Медицина античной греции

кроме того сандалии носил не из кожи, а из меди либо серебра. Душу он отожествил с мышлением. Думал, что мышление и имеется то, что жрецы именуют душой, а потому, что душа, по учению жрецов, жила в крови, то мышление он также отнес к крови: «Более всего мыслят кровью», — сказал он, и с данной позиции вел полемику с Алкмеоном, что, как мы не забываем. органом мышления вычислял мозг .

Он был муниципальным доктором в Агригенте и в данной должности хорошо показал себя: он осушил болото и прорубил для живительных северных ветров проход в горе, закрывавшей город с северной стороны.

Еще очной идеалистической медицинской школой в древней Греции била школа Платона (427—347 г. до н. а.). Платон жил во время глубокого финансового кризиса Греции, идейного и политического разложения народовластия, порожденной рабовладельческим строем. Ярый неприятель материализма и демократии, он задался целью сокрушить материализм. Платон скупал рукописи Демокрита и сжигал_ их, дабы его учение ие сохранилось для будущих поколений. Материализму Демокрита он противопоставил собственное учение, которое явилось первой в истории философии (если не считать вавилонских жрецов) законченной совокупностью так именуемого объективного идеализма. Философская совокупность Платона достаточно примитивна, как примитивны и все философские совокупности того времени. Он выстроил ее, исходя из вопроса о том, откуда берутся наши общие родовые понятия, к примеру, понятие «человек», понятие «дом», понятие «книга» и т. д. Здравомыслящие люди уверены в том, что эти понятия мы выводим, обобщая отечественные наблюдения над единичными вещами одного и того же рода, что понятия эти сущность продукт отечественной интеллектуальной деятельности, и в них нет ничего сверхъестественного либо, что то же, божественного. Платон же мыслил обратное. Его точка зрения сводится к следующим трем положениям.

Понятия высказывают сущность вещей, отражают подлинную их природу, а не только свойства и внешние формы, в каковых они представляются перед нами с отечественными обманчивыми органами эмоций.

Так как понятия высказывают сущность вещей, подлинную их природу, то они, эти понятия, и являются подлинным миром; конкретные же единичные вещи, окружающие нас, сущность только формы существования этих понятий и притом формы временные, преходящие, появляющиеся и уничтожающиеся; мир конкретных, окружающих нас вещей есть исходя из этого не подлинным миром.

Являясь высшими и вечными истинами, понятия не смогут быть продуктом интеллектуальной деятельности людей, они сущность продукты интеллектуальной деятельности некоего «вечного разума». Па вопрос о том, как все-таки мы получаем достаточно правильные знания о пещах, в случае если подлинное знание исшей в собственности только «вечному разуму», Платон отмечал, что мы, вправду, никаких знаний о вещах не получаем и купи их никакими методами не можем, в случае если же кое-какие знания о пещах у нас имеются, то только вследствие того что они от рождения заложены в нас «вечным разумом» (теория врожденных идей). На другой, который связан с этим вопрос к чему при таких условиях сводится роль пауки — Платон отвечал, что никакие науки, вправду, не необходимы: изучая какой-нибудь предмет, мы ничего не открываем в нем, а только «вспоминаем» то, что заложено в пас от рождения; такие знания может в любое время взять любой человек, кроме того далекий от учености.

Таково, кратко, философское учение Платона. По Платону, следовательно, понятия, данный продукт интеллектуальной деятельности «вечного разума», предшествуют материальным вещам: мышление есть первичным, материя — вторичной; не бытие определяет мышление, а мышление определяет бытие. Своим учением Платон желал опровергнут!) материализм и лишить науку ее материальной базы, приписать науке божественное происхождение.

Как и все философы Греции того времени. Платон изучал медицину и создал собственную совокупность, которая стала базой всех предстоящих идеалистических медицинских совокупностей, впредь до середины XIX столетия н. э.

Не обращая внимания на столь.почетную роль — роль базы для идеалистических медицинских совокупностей в течение последовательности столетий — эта совокупность выясняется скомпрометированной с первого момента появления ее на свет и притом никем вторым, как самим же Платоном. Платон скомпрометировал ее тем, что, создав ее, он должен был, следуя собственному способу «вспоминать» божественные идеи, заложенные в нем от рождения «вечным разумом». На этом основании возможно было ожидать, что медицинская совокупность Платона явится, вправду, каким-то «откровением». На деле же данный многообещающий акт свелся всего лишь к «воспоминанию» медицинской совокупности вавилонских жрецов, «воспоминанию» учения индийских философов о четырех космических элементах и «воспоминанию» учения древних индийцев о роли влаг в патогенезе болезней.

Небогатый фонд ветхих идей был заложен в базу медицинской совокупности Платона.

Медицинская совокупность Платона представляла собой следующее.

Человеком во всех проявлених его жизни правит «вечный разум». Он правит человеком при помощи трех душ: разумной, животной и растительной. Первая помещается в мозгу — человек приобретает свойство мыслить; вторая живет в сердце и в крови — она самая основная, она информирует человеку движение и теплоту, и возбуждает- все его страсти; третья душа помещается в печени, она управляет едой человека. Все три души со своей стороны правят человеком не конкретно, а при помощи каких-то «сил», каковых окалывается также три: мыслительная, согревательная, она же движущая, и питающая.

Постредством этих сил три души правят четырьмя главными элементами, из которых состоит тело человека, эти элементы сущность: пламя, воздушное пространство, вода, почва. (К этим четырем элементам Платон время от времени присоединяет пятый – эфир: из для того чтобы заимствовал как раз у индийцев, а не у китайцев.) Все эти элементы существуют в теле человека не в их натуральном виде, а в преобразованном — в виде плотных частей (кости, мускулы, внутренние органы и т.д.) и в виде влаг – крови, жёлчи и слизи. В таком преобразованном виде все эти материальные элементы тела человека должны пребывать в строгом подчинении соответствующим душам: до тех пор пока они подчиняются душам, они будут в состоянии «кразы», стоит им выйти из подчинения душам, начинается «дискразия». В старое учение кни-дийцев о «дискразии» и «кразе» Платон вмешивает, так, представление об отношениях подчинения и господства: господства для начала совершенного, для души, а подчинения для временной материальной базы организма, для его плотных тканей и для влаг. суть болезни лежит, так, не во внешних факторах, как, начиная с Алкмеона, учили доктора-материалисты, а в том, что физическая, материальная сторона организма выходит из подчинения его духовной стороне, его совершенному, божественному началу. Из этого и терапия Платона. По вопросу терапии позиция Платона пара хороша от позиций Пифагора и Эмпедокла. Те, как мы не забываем, открыто отрицали нужное воздействие лекарств, Платон же действует более тонко: лекарства, по его учению, владеют целительными особенностями, но лишь тогда, в то время, когда использование их сопровождается религиозными гимнами, пляской и очистительными обрядами.

Жрецы, использовавшие такую терапию, честно сознавались, что ставили собственной целью смягчить таковой «терапией» бешенство всевышних. Платон же стыдится таковой прямолинейности собственных преподавателей и уверяет, что его терапия имеет целью вернуть «подчинения и отношение господства» между материальным и совершенным началами в организме, либо, как стали говорить позднее, между душой и телом.

Такова пресловутая медицинская совокупность Платона. За исключением учения о четырех космических элементах и о «дискразии» и «Кразе», вся она основана на самых произвольных мистических выдумках, и о какой-нибудь научной ее ценности не может быть и речи. Но за всеми этими выдумками Платон проводил, и притом достаточно последовательно, одну собственную и новую для того времени идею – идею о двойственности природы человека. Эту идею, он, по всей видимости, сознательно противопоставил учению Гиппократа о единстве природы организма. В этом политическая сущность медицинской совокупности Платона и ее философское значение как орудия борьбы с линией материализма в медицине. Вправду, этой идеей Платона и воспользовались все последующие поколения докторов-идеалистов в их борьбе против материализма в медицине.

Этим закончился первый период истории вопроса о природе человека. Отныне вопрос будет находиться не о том, что представляет собой человек по его природе, а о том, едина либо л в о и с т в с н и а природа человека. Положение о единстве природы человека первым выдвинул Гиппократ, воображавший линию Демокрита. Положение о двойственности природы человека первым выдвинул Платон, выступивший против Демокрита в философии и против его совокупности в медицине, представленной Гиппократом.

Ярко обнаружилась борьба Платона и идей Демокрита в философии древней Греции. Обнаружилась эта борьба и в медицине древней Греции между последователями Демокрита, с одной стороны, и Платона — с другой.

История медицины 2 часть. Греческая медицина.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: