Логика и методология науки

Темы

Курсовых работ по дисциплине «Методика научного творчества»

на группу 5097/11

1. Методика как наука об организации деятельности. Главные типы форм организации деятельности. Предмет методики науки. Системотехнические, науковедческие и этические основания методики науки.

2. Общеметодологические неприятности развития науки: неприятность сочетания эмпирических и теоретических изучений, неприятность научных абстракций, неприятность специфики исследуемой области, возможность моделирования, достоверность данных исследований.

3. научное исследование и Наука. Средства научного изучения (средства познания). виды и Методы научных изучений. решение и Разработка научных неприятностей. Классификация научных неприятностей.

4. Понятие способа научного изучения. Научные способы эмпирического и теоретического познания. Общелогические способы в познании. Научный способ в фундаментальных, технических и гуманитарных науках.

5. Эмпирический и теоретический уровни научного изучения (Эмпирический и теоретический уровни научного познания. Формы знания на эмпирическом и теоретическом уровнях: научный факт, эмпирический закон, догадка, мысль, принцип, знаковая модель, теория, теоретический закон).

6. Эмпирический и теоретический уровни научного изучения (научное положение и Научный результат. Цель и научная догадка в научной работе. Обратное действие эмпирических фактов на основания науки).

7. Организация процесса проведения изучения (Фаза проектирования, технологическая и рефлексивная фазы научного изучения).

Правила оформления текста

Параметры страницы: верхн., нижн. – 2 см., левое – 2.5 см., правое – 1.5 см. межстрочный промежуток – 1.5, кегль – 14 пт.

Примерный количество – 20-25 стр.

В работе должны быть: Оглавление (Содержание), ссылки на литературу (в т.ч. – на электронные ресурсы из Интернет) и Перечень использованных источников.

Курсовая работа пересылается в электронном виде по адресу

dmkarov@yandex.ru,

и представляется в распечатанном виде. Титульный лист должен быть подписан студентом и оформлен по нижеприведенному примеру.

Пример

Петербургский НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Радиофизический факультет

Курсовая работа по дисциплине

«Методика научного творчества»

на тему:

«философия и Наука»

(Философские идеи как эвристика научного поиска. Философское обоснование как условие включения научных знаний в культуру и как нужная предпосылка экспансии науки на новые предметные области)

Выполнил – студент Иванов И.И.

Несколько: 5097/11

Учитель – Каров Д.Д.

Петербург

2012 год

Приложение

ЛОГИКА и Методика НАУКИ

(главные положения из способ. материалов, опубл. в Интернет)

1. Логика и методика научного познания оформляется в независимую дисциплину на рубеже XIX – XX вв., в то время, когда ее достижения и наука начинают играться все громадную роль в жизни людской общества и наука завлекает к себе внимание как особенная сфера людской деятельности и особенный социальный университет.

2. Логика и методика науки пробует осознать и обрисовать способы научного изучения, структуру научного знания, функции научных законов и теорий, пытается открыть закономерности в развитии научного знания.

3. Логика и методика науки появилась на стыке философии, истории науки и современной науки. Благодаря существованию бессчётных философских направлений и течений, по-различному понимающих природу и цели людской познания, в методологии науки сосуществуют и соперничают разные методологические концепции, рисующие разные образы науки и ее исторического развития. Но множество результатов методики науки имеет общепризнанное значение.

4. Одной из наиболее значимых неприятностей методики науки есть неприятность демаркации: как отличить и отделить науку, научное знание от всех других форм и результатов духовной деятельности? В ходе ответа данной неприятности пробовали отыскать у научного знания такие черты, каковые свойственны лишь ему и отсутствуют у всех других продуктов духовной деятельности. Эти черты стали называться параметров демаркации.

5. Наиболее значимым критерием демаркации, отличающим научное знание от философских, идеологических, религиозных и т.п. представлений, есть эмпирическая проверяемость теорий и утверждений науки. К этому добавляется наличие парадигмы – некоей совокупности методов исследования и общепризнанного знания, наличие специального языка и т.д. Все эти критерии не разрешают совершить четкой границы между наукой и ненаукой, однако, во многих случаях они предохраняют науку от псевдо- и лженаучных спекуляций.

6. Первые научные знания показались в Ассирии, Вавилоне, Старом Египте, Китае. Но в качестве особенной социальной деятельности научное познание выделяется только в древней Греции. Такие древние мыслители, как Фалес, Фукидид, Аристотель, Архимед, Евклид были уже учеными в современном смысле этого слова. Происхождение современной науки относят к XVI в. и связывают с деятельностью Коперника, Галилея, Кеплера, Декарта, Ньютона.

7. Современная наука представляет собой очень разветвленную совокупность знания, включающую в себя много особых научных дисциплин. Науки принято разделать на три многочисленные группы: 1) науки о природе, либо естественные науки – физика, химия, биология и т.д.; 2) науки об обществе либо человеке – социология, история, юриспруденция, языкознание и т.д.; 3) технические науки – науки об устройствах, созданных человеком.

8. Научное знание принято разделять на два уровня: эмпирический и теоретический. Эмпирическое знание относится к чувственно принимаемым их окружающего свойствам и объектам мира, оно дает нам знание фактов, каковые устанавливаются посредством эмпирических способов познания.

9. Научное наблюдение представляет собой самый простой и фундаментальный способ познания, что включен во все практические применения и эмпирические процедуры научного знания. В конечном счете, каждый яркий контакт человека с окружающим миром включает в себя чувственное восприятие вещей и явлений, т.е. наблюдение.

10. Чтобы итог наблюдения был признан научным сообществом и включен в науку, при сообщении о совершённом наблюдении требуется указать: кто осуществлял наблюдение; какого именно объекта; при каких условиях; посредством каких средств; какими теоретическими представлениями руководствовался наблюдатель. Это нужно для обеспечения интерсубъективности результата наблюдения: повторив это наблюдение, каждый ученый обязан взять тот же самый итог.

11. Измерение представляет собой следующий ход в развитии способов эмпирического познания. Сущность его содержится в приписывании чисел особенностям объектов.

12. Понятия, применяемые в науке и в повседневной судьбе, возможно разбить на три группы: качественные, сравнительные и количественные. Качественные понятия разбивают изучаемые объекты на классы однородных объектов. Сравнительные понятия упорядочивают эти классы в определенную последовательность. Количественные понятия (величины) разрешают выразить свойства объектов числом. Измерение опирается на замену качественных понятий количественными размерами, следовательно, открывает возможность применения математического аппарата в научном изучении.

13. Чтобы итог измерения имел возможность претендовать на интерсубъективность, при измерении требуется выполнять правила измерения, из которых одним из наиболее значимых есть правило аддитивности: числовое значение суммы двух физических значений некоей величины должно быть равняется сумме числовых значений данной величины, к примеру, совокупный вес двух тел должен быть равен сумме весов этих тел. Величины, измерение которых подчиняется этому правилу, именуются аддитивными. Величины, не удовлетворяющие этому правилу, именуются неаддитивными.

14. Опыт есть наиболее значимым способом эмпирического познания. самая характерной чертой науки Нового времени, отличающей ее от науки античности либо средневековья, есть широкое применение экспериментального способа. Представители древних цивилизаций умели замечать и измерять, но опыт как замечательное средство познания начал использоваться лишь с XVI столетия.

15. В ходе наблюдения либо измерения мы не оказываем влияния на изучаемые объекты, более того, стараемся исключить это влияние. И только опыт как средство познания предполагает особое действие на изучаемый объект либо условия его существования. Мы воздействуем на объект и по его реакции на отечественное действие судим о особенностях изучаемого объекта.

16. Опыты классифицируются по различным основаниям: по научной области – физические, химические, биологические и т.д. опыты; по цели – поисковые и проверочные опыты; по научной значимости – простые и решающие опыты (experimentum crucis).

17. Опыт всегда представляет собой вопрос, обращенный к природе, вопрос, на что природа обязана дать ответ. Но данный вопрос первоначально формулируется теорией в теоретических терминах, относящихся к идеализированным объектам, не существующим в природе. Исходя из этого первая и наиболее значимая задача, стоящая перед экспериментатором, звучит так: как перевести теоретический вопрос в эмпирический вопрос – в таковой вопрос, ответ на что смогут дать чувственно принимаемые предметы, участвующие в опыте?

18. Следующая ответственная задача, стоящая перед экспериментатором, содержится в том, дабы исключить все побочные факторы, талантливые оказать влияние на финал опыта. Бессчётные неточности опыта связаны с тем, что иногда на его итог влияют неучтенные факторы, к примеру, нейлоновый халат лаборанта, накапливающий статическое электричество.

19. Экспериментальный способ обеспечил громадные удачи естествознания в последние 400 лет. Мы можем выяснить состав звезд, невообразимо расширились отечественные знания об устройстве Вселенной, мы знаем, из каких элементарных кирпичиков строится мироздание и как устроена хромосома. Но при изучении людской общества либо духовной судьбы людей использование экспериментального способа значительно ограничено: ставить опыты над людьми недопустимо с позиций морали.

20. Вопрос о фундаментальной единице научного знания до сих пор вызывает споры. Что принять в качестве таковой единицы – факт, закон, теорию? Но на данный момент большая часть методологов науки считает, что главной структурной единицей научного знания есть теория. Именно она объединяет в себе и придает суть научным терминам, фактам, законам, способам, именно она дает целостное знание об определенном фрагменте действительности.

21. Высшей ступенью в развитии науки считается объяснительная теория, дающая не только описание, но и объяснение изучаемых явлений. К построению как раз таких теорий пытается любая научная дисциплина.

22. Объяснительная теория имеет гипотетико-дедуктивную структуру. Базис таковой теории складывается из маленького комплекта главных множества и понятий теорем (постулатов, правил, фундаментальных уравнений). Данный базис задает предметную область теории, т.е. тот нюанс действительности, свойства и те стороны настоящих объектов, каковые изучаются теорией. К примеру, человек как био-социальное существо владеет тысячью разных особенностей. Но механика, скажем, выделяет в нем объём и массу; химик видит в человеке сосуд, наполненный, по большей части, солями и водой; экономист разглядывает его как продавца либо клиента, как производителя либо потребителя; для антрополога человек – близкий родственник мартышки и т.д. Ни одна теория не изучает настоящий объект полностью, со всеми его свойствами и сторонами; любая выделяет в качестве предмета собственного изучения какие-то отдельные его свойства.

23. свойства и Эти стороны настоящих объектов, абстрагированные от них и перевоплощённые в предмет изучения, образуют тот совершенный, либо идеализированный, объект, что, фактически, и изучает теория. К этому идеализированному объекту относятся постулаты теории и основные понятия, он придает им определенное содержание.

24. Разглядываемые чисто формально, понятия и правила теории не имеют никакого смысла. Вот, скажем, перед нами выражение «А — В». О чем оно говорит? В ответ ничего нельзя сказать, помимо этого, что символ «А» стоит перед стрелкой, а символ «В» — по окончании нее. Но в случае если мы дадим отечественным символам интерпретацию, то отечественное выражение купит определенный суть. Скажем, пускай «А» и «В» обозначают события, а стрелка « — « — следование во времени. Тогда отечественное выражение превратиться в предложение, утверждающее, что событие В направляться во времени по окончании события А. Вот такую теоретическую интерпретацию, превращающую постулаты теории и основные понятия в осмысленные выражения, и дает идеализированный объект.

25. Все остальные утверждения теории, т.е. законы меньшей степени общности, посредством правил логики и идеализированного объекта дедуктивно выводятся из основоположений теории. Как раз исходя из этого теория носит название «гипотетико-дедуктивной»: она строится как дедуктивная аксиоматическая совокупность, но ее теоремы представляют собой гипотезы – предположения о действительности. Ясно, что все утверждения теории будут сказать о ее идеализированном объекте.

26. Но в случае если все утверждения теории относятся к абстрактным, совершенным объектам, то как же соотнести ее с опытом, опытом, практикой? Методика науки додаёт к структуре теории еще комплект так называемых редукционных правил – утверждений, отождествляющих – при определенных условиях – абстрактные объекты теории с настоящими объектами чувственного опыта. Через посредство этих редукционных правил теория соприкасается с действительностью.

27. Но выбор редукционных правил в том либо другом конкретном случае оказывается творческой задачей, которую далеко не всегда легко дать добро. Как раз подбор подходящих редукционных правил есть первой проблемой экспериментатора. Использование на практике теории есть независимой прикладной областью изучения.

28. Теория производит особый язык, служащий для классификации и описания изучаемых ею объектов. Но наиболее значимыми функциями теории являются предсказание и объяснение.

29. В повседневной жизни растолковать что-либо свидетельствует сделать это понятным. Преподаватель растолковал обучающимся ответ некоей задачи и задаёт вопросы: «Ясно?». В случае если обучающиеся осознали, объяснение было хорошим. В рвении осознать события окружающего мира люди прибегали к мифам, к религии, натурфилософии. В последние столетия функция объяснения неспешно перешла к науке.

30. В случае если растолковать что-либо значит сделать понятным, то появляется следующий вопрос: а что означает «ясно»? Это некое психотерапевтическое состояние и оно зависит от личных изюминок того либо иного человека. Одному уже ясно, а второй еще ничего не осознал. При истолковании объяснения наука не имеет возможности опираться на столь расплывчатое понятие, как «познание». В науке объяснение свидетельствует что-то совсем иное.

31. С позиций науки, растолковать некое событие, явление, некий факт значит подвести данный факт под неспециализированный закон либо, иными словами, указать обстоятельство явления. Из-за чего это растение засохло? – Вследствие того что его не поливали. Мы подводим отечественный факт под неспециализированный закон: «В случае если растение не поливать, оно засыхает», «Это растение не поливали», вот поэтому-то оно и засохло. Из-за чего лужи во дворе замерзли? – Вследствие того что ночью был холод. У нас имеется закон: «В случае если температура понизилась ниже нуля градусов, то вода мёрзнет». Мы подводим отечественный факт под данный закон, показывая на то, что ночью температура упала ниже нуля. Во многих случаях знание обстоятельства некоего события делает его понятным для нас.

32. Объяснение, подводящее растолковываемый факт под некий закон, именуется «дедуктивно-номологическим» (от слова «nomos» — «закон»). С формальной точки зрения, оно представляет собой логическое выведение предложения, высказывающего растолковываемый факт, из предложений, высказывающих закон (либо пара законов) и условия применения данного закона в конкретном случае (начальные условия).

33. В то время, когда ученый желает растолковать некий факт, он ищет закон, из которого возможно было бы вывести данный факт, либо, высказывая это в противном случае, он ищет обстоятельство, важную за появление этого факта. В случае если ему удается включить растолковываемый факт в некую причинно-следственную сообщение, он уверен в том, что ему удалось дать объяснение факта. История науки показывает, как в отыскивании объяснения неожиданных, непонятных фактов ученые развивали собственные теории и формулировали новые законы.

34. До середины ХХ в. дедуктивно-номологическое объяснение считалось универсальным: полагали, что любая наука, претендующая на объяснение изучаемых феноменов, обязана давать им дедуктивно-номологическое объяснение, т.е. подводить их под закон. Отсюда вытекало, что наука, которая не формулирует неспециализированных законов, не может и дать объяснение изучаемым фактам. В лучшем случае она обязана оставаться описательной наукой.

35. Фаворитом естествознания и по большому счету научного познания до середины ХХ в. считалась физика: именно она достигла самые впечатляющих удач в познании окружающего мира, именно она в громаднейшей степени помогала формированию техники. Методы систематизации знания, предсказания и способы объяснения, созданные в области математизированного естествознания, стали считаться универсальными и применимыми в любой сфере познания.

36. Само собой разумеется, не все дисциплины, в особенности в области наук о человеке, владеют той точностью и строгостью, которой достигли кое-какие области естествознания. Но было распространено вывод о том, что потому, что публичные науки стали развиваться позднее наук о природе, они просто еще достигли той стадии развития, на которой находится естествознание. По мере собственного развития они придут к тем схемам организации объяснения и способам знания, каковые употребляются в естествознании.

37. Лишь во второй половине ХХ в. представители методики науки стали неспешно осознавать, что методы организации знания, выработанные естествознанием, вовсе не являются универсальными, что публичные науки не «отстали» в собственном развитии, а владеют собственной спецификой, обусловленной спецификой изучаемых явлений. Толчок к этому повороту в мировоззрении методологов дали работы представителей герменевтики, но предлогом к рассмотрению своеобразия публичных наук послужила книга философа и канадского историка У.Дрея «объяснение и Законы в истории» (1957).

39. Наиболее значимым элементом дедуктивно-номологического объяснения есть закон, объяснение пребывает в подведении растолковываемого факта под закон. Но историки в собственных объяснениях поступков исторических личностей редко либо кроме того ни при каких обстоятельствах не обращаются к каким-либо законам. Поведение человека значительно чаще тяжело подвести под какой-либо закон. Исходя из этого историки в собственных объяснениях на то, что поступок человека казался этому человеку разумным, исходя из этого он его и совершил.

40. Полемика, позванная произведением Дрея, в конечном счете стала причиной признанию того, что в области публичных наук довольно часто применяемым и в полной мере правомерным есть интенциональное объяснение: растолковывая поступок того либо иного человека, мы говорим о мотивах, цели, интенции действующего субъекта. Этого оказывается достаточно для того, чтобы поступок стал нам понятен.

41. На данный момент считается общепризнанным, что в области естественных наук примером есть дедуктивно-номологическое объяснение – подведение растолковываемого под закон. При объяснении же поведения отдельных личностей в полной мере возможно интенциональное объяснение – указание на мотив действующего субъекта. В том месте, где речь заходит об объяснении перемещений громадных народа и возможно сказать о каких-то публичных закономерностях, опять-таки возможно применять дедуктивно-номологическое объяснение.

42. По собственной логической структуре предсказание ничем не отличается от объяснения: оно кроме этого является выводом некоего факта из соответствующих условий и закона. Но в случае если при объяснении уже как мы знаем, что факт, которому мы даем объяснение, уже существует, то при предсказании мы не знаем, существует ли в конечном итоге тот факт, что мы вывели из закона.

43. Многие учёные и философы полагали, что между предсказанием и объяснением по большому счету нет никакой отличия. С позиций логики несущественно, известен ли выведенный из закона факт либо его еще необходимо установить. По окончании того, как факт установлен, предсказание преобразовывается в объяснение. Но с позиций методики познания предсказание принципиально отличается от объяснения.

44. При построении объяснения мы ищем посылки, из которых возможно дедуцировать известный факт. Так, объяснение заставляет нас развивать отечественные теории. Предсказание опирается на уже существующие теории, но оно расширяет сферу познанного нами мира – в этом состоит его огромная познавательная роль.

45. Выход за пределы известного постоянно содержит в себе элемент риска, исходя из этого предсказание употребляется кроме этого для проверки отечественных теоретических построений. Процедура проверки в самом неспециализированном виде содержится в том, что из теории вместе с редукционными правилами мы выводим некое эмпирическое предсказание, а после этого – посредством наблюдения, измерения либо опыта – контролируем, действительно отечественное предсказание либо нет.

46. В случае если предсказание выясняется подлинным, то это рассматривается как подтверждение теории. Мы не можем утверждать, что теория подлинна, в то время, когда действительно какое-то ее эмпирическое следствие, потому что истина может направляться и из фальшивых посылок (узнаваемый принцип: «Из лжи направляться все, что угодно – как неправда, так и истина»). Мы говорим, что теория возможно подлинна, что ее претензия на истинность подтверждена.

47. В случае если предсказание выяснилось фальшивым, то это рассматривается как опровержение теории. Действительно, и в этом случае мы не можем с уверенностью утверждать, что фальшива как раз теория, быть может, мы легко неправильно выбрали редукционные правила. Однако, опровержение заставляет нас пересмотреть те посылки, из которых мы вывели предсказание, появлявшееся фальшивым.

48. Поиски объяснений для известных фактов, проверка и предсказание новых фактов – все это есть замечательным внутренним механизмом развития науки и, например, научной теории. Теория появляется первоначально в виде предположения, догадки, разрешающей кое-какие ответственные задачи, стоящие перед научной дисциплиной. По окончании признания ее научным сообществом начинается ее эволюционное развитие.

49. Теория неспешно получает черты строгой аксиоматической совокупности; качественные понятия заменяются количественными размерами; факты приобретают все более объяснение и точное описание; между фактами и законами исследуемой области устанавливаются логические связи; разрабатываются технические приложения теории. Данный период эволюционного развития теории может длиться пара десятков а также сотен лет.

50. Но по строгости увеличения теории и меря точности начинает расти количество аномальных фактов – тех фактов, которых теория не имеет возможности удовлетворительно растолковать, не обращая внимания на все усилия ученых. Технические и практические приложения теории доставляют новые факты, требующие объяснения. Возрастает масса эмпирического материала, с которым теория не имеет возможности совладать.

51. В научном сообществе появляются и распространяются сомнения относительно способности теории являться основой предстоящих изучений. Начинаются поиски других идей, талантливых совладать с накапливающимися трудностями. Появляется интерес к анализу оснований существующей теории. Данный период в развитии научной дисциплины характеризуется как кризис. Научное сообщество распадается на отдельные группировки, выдвигающие другие методы ответа научных задач.

52. Кризис заканчивается, в то время, когда одна из других догадок обретает общее признание и делается теорией, приходящей на смену ранее господствовавшей теории. Происходит научная революция – смена фундаментальных теорий.

53. Новая теория приносит с собой новые фундаментальные понятия, новые теоретические правила, новые способы изучения. Новая теория приносит с собой новый взор на мир. Она переосмысливает наследство, покинутое ей ее предшественницей, и расширяет сферу изучения. Вопрос о соотношении ветхой и новой теорий, о рациональности перехода от одной теории к второй, о том, есть ли неспециализированное развитие науки постоянным либо дискретным до сих пор еще не взял общепризнанного ответа.

54. Однако, очень многое говорит о том, что научные революции затрагивают только самые высокие этажи теоретического знания, но эмпирическая и техническая база сохраняется, что и снабжает поступательное развитие науки в целом.

Литература

1. Кун Т. Структура научных революций. М., 2001.

2. Поппер К. Логика и рост научного знания. М., 1983.

3. Поппер К.Р. опровержения и Предположения. М., 2004.

4. Поппер К. Логика научного изучения. М., 2004.

5. Полани М. Личностное знание. М., 1985.

6. Пуанкаре А. О науке. М., 1983.

7. Степин В.С. Теоретическое знание. М., 2000.

8. Никифоров А.Л. Философия науки: методология и история. М., 1998.

9. Фейерабенд П. К. Избранные труды по методике науки. М., 1986.

10. Пап А. необходимая истина и Семантика. М., 2001.

11. Данто А. Аналитическая философия истории. М., 2002.

12. Гемпель К.Г. Логика объяснения. М., 1998.

13. Крафт В. Венский кружок. М., 2003.

14. Витгенштейн Л. Философские работы. Ч.1. М., 1994.

15. Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре. М., 1998.

16. Единство научного знания. М., 1988.

17. нормы и Идеалы научного изучения. Минск, 1981.

18. В отыскивании теории развития науки. М., 1982.

Капица П.Л. Опыт. Теория. Практика. М., 1977.

Лекция 2.1. Логика и Методика


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: