Масс-медиа как источник посылов к агрессии

Дабы отдохнуть от летящих щепок у себя дома, Диана и Билл как-то в пятницу вечером пошли в кино. Они специально выбрали фильм категории R (фильмы, на каковые дети до 16-17 лет допускаются лишь в сопровождении взрослых. — прим. ред.), по причине того, что простые фильмы показались им не хватает острыми; им хотелось развеяться и отвлечься от своих забот. Их, но, поразило, что фильм, не считая нескольких постельных сцен, был состоящим сплошь из эпизодов ожесточённого насилия. Полностью фильм они не заметили, по причине того, что закрывали глаза в самых кровавых местах. А по окончании фильма, зайдя освежиться в кафе-мороженое, Билл с Дианой наговорили друг другу кучу таких вещей, о которых на следующий сутки сожалели. В какой же мере их ссора разъяснялась просмотром сцен ожесточённого насилия? Иными словами, не имело возможности ли изощренное принуждение, продемонстрированное на киноэкране, появляться внешним условным раздражителем, привёдшим к агрессивному поведению?

Данный раздел посвящен кратковременному эффекту от замеченного насилия. Иными словами, каким будет немедленное действие остросюжетного фильма на поведение, независимо от того, в какой степени изображение сцен насилия в масс-медиа обучает индивидуума агрессии?

Совершённое Берковицем изучение кратковременных эффектов сцен насилия, изображаемых в масс-медиа (обрисованное выше), было предназначено для проверки его теории о влиянии условных раздражителей на агрессию. Во многих опытах подобного рода фильмы употреблялись в качестве средства представления посылов к агрессии. К примеру, в опыте Берковица и его сотрудников, где условными раздражителями, вызывающими агрессивное поведение, были имена, их ассоциация с агрессией осуществлялась посредством фильма. И разумеется, что те сцены насилия в масс-медиа, где зритель может отождествлять персонажей со своей потенциальной жертвой, должны содействовать последующей агрессии. Практически эти результаты породили волну подобных изучений по действию масс-медиа на агрессивное поведение, в следствии чего было узнано, что испытуемые, у которых намерено приводили к гневу, дабы они были настроены вести себя враждебно, подвергали жертву более сильным мучениям по окончании просмотра фильма со сценами насилия, чем по окончании просмотра киноленты, где подобные сцены отсутствовали.

Кое-какие исследователи, но, подняли серьёзный вопрос о методологии, используемой в изучениях по действию масс-медиа. Они объявили, что процедура опытов не разрешает делать вывод о стимулирующем действии сцен насилия в масс-медиа на последующую агрессию. В противном случае говоря, потому, что все участники этих опытов наблюдали фильм (с насилием либо без), исследователи ни при каких обстоятельствах не делали нужного сравнения между ее отсутствием и демонстрацией насилия в фильмах. Они потом утверждали, что фильм без сцен насилия может практически ослаблять агрессивность и что замечаемые эффекты возможно растолковать не стимулирующим действием фильма со сценами насилия, а редуцирующим действием фильма мирным путем.

Зильманн и Джонсон удостоверились в надежности данный тезис, совершив опыт, где рассерженным/нерассерженным испытуемым демонстрировали нейтральный фильм, фильм со сценами агрессии либо не показывали фильма по большому счету. Как и предполагалось, рассерженные испытуемые, каковые не видели фильма либо наблюдали фильм со сценами агрессии, реагировали более враждебно, чем остальные. Те же, кто наблюдал фильм с нейтральным сюжетом, без сцен насилия, реагировали относительно нормально — подобно тем, кого не спровоцировали на бешенство в начале опыта. Так, утверждают исследователи, агрессивные фильмы подкрепляют агрессивность, а не усиливают ее.

Общепринятое объяснение действия масс-медиа сталкивается с некоторыми несоответствиями. Литература аналогичного толка концентрируется по большей части на рассмотрении когнитивных процессов, что разрешило бы осознать, как масс-медиа смогут стимулировать агрессивное поведение. В соответствии с теории когнитивных неоассоциаций, то, как люди реагируют на прочтённое, услышанное либо замеченное, зависит по большей части от их интерпретации этого сообщения, идей, заложенных в нем, и мыслей, им пробуждаемых. В сущности, теория предполагает, что действие масс-медиа разъясняется праймингом — активацией своеобразных воспоминаний в памяти. Показываемое в средствах массовой информации принуждение может пробудить соответствующие мысли и идеи. Эти мысли после этого смогут актуализировать конкретные чувства а также своеобразные тенденции поведения. Все эти процессы считаются более-менее автоматическими, не подверженными когнитивному либо эмоциональному контролю.

Эта теоретическая концепция была проверена в изучении Джина и Бушмана. Испытуемые наблюдали один из пяти фильмов, диапазон сюжетов которых был достаточно широк — от киноленты Бдительность, складывающейся из сцен бессердечных членовредительства и убийств, до эпизодов из сериала Даллас, где семья обсуждает текущие события рабочий и публичной судьбе. После этого их просили перечислить мысли, каковые пришли им в голову на протяжении просмотра кинофрагмента, и оценить фильм по нескольким показателям (включая шкалу принуждение). Как и ожидалось, исследователи поняли, что вместе с ростом уровня насилия, демонстрировавшегося на киноэкране, мысли, навеянные им, становились более агрессивными, а оценка по шкале принуждение возрастала.

Еще одну иллюстрацию результата прайминга взяли Берковиц и Алиото. Они показывали мужчинам-испытуемым киноролик о боксе либо об американском футболе. После этого добрая половина каждой группы слышала комментарий, где особенно подчеркивали злость, охватившую победителей либо проигравших, и их желание побить сопернику (агрессивная интерпретация). Второй половине говорили, что соревновались специалисты, не испытывающие чувств и просто трудящиеся на победу (вариант неагрессивной интерпретации). Испытуемые в обеих группах агрессивной интерпретации для наказания ранее рассердившего их помощника экспериментатора удерживали палец на кнопке механизма, генерирующего электрические разряды, в течение более долгого времени, чем испытуемые из групп неагрессивной интерпретации; количество отправленных разрядов у испытуемых из первой группы также было громадным.

В собственном обзоре литературы по проблеме краткосрочного действия сцен насилия в масс-медиа Берковиц выделил следующие факторы, воздействующие на возможность того, что принуждение в масс-медиа будет содействовать агрессии:

1. Замеченное думается наблюдателю проявлением агрессии — Агрессия присутствует в мыслях зрителя, и кино их не пробуждает, в случае если зритель не вычисляет агрессией то, что видит.

2. Зритель отождествляет себя с агрессором — у зрителя, отождествляющего себя с агрессором из фильма, будут… появляться мысленные образы, тем самым подталкивая его к агрессии.

3. Потенциальный объект агрессии ассоциируется с жертвой агрессии в фильме — как это имело место в некоторых изучениях Берковица.

4. Замечаемые события должны смотреться настоящими и быть захватывающими — зритель особенно склонен поддаваться влиянию, в то время, когда захвачен сюжетом и представляет, что сам ведет себя подобным образом.

Западные СМИ необоснованно говорят об агрессии России незадолго до референдума в Крыму


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: