со смертью, осознаёт, что это — его финиш, неожиданно. Не нужно, например, разглядывать как стопроцентно неожиданный опыт переживания известного психолога К. Г. Юнга на протяжении его сердечного приступа. Ранние исследователи феномена смерти довольно часто вносили неразбериху в два эти разные состояния. Мы говорим о неожиданной смерти, в случае если некто, допустим, легкомысленно плавает в водоеме и внезапно, по какой-либо причине, может нежданно утонуть. Как правило человек, столкнувшийся с возможностью собственной скоропостижной смерти, находится в полном сознании и полностью к ней не подготовлен, он не ожидает смерти. Наоборот, людям, каковые в течении продолжительных лет страдают, к примеру, от рака либо сердечных недомоганий, приходится принимать во внимание со своей смертью неизменно. Да, вероятнее, они не ожидают смерти в любой момент собственной жизни, но, по крайней мере, предполагают, что непременно заболевание сделает собственный дело. Проиллюстрируем это различие примером.

Подготовка пилота

В первой половине 70-ых годов двадцатого века Бобу Холлу было девятнадцать лет, и он обучался на пилота. В то время, когда, делая тренировочный полет над аэропортом Кулидж в Аризоне, Холл катапультировался из собственного самолета с высоты 3300 футов (приблизительно 1000 м), его парашют не раскрылся. Со скоростью 60 миль в час (порядка 96 км/ч) он ударился о почву, и спасся лишь благодаря чуду. Холл сломал себе шнобель и повредил зубы. Спустя пара дней в интервью он поведал о собственных ощущениях: «Я закричал от кошмара. Я знал, что погибну, и что моя жизнь кончена. Вся моя жизнь пробежала, как кинолента, перед глазами. Я просмотрел всю собственную жизнь от начала до конца. Я видел лицо моей матери, все дома, в которых я жил, военную академию, лица моих друзей, легко все».

Данный рассказ Боба Холла стал причиной бессчётные изучения, каковые касались феномена неожиданной смерти.

В том же 1972 году в издании Omega[5] показалась статья о скоропостижной смерти за авторством психиатров Рассела Нойса и Рея Клетти. Кроме краткого обзора по теме, в изучение был включен британский перевод с германского необычной работы Альберта Хейма (1892), доктора геолого минералогических наук цюрихского университета. В том же году Рассел Нойс опубликовал развернутую статью, посвященную изучению феномена смерти[6].

В обеих статьях Нойс не разделяет переживание неожиданной смерти от переживания близости смерти (near-death experience). Но он предоставляет достаточно подробную данные и раскрывает самые различные точки зрения об опыте неожиданной смерти. Дабы данное различие стало нам понятнее, а тут речь заходит о очень значительной разнице, направляться проанализировать переживание близости смерти и внетелесные переживания по окончании смерти. Об этом подробнее мы поболтаем во второй части книги. А на данный момент разглядим выводы Рассела Нойса касательно смерти, каковые он сделал, основываясь на материале о переживании близости смерти альпинистов при падении с горы, изложенном Альбертом Хеймом. Мы уделить время только тому, что ощущает индивидуум в момент смерти, и конкретно, испытывает ли он боль либо чувство паники.

Альберт Хейм записал ощущения людей, каковые пережили падение с гор в Альпах, и собственные размышления об этом представил 26 февраля 1892 года перед отделением Швейцарского альянса альпинистов. Его работа была опубликована под заголовком «Заметки о смерти в следствии падения с горы» в ежегоднике Швейцарского альянса альпинистов (вып. 27, с. 327–337, Берн, 1892). Хейм отказался от теоретического и научного объяснения собранного материала и предоставил эти отчеты в утешение семьям погибших.

Падение Альберта Хейма

В первой половине 90-ых годов XIX века Альберт Хейм лично пережил падение с горы. Затем инцидента он собрал рассказы о множестве аналогичных случаев, в то время, когда люди были спасены в последний момент перед верной смертью. Хейм проинтервьюировал людей, взявших ранение на войне, пострадавших на протяжении крушения поезда и тех, кому посчастливилось выжить, сорвавшись с альпийских вершин. В любых ситуациях Хейм задавал интервьюируемым вопрос о том, что они ощущали в эти, как они думали, последнии секунды собственной жизни.

Как выяснилось, приблизительно девяносто пять из 100 пострадавших пережили похожие психологические феномены. Душевная реакция всех этих людей на близкую смерть была хорошей. Хейм и сам чуть не лишился в следствии несчастного случая жизни. Он обрисовывает, как ему удалось выжить, не обращая внимания на смертельную опасность. В его отчете содержится множество подробностей, из которых мы упомянем только самые главные.

В первой половине 70-ых годов XIX века Хейм руководил группой альпинистов, поднимавшихся на Фелальп, высота которого образовывает 5900 футов (приблизительно 1300 км). Несколько поднималась по снежной тропе, в то время, когда нежданно ветром Хейму сбило шляпу. Вместо того дабы разрешить ей улететь, он совершил неточность, постаравшись стремительным перемещением схватить шляпу. Хейм поскользнулся и упал вниз с обрыва. Падая, он четко чувствовал, как ударяется головой и спиной о камни. На протяжении падения его захлестнул целый поток мыслей. Как пишет Хейм, то, что он пережил за эти пять-шесть секунд падения, нереально вместить и в в десять раз большее время. Все его мысли были предельно ясными и четкими, и весьма скоро сменяли одна другую. Он думал о том, дабы успеть отбросить очки, о том, дабы не пораниться при падении. Он успевал строить разные догадки, к примеру: что если он упадет на камни, а не на снег, то точно погибнет. И ко всему другому Хейма посетила идея: как воспримут известие о смерти родные ему люди.

Хейм успел поразмыслить кроме этого о том, как будет просматривать вступительную лекцию в университете, которая должна была состояться через пять дней, в случае если ему удастся спастись. Как будто бы на экране кинотеатра перед ним прошла вся его прошедшая судьба. Все как словно бы было озарено небесным светом, пишет он, все стало красивым, провалилась сквозь землю боль, тревога. Картины судьбы проходили перед ним друг за другом, наряду с этим преобладали приятные и гармоничные. И, подобно чудесной музыке, его душа излучала божественный покой. В его сознании в один момент существовали объективные наблюдения, мысли и субъективные эмоции.

Наконец, ударившись особенно очень сильно головой, Хейм на полчаса утратил сознание. Приятели кликали его, но он не имел возможности их слышать. Хейм информирует, что не увидел перерыва в потоке собственных мыслей, не обращая внимания на то, что утратил сознание. Он полностью ничего не ощущал. И до тех пор пока длилось падение, его наполняли красивые небесные образы, он совсем не испытывал боли и не ощущал паники.

Хейм выжил и в будущем с блеском прочел собственную вступительную лекцию. Только большое количество позднее его стали преследовать нескончаемые усталость и головные боли. Хейм выделяет, что для него картина срывающейся с обрыва коровы значительно болезненнее, чем личный несчастный случай, воспоминания о котором хранят ощущения приятных образов, лишенных боли и мучений.

Комментарий

Неожиданная, скоропостижная смерть (к примеру, в авиакатастрофе, при падении с горы, при утопления и без того потом) отличается мгновенным осознанием того, что это смертельная угроза. Решающим причиной тут будет неожиданное познание собственной неминуемой смерти. К примеру, суицид под эту категорию не попадает вследствие того что человек, в большинстве случаев, планирует его заблаговременно и большое количество думает на тему того, что будет ощущать в момент смерти. направляться подчернуть, что большая часть людей, каковые совершили попытку суицида и выжили, говорят об весьма похожих эмоциях. Они говорят о просмотре событий всей собственной жизни и предстоящем переходе в иное измерение. Но в таких случаях собственный вес имеют и другие события, о чем мы подробнее поболтаем в главе о посмертных переживаниях.

Рассел Нойс выделяет в ходе переживания грядущей смерти три этапа. При неожиданной смерти человек проходит через все три этапа либо, по крайней мере, через два последних. Эти три этапа следующие: сопротивление, просмотр всей жизни и покидание тела. На этапе сопротивления человек, неожиданно появлявшийся перед лицом смерти, максимально задействует все собственные физические и духовные силы. Его мышление ускоряется, делается предельно ясным и правильным. Все происходит с быстрой быстротой. После этого наступает этап просмотра, перед внутренним взглядом человека проносится вся его жизнь. Наряду с этим у личности создается чувство, что она отделена от тела, человек испытывает внетелесное переживание. Вспомните случай с юным пилотом и историю падения Альберта Хейма. Вся жизнь этих людей пронеслась перед их глазами и наряду с этим они не испытывали страха либо боли. Наконец, на последней стадии человек покидает тело. В момент выхода из тела индивидуум замечательно чувствует себя, его переполняет гармонии и неповторимое ощущение счастья. Умирающий делается единым с космосом и расстается со своим эго. Это воистину мистический опыт. будущее и Прошлое исчезают. Теряют суть пространство и время. Человек объединяется с Вселенной. Противоположности сливаются между собой, смерть и жизнь, печаль и радость неразрывно переплетаются. Все сущее делается предпосылкой самого себя. Писательница Каресса Кросби, которая чуть не утонула в возрасте семи лет, пишет, что подобное состояние идеальной чистой эйфории она не волновалась ни до, ни по окончании того случая. Захлебнувшись, она не ощущала ни страха, ни скорби, ей не было не очень приятно. Семилетняя, беззаботная девочка, однако, и она не имела возможности сравнить тот момент бесконечного счастья с чем-либо иным в собственной жизни. Быть может, она утонула, фактически лишилась судьбе лишь чтобы оценить радость судьбы вечной. Сейчас Каресса Кросби полностью не сомневается в том, что нирвана существует, как действительность между судьбой тут и по окончании — это состояние бесконечной эйфории и самообладания; и она его пережила.

Совершенно верно такие же либо подобные эмоции испытывает любой, кто неожиданно выясняется на границе между смертью и жизнью.

В ожидании смерти

Давайте разглядим разные варианты умирания. Случай смерти каждого отдельного человека неповторим, у каждого собственная персональная смерть. Однако, вероятно выделить кое-какие характерные изюминки умирания. При, в то время, когда человек ожидает смерти, неожиданной угрозы судьбы нет, отсутствует уверенность в собственном финише. Появляются мысли как о том, что смерть близка, так и о том, что все еще обойдется. Больной не желает верить, что испытываемые им ощущения означают начало финиша, и вытесняет подобные мысли. Предположим, человек перенес первый в собственной жизни инфаркт либо приступ коронарной недостаточности. Заболевание поразила наиболее значимый орган тела, и многие сочли бы это верным знаком скорой смерти. Осознание приближающегося финиша приводит к страху. В случае если проходит достаточно времени и заболевание не проявляет себя, то ужас перед смертью неспешно забывается. Так происходит до тех пор, пока не произойдёт что-нибудь важное, и угроза смерти не станет более явной. В любом случае, настоящее счастье, в случае если заинтересованное лицо думает о собственном состоянии и готовится к грядущей смерти.

Допустим, у одного еще не через чур пожилого человека начались неприятности с сердцем. Данный факт очень его не обеспокоил. Через пять-шесть лет состояние его ухудшилось так, что ему внесли предложение совершить операцию на открытом сердце. Человек должен был дать согласие на эту операцию по требованию своей семьи и врачей. В то время, когда человек неожиданно поймёт, что он без шуток болен, то появляется определенный психологический настрой. Больной должен принять стремительное ответ, и он соглашается совершить операцию как возможно стремительнее. В аналогичной атмосфере психического ступора и страха человек машинально попадает на операционный стол. Спустя пара месяцев по окончании успешной операции мужчина начал подмечать усиливающиеся боли в ногах. Это недомогание напугало его значительно больше, чем операция на сердце. Боли не воображали из себя что-нибудь важное. Однако, в собственном представлении мужчина связал боли в ногах с инвалидностью, неспособностью вольно передвигаться, гулять и ходить в гости к приятелям. Как мы видим, любой принимает жизнь на собственный лад. А второй бы страшился операции на сердце и мучался мыслями о том, что внезапно все отправится не так, и он не проснется по окончании наркоза.

Нежданно появляющаяся, как будто бы бы беспричинная боль наводит на мысли о раке и пробуждает ужас. Проходит два-три месяца, выявляется наличие опухоли.

Через некое время диагностируется, что опухоль злокачественная. Начинается душевная катастрофа заболевшего человека. Конечно, что раковое заболевание может продолжаться и пара месяцев, и много лет. Тут имеет значение тип ракового заболевания, затронутый им орган, другие факторы и возраст больного. Особенную тревогу вызывают боли. При ракового заболевания все страшатся сильных болей.

Распространен кроме этого ужас перед инсультом с последующим параличом одной стороны тела и другими немощами. Думая об инсульте, люди воображают, каково это: быть прикованным на много лет к постели, утратить свойство сказать, целиком и полностью зависеть от собственного окружения.

В аналогичной умозрительной ситуации нехорошим вариантом представляется тот, в то время, когда в семье все трудятся и сраженного серьёзным заболеванием человека сдают в приют, поскольку за ним некому заботиться. Тут начинают подкрадываться самые различные страхи. К примеру, кое-какие люди не смогут себе представить, что они беззащитны, прикованы к больничной койке и не смогут осуществлять контроль собственные естественные отправления.

на данный момент многие говорят о хорошей смерти. Существует вывод о допустимости необязательного ухода из судьбы, в то время, когда страдания становятся через чур тяжелыми. Но необходимо подметить, что хорошая смерть есть прямым результатом того образа судьбы, что вел человек перед смертью. Любая людская судьба, равно как и смерть, неповторима. Неповторимость жизненного пути определяет то, как человек встречает собственный финиш. Психологические и духовные качества раздельно забранной жизни воздействуют и на то, в каком виде придет к человеку смерть.

Измерения погибших сигнал по окончании смерти шокирующие опыты энергетика бессмертия души


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: