Литературоведение как наука

Неприятность научности гуманитарного знания.

Термин «гуманитарные науки» появился в философии науки в конце ХIХ века. Британский философ Дж. Стюарт Милль в работе «Логика индуктивных знаний» отмечал, что в собственном развитии человечество проходит различные стадии: религиозную, метафизическую и научную. Метафизическая несколько наук не достигла умелого знания, ей на большом растоянии до науки. К ней направляться относить гуманитарные науки, либо науки о духе.На протяжении появившейся по окончании данной работы дискуссии сформировалась вторая позиция, в которой философами отстаивается научность гуманитарных наук, указывается на их несхожесть с экспериментальным естествознанием, но все же оправданность отнесения их к науке.

Сущность неприятности в целом возможно свести к следующему положению: за всю долгую историю науки методология и философия ориентировались по большей части на развитие понятийного аппарата и логико-методологических приемов естественных наук тогда как огромная область гуманитарного знания, корни которого уходят в культуру, оставалась вне теоретиков зрения философии и поля методологов познания.

Но, как показывают реалии судьбы, гуманитарное знание для человека есть более значимым с позиций формирования его жизненной позиции, ценностей и идеалов, нежели научное. Сами знания о мире, каковые формулируют естественные науки, серьёзны и нужны, но они не дают человеку духовных ориентиров, в отличие от гуманитарных.

направляться указать на тот факт, что социально-гуманитарное познаниеимеет целью не только познание явлений социального характера, но и формирование умения руководить, регулировать социальные процессы, обладать разработкой управления. В область социально-гуманитарного познания включаются — социальная философия, история, экономическая теория, политология, культурология, социология, археология, педагогика, правоведение, искусствознание, литературоведение, филология, лингвистика (языкознание) и т.д.

1.Первая неприятность включает в себя дискуссии по поводу вопроса о соотношении естественно-научного и социально-гуманитарного познания. В ее рамках сформировались две крайние позиции: натурализм и антинатурализм. Приверженцы первой пробовали доказать, что между социальной и естественно-научной формами познания не существует никакого несоответствия, что неприятности, касающиеся, например, исторического познания, касаются всякого познания. Антинатурализм, наоборот, противопоставляет гуманитарное познание естественнонаучному, не находя в них ничего общего.

В противовес указанным крайним позициям в философии науки финиша XIX – начала XX вв. сложилось культур-центристское направление ответа данной неприятности. У его истоков стоят фигуры таких философов, как В.Дильтей, Г.Виндельбанд, Г.Риккерт, М.Вебер, Э.Дюркгейм, Г.Зиммель и др.

Неспециализированная установка данной программы разрешает заявить, что, во-первых, для социально-гуманитарного познания характерно все, что характерно познанию как таковому: обобщение и описание фактов (эмпирический опыт), теоретический и логический анализ с обнаружением причин и законов явлений, построение идеализированных моделей, адаптированных к фактам, предсказание и объяснение явлений и пр. Как в естественных, так и в гуманитарных науках выдвигаются догадки, создаются теории, используются философские и общенаучные способы.

Социально-гуманитарные науки, в первую очередь, отличаются по предмету познания (как уже указывалось выше). Различные авторы по-различному его определяют, но сходятся в одном: он значительным образом отличается от предмета естественных наук. Отечественный философ-культуролог М.М. Бахтин отмечал, что «гуманитарные науки – науки о человеке в его специфике, а о не безгласой вещи и естественном явлении, а потому критерием научности тут выступает «не точность познания», а глубина проникновения.»

Г.Риккерт (1863-1936), представитель баденской школы неокантианства, показывает, что предмет гуманитарных наук – не объект (как в естественных науках), а сам же субъект. В социально-гуманитарном познании объект не только познается, он еще и оценивается с позиций познающего субъекта, его совершенств, эталона, норм. В гуманитарном познании субъект, его воля, избирательная активность, приоритеты, интуиция, иррациональное начало являются главными, а потому субъект включен в итог познавательной деятельности. Основная задача данной формы познания – осознать чужое «Я» не в качестве объекта, а как другого субъекта, как субъективно-деятельное начало.

Отличается и цель:в естествознании ею есть необходимость что-то определить и растолковать, в гуманитаристике знание не только что-то растолковывает, оно кроме этого помогает цели оправдать, усилить, укрепить либо, наоборот, поменять существующие структуры и общественные отношения. Знание тут формирует жизненную позицию, принадлежащую познающему субъекту.

Риккерт кроме этого показывает и на такую особенность наук о духе, как конечный итог. В естественных науках — это открытие объективных законов, действующих в природе, в гуманитарных – описание личного события на базе письменных источников, текстов, материальных остатков прошлого, а это сверхсложный и опосредованный метод сотрудничества с объектом.Характерным способом наук о духе, есть способ описания («идеографический»), помимо этого, в гуманитарных науках используются такие своеобразные способы, как познание, интерпретация, вера.

Из этого — своеобразная изюминка категориального (понятийного) аппарата гуманитарных наук: в понятиях естественных наук при их образовании из всего многообразия данности выбираются только повторяющиеся моменты, отражающие общее (генерализация). В гуманитарных – при образовании понятий отбираются моменты, отражающие индивидуальность, неповторимость разглядываемого явления. Категория «жизнь» в биологии рассматривается как форма существования материи. В гуманитарных науках жизнь – это и «воля к власти» (Ф.Ницше), и «космический жизненный порыв» (Бергсон), сутью которого являются сознание и поток и самосознание переживаний (Дильтей, Зиммель и др.).

Не обращая внимания на указанные изюминки познания и гуманитарного знания, в целом оно подчиняется всем существующим в естественных науках правилам, что разрешает выяснить их как науки.

Литературоведение как наука

Основная задача литературоведения – распознать и растолковать особенности развития и объективные закономерности литературы, раскрыть методы строения, организации литературоведения.

Состав литературоведения:

Теория литературы – исследует природу словесного творчества, неспециализированные закономерности литературы, разрабатывает и систематизирует понятия и термины литературоведения.

История литературы– исследует конкретный исторический процесс литературного развития: своеобразие национальных литератур, развития и историю возникновения различных литературных течений, творчество отдельных писателей.

Литературная критика –разбирает сегодняшнее состояние литературы, новых литературных произведений, осмысливает текущего литературного процесса. Наиболее значимая задача литературной критики – воспитание читателя.

Библиография– наука о книгах, помогающая критику составить представление об исторической эре.

Палеография– сбор и изучение древних монументов письменности, установление даты, подлинности, перечней, изучение материалов, почерка.

Текстология– наука, занимающаяся установлением окончательного, канонического текста, подтверждением его авторства, обозначением трансформаций, внесённых цензурой, восстановлением пропусков, изданием текстов, самый приближенных к авторскому варианту.

Источниковедение– сбор сведений о библиотеках, книгохранилищах, авторских архивах.

Историография– наука о истории литературоведения, обзор научных источников, пособий. Устанавливает преемственность в развитии науки, оказывает помощь избежать односторонности.

Литературоведение. Часть 1


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: