Маленькая уличная певица

Это было в канун праздника. Уже темнело, в то время, когда госпожа Ланье проезжала по проспекту. В коляске лежали подарки для детей, друзей и привычных. Внезапно на повороте ей привлекла внимание маленькая детская фигурка, находившаяся на тротуаре. Госпожа Ланье успела разглядеть в полутьме девочку лет шести, в белом платьице, нечистом, измятом, в рваных тёмных чулках и полустоптанных башмаках. Она куталась в узкую вылинявшую шаль, стараясь прикрыть озябшие плечи. Золотистые волосы, заплетенные в косу, были неосторожно свернуты на затылке. На худеньком, бледном личике выражалось такое горе, что на девочку не было возможности равнодушно наблюдать. Приятная наружность ее нечайно завлекала внимание.

В то время, когда коляска начала поворачивать за угол, госпожа Ланье внимательно взглянуть на девочку. «Бедная малютка! — поразмыслила она. — Зря я не остановила извозчика, дабы задать вопрос, кто она такая».

Это была леди Джен. Но кто бы имел возможность поразмыслить, что это она!

По окончании той мучительной ночи, в то время, когда Жозен грубо растолкала дремлющую малютку и приказала ей срочно подняться и одеться, дабы срочно ехать, леди Джен растерялась. Сперва она не желала повиноваться, кликала на помощь Пепси, Диану, Жерара, — но все зря. направляться кричала на нее, прибила и до того запугала, что бедняжка покорилась.

Ужасная гроза, физиономии двух черномазых извозчиков, брань и толчки Жозен — все так ошеломило девочку, что она, помертвев от кошмара, не имела возможности вымолвить ни слова.

Вот как изменилась за четыре месяца будущее бедной леди Джен! Изнеженная вниманием, заботами и ласками друзей, она сделалась беззащитной круглой сиротой.

В ночь бегства Жозен очень сильно простудилась. Ревматизм сковал ноги, ей приходилось лежать в кровати практически не поднимаясь. Деньги, — а их сейчас было мало, — так и таяли. Голод стоял на пороге. Больная старая женщина дрогла от холода, кроме того не имея возможности приобрести дров. К тому же она должна была скрывать от всех собственный новое место жительства. Больная и измученная, она была совсем одинокой.

Посредством негра Пита ей удалось распродать сохранившиеся пожитки. А в один раз, послав леди Джен собирать милостыню, Жозен в ее отсутствие реализовала какому-то итальянцу за два американского доллара и голубую цаплю.

Цапля была единственной отрадой девочки, единственным живым напоминанием о недавнем счастье. В то время, когда леди Джен под вечер возвратилась в собственную конуру и заметила, что Тони нет, она пришла в неистовое отчаяние, — кроме того Жозен испугалась.

С этого дня девочка утром и вечером бродила по соседним улицам, отыскивая собственную милую цаплю. В то время, когда Жозен в первоначальный раз послала ее на улицу собирать милостыню, леди Джен повиновалась. Она уже привыкла угождать старая женщина. По окончании бегства с улицы Хороших детей Жозен совсем прекратила заботиться о девочке и возненавидела ее. старая женщина думала, что леди Джен была основной обстоятельством всех ее бедствий. Отправляя в первоначальный раз девочку на улицу просить милостыню, Жозен дала ей следующее наставление.

— Ни под каким видом не смей никому сказать, что мы жили на улице Хороших детей. Не говори, что ты знакома с Маделон, с Пепси, с семьей Пешу и со стариком Жераром — по большому счету с кем бы то ни было из тех, кого знаешь. Не смей говорить с чужими людьми, никому не именуй адреса и своего имени, где мы сейчас живем. Пой, пой, пой и протягивай прохожим руку. Время от времени можешь плакать, в случае если тебе станет безрадостно. Но смеяться ни при каких обстоятельствах не смей!

Девочка строго следовала этим приказаниям, за исключением одного: плакать публично. Как бы не легко у нее на сердце ни было, она стремилась не выдать плачем собственного горя. Возможно удивляться, сколько сыпалось небольшой монеты в руки девочке, в то время, когда раздавалось ее пение на улице: время от времени она возвращалась к себе с туго набитым кошельком. Ее превосходный голос, робкий, приятный, грустные глаза и бледное личико трогали до слез каждого. Если бы Жозен не была таковой скаредной и не реализовала голубую цаплю, она ежедневно имела возможность бы приобретать хорошие деньги. Но лишившись собственной любимицы, леди Джен не смогла петь на улицах; и в то время, когда прохожие просили, дабы она порадовала своим красивым голосом, малютка отвечала рыданиями.

Леди Джен бродила по дворам, отыскивая собственную голубую цаплю. Девочка трепетала от кошмара, в то время, когда к вечеру кошелек выяснялся безлюден. С опаской пробираясь к себе, она стремилась спрятаться за дверь, дабы продолжительнее не попадаться на глаза старая женщина.

в один раз утром, в то время, когда на дворе стояла холодная погода, леди Джен, как в большинстве случаев, было велено идти на улицу — петь и собирать деньги. Девочка ощущала себя совсем пациент, и в то время, когда Жозен сообщила, дабы она не смела возвращаться без денег, малютка начала плакать и в первый раз начала умолять о снисхождении. Она просила дать ей остаться дома, по причине того, что не имела возможности петь в таковой мороз, а основное, опасалась злых мальчишек, каковые незадолго до забросали ее грязью и припугнули, если она посмеет показаться на их улице.

Неожиданное неповиновение девочки привело Жозен в неистовство. Она схватила ее и начала трясти приложив все возможные усилия, после этого, размахнувшись, так очень сильно ударила по лицу, что у малютки зазвенело в ушах.

— Убирайся вон! — крикнула свирепая старая женщина. — И не смей возвращаться, пока не соберёшь денег!

В первый раз в жизни леди Джен взяла пощечину. Она в тот же час прекратила плакать, стёрла слезы; с негодованием и изумлением внимательно взглянуть на собственную мучительницу и без звучно вышла из помещения.

Спустившись с лестницы, обиженная девочка приложила холодную как лед руку к пылающей щеке, стараясь успокоиться. Мало передохнув, она побежала изо всех сил, ни разу не посмотрев назад на дом, где жила Жозен.

Появлявшись довольно далеко от ненавистного переулка и зная, что она сейчас в безопасности — кроме того злые мальчишки ей сейчас не угрожали, — леди Джен развернула на противоположную улицу, где до сих пор ни при каких обстоятельствах не бывала.

Дул резкий ветер, но солнце ярко светило. Леди Джен закутала голову в поношенную мелкую шаль и начала бродить по городу.

«В случае если я обойду все улицы, — думала девочка, — то обязательно попаду на улицу Хороших детей. Буду всех задавать вопросы, где живут Пепси либо мисс Диана, а в то время, когда отыщу их, попрошу забрать меня к себе, по причине того, что я ни при каких обстоятельствах, ни при каких обстоятельствах не возвращусь к тете Полине».

Мало-помалу леди Джен начала уставать. Скоро она вышла на незнакомую широкую улицу. Это был прекрасный проспект, по обеим сторонам которого возвышались громадные дома с палисадниками у ворот.

Леди Джен присела на одну из скамей, и ей нечайно вспомнилась Пепси.

«Вот бы где ей погулять, — поразмыслила девочка. — Тут так прекрасно! Как бы она, дорогая, была рада, если бы внезапно заметила из окна, что к крыльцу подъезжает коляска, а в коляске я!..»

Но пока она грезила, подул сильный ветер, и леди Джен начала дрожать от холода.

До фантазии ли было сейчас бедной девочке, в то время, когда озноб охватил ее худенькое тело. Она перебежала на солнечную сторону и приютилась у подъезда какого-либо дома. Поджав застывшие ножки, леди Джен старалась натянуть на них юбку собственного плохонького платья.

Ах, если бы кто-нибудь продемонстрировал ей дорогу к улице Хороших детей. Страшно лишь обращаться с вопросами к незнакомым людям — так как тетя Полина строго-настрого запретила ей говорить с чужими!

«Разве вот что, — утешала себя девочка, — сейчас я, к счастью, на большом растоянии от улицы, где живут злые мальчики; мне нечего их опасаться… Возможно, попадется кто-нибудь из моих прошлых друзей и отведет меня к Пепси. К примеру, месье Жерар! Он нашёл же меня, в то время, когда я потерялась на маскараде. А сейчас так как я не в маскарадном костюме, и лицо не закрыто маской, — так ему еще легче меня найти и отвести к своим. Кроме того, я точно знаю, что он в тот же час ринется разыскивать Тони и привезет ее на следующий день же к Пепси. Как я буду тогда радостна!..»

Сказочные грезы успокоили бедного ребенка.

Прошло пара мин.. Перед домом остановилась дама, она держала корзину с провизией и что-то жевала. Увидев, что леди Джен, которая с утра ничего не ела, жадно впилась в нее глазами, дама остановилась и задала вопрос:

— Тебе не хочется ли имеется, дорогая?

— Весьма хочется, — неуверено ответила леди Джен.

Хорошая дама подала ей свежий румяное яблоко и продолговатый хлебец, улыбнулась и отправилась дальше. Леди Джен возвратилась в собственный уголок и с аппетитом принялась имеется яблоко и хлеб.

Не более, как пятнадцать минут спустя, мимо нее прокатилась тележка молочницы, развернувшая к соседнему дому. Девочка была рада: уж не тетя Модя ли?.. Увы, нет. Леди Джен знала, что у тети Моди большое количество клиентов в богатых улицах; значит, необходимо подождать, — и девочка принялась доедать яблоко.

В это же время время шло. Утолив голод и успокоив себя мыслью, что не так долго осталось ждать, не так долго осталось ждать покажется знакомая молочница, леди Джен сидела на прошлом месте, довольная тем, что сыта и, правильно, не так долго осталось ждать доберется до милой Пепси. Начинало темнеть, солнце скрылось за крышами домов, серый туман заволакивал улицу. Девочка начала подумывать, как ей сейчас быть, и упрекала себя, для чего она так продолжительно оставалась на одном и том же месте. Возвратиться к себе к Жозен ей и в голову не приходило, да к тому же она бы кроме того не отыскала обратной дороги. Было нужно тронуться в путь в отыскивании улицы Хороших детей.

Первый раз в жизни леди Джен была ночью одна на улице, она дрожала от страха. В то время, когда на нее зарычала и желала ринуться громадная собака, девочка опрометью вбежала в ближайшую парадную дверь, но неотёсанный швейцар бессердечно выгнал ее оттуда. Бредя по улицам, она часто останавливалась перед окнами домов и заглядывала в них. Особенно ей понравился один дом. Окна его была ярко освещены. В помещениях по стенкам висели картины, за зеркальными окнами с немного поднятыми занавесями находились цветы. Доносились голоса взрослых, детский хохот, музыка; внезапно оттуда послышалось женское пение. Мгновенно малютка Джен отыскала в памяти приятеля — мисс Диану — и не легко набралась воздуха. Позже леди Джен оказалась перед одноэтажным домом. Кружевные занавеси на окнах были высоко немного подняты, помещение залита огнем. За роялем сидела госпожа Ланье, а две прехорошенькие мелкие девочки — ее дочери — в белых платьях, с пунцовыми бантами на поясах, танцевали под сопровождение матери. Леди Джен прижалась к чугунной решетке дома и впилась блестящими глазками в радующихся детей. В зале раздавались звуки вальса, весьма привычного бедной девочке: месье Жерар научил ее тем же па, каковые выполняли в эту 60 секунд дети, к тому же их мать наигрывала вальс, также привычный леди Джен. Старик Жерар обожал насвистывать данный вальс на протяжении уроков. Забыв обо всем на свете, девочка скинула с себя старенькую шаль, сделала пируэт, мелкий скачок в сторону и, придерживая обеими руками плохонькое поношенное платьице, принялась грациозно танцевать. Кудрявые волосы растрепались, щеки разрумянились, и малютка носилась около фонаря, кружась и порхая.

Внезапно музыка в доме умолкла. Свет в окнах погас, занавеси опустились, и леди Джен осталась совсем одна. Подняв с почвы шаль, она закутала ею голову и побрела дальше. Опять подуло холодом, и, не смотря на то, что девочка согрелась от стремительных перемещений на протяжении танца, ноги скоро заныли от холода. Пара раз она споткнулась: колени подгибались, ее одолевал сон, и леди Джен готова была тут же упасть на скамью. Но когда приближался прохожий, девочка заставляла себя подняться и шла вперед. Не смотря ни на что ей необходимо было добраться до улицы Хороших детей. Думалось, что это уже неподалеку, и леди Джен кроме того не наблюдала по сторонам, уверенная, что вот-вот ей попадется навстречу Маделон, либо с далека засветится лампочка в окне Пепси…

Глава 20

Leonard Cohen \


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: