Мессианизм (messianisme)

Ожидание спасения от спасителя вместо того, дабы заняться им самому. Следовательно, мессианизм имеется противоположность философии.

Мессия (Messie)

Спаситель, якобы отправленный Всевышним. Исходя из этого его ожидают, кроме того признавая, что он уже являлся в мир (в этом случае ожидают его возвращения). Из этого – мессианизм – религиозная утопия либо религия истории.

Место (Lieu)

Положение в пространстве либо пространство, занимаемое телом. Место – это «тут» отдельного существа, так же как пространство – «тут» всех существ (либо сумма всех мест). места и Понятия пространства взаимосвязаны, кроме того, одно предполагает второе так, что мы не можем дать определение ни тому ни второму, не впадая в порочный круг. Это два метода осмысления протяженности тел, данной нам в опыте: или мы вписываем ее в какие-то границы (место), или в бесконечное (пространство). Место, говорит Аристотель, имеется «неподвижная граница объемлющего тела» («Физика», IV, 4). Тогда пространство – вмещающее, не имеющее границ.

Видоизменение (Metamorphose)

Полное изменение формы, протекающее достаточно скоро, дабы привести к удивлению. В то время, когда гусеница преобразовывается в бабочку, мы именуем это видоизменением; в то время, когда новорожденный младенец делается стариком – нет.

Метафизика (Metaphysique)

Часть философии, посвященная изучению самых основополагающих, первостепенных, решающих вопросов. Бога и Проблемы бытия, смерти и души сущность метафизические неприятности.

Происхождение слова «метафизика» достаточно курьезно. Это тот самый случай, в то время, когда игра слов внезапно обретает суть. В первом веке до н. э. Андроник Родосский решил издать труды Аристотеля, создававшиеся для «посвященных», и объединил имевшиеся в его распоряжении тексты в пара сборников, каковые скомпоновал по собственному разумению. С заглавиями большинства из них никаких неприятностей не появилось – они были продиктованы содержанием произведений (физика, политика, этика, познание живого и животных и т. д.). В отдельный сборник попали тексты необыкновенной важности, трактующие вопросы бытия, первопричин и первых принципов, Бога и субстанции, одним словом, все то, что сам Аристотель, произойди ему лично принимать участие в публикации собственных работ, назвал бы «Первой философией» (совершенно верно так же мы именуем произведения Декарта «Метафизическими размышлениями», не смотря на то, что их латинское заглавие означало «Размышления о первой философии» – Meditationes de prima philosophia ). Оказалось так, что в перечне Андроника данный сборник шел конкретно за «Физикой». И неспешно к нему «приклеилось» наименование «Meta ta physika» (термин, отметим, ни при каких обстоятельствах не употреблявшийся самим Аристотелем), и обозначавшее «книга, следующая за физикой». Вероятно кроме этого – потому, что греческое слово meta имеет два значения, – что оно означало кроме этого «книга, трактующая о том, что находится по ту сторону физики». С течением столетий установился обычай именовать «метафизикой» как раз все то, что находится вне компетенции физики, т. е., в более широком замысле, вне умелого, соответственно, научного и эмпирического познания. В этом значении употребляет его Кант, отказывая ему в научной сокровище в одном случае (как догматической метафизики познания абсолюта либо вещей в себе) и «выручая» его в другом (как критической метафизики – «систематически организованного списка всего того, чем мы обладаем благодаря чистому разуму»). Это значение термин «метафизика» сохраняет и сейчас, даже в том случае, если находятся отдельные дураки, пробующие над ним высокомерно иронизировать. Заниматься метафизикой значит мыслить дальше, чем простирается познание, и мыслить о вещах, познать каковые нереально, т. е. нужно мыслить максимально на большом растоянии. Мыслитель, желающий остаться в строгих рамках науки и опыта, не сможет ответить ни на один из очень важных вопросов, каковые мы неизменно себе задаем (о смерти и жизни, о небытии и бытии, о человеке и Боге); кроме того, он не позволит ответа и на те вопросы, каковые ставят перед нами наука и сам опыт, вернее, те, каковые мы ставим перед собой в связи с наукой и опытом (об их истинности, об условиях их истинности и ее пределах). В этом смысле Шопенгауэр сказал о человеке как о «метафизическом животном» – так как он удивляется собственному существованию, как и существованию мира и всего сущего («Мир как предстояние и воля», том II, глава 17; тема «удивления» заимствована как раз у Аристотеля; «Метафизика», А, 2). С данной точки зрения главным вопросом метафизики, несомненно, есть вопрос о бытии, к примеру в том виде, как его ставит Лейбниц: «Из-за чего скорее имеется что-то, чем ничто?» Тот факт, что ответить на данный вопрос нереально, еще не обстоятельство, дабы по большому счету им не задаваться, и нет ничего, что освобождает нас от данной необходимости.

Метафора (Metaphore)

Стилистическая фигура. Неявное сравнение, применение одного слова вместо другого на базе некоторых аналогий либо сходства между сравниваемыми предметами. Число метафор воистину вечно, но мы приведем только пара примеров. Так, Гомер говорит о «розовых перстах» зари (а Бодлер, появившийся на севере, говорит, что «заря дрожит в собственном розовато-зеленом костюме»). Со своей стороны, Эсхил дал, на мой взор, лучшее из всех описание Средиземного моря, увидев, что «его ухмылкам нет числа». В случае если отыскать в памяти французскую поэзию, то совсем нереально обойти вниманием Виктора Гюго и его стих «Дремлющий Бооз». Итак, ночь. Юная женщина лежит, запрокинув голову, и наблюдает на луну и звезды. Поэт дарит нам целый пышный букет метафор:

Все мирно спит в Иеримадете, в Уре…

Ночные небеса расцветились звездами,

И месяц юный меж звездными цветами

Сияет с запада. Живая по натуре,

Глаза полуприкрыв, притихнув невольно,

Гадает Руфь, какое божество,

Какой небесный жнец, в то время, когда и отчего

Покинул серп златой на этом звездном поле.

(Перевод И. Исхакова)

Согласно точки зрения Лакана, за обрисованным Фрейдом процессом конденсации (сжатия), в замаскированном виде проявляющейся в симптомах и сновидениях последовательности болезней, кроме этого стоит метафора. И в том и другом случае происходит подмена одного смыслосодержащего элемента вторым: «Конденсация (Verdichtung) имеется структура обоюдного перекрытия значащих элементов, в базе которой лежит метафора» («Структурные компоненты литературы в подсознании»). Это, само собой разумеется, не превращает отечественное подсознание в творца поэтических творений, но способно, как минимум частично, растолковать, из-за чего поэзия по большому счету и метафора в частности создают на нас такое яркое впечатление. Не нужно, но, придавать метафоре через чур громадного значения. Обозначения одной вещи посредством второй вещи, каковой она не есть, очевидно не хватает, дабы выразить, что же она такое. Тут на смену поэзии и снам приходят явь и проза, звучно заявляя о собственных правах, вернее, о собственных требованиях.

Метемпсихоз (Metempsycose)

Переселение душ; переход души (psukhe) из одного тела в второе. Классическое верование, распространенное на Востоке и более редкое на Западе (не смотря на то, что оно видится у орфиков (154), Пифагора (155) и Платона). Необходимо весьма дорожить судьбой и совсем не дорожить собственными воспоминаниями, дабы видеть в переселении душ утешение.

Способ (Methode)

Совокупность принципов и правил, рационально орга низованная для достижения определенного результата. В философии мне малоизвестен ни один вправду убедительный способ, если не считать фактически перемещения мысли, не подчиняющегося никаким правилам, вернее, подчиняющегося лишь своим собственным правилам. «Трактат об усовершенствовании разума» Спинозы, столь тяжёлый для понимания и во многих отношениях столь тяжёлый, все же представляется мне более нужным и верным, чем «Правила для управления ума» Декарта а также его «Рассуждение о способе» – неоспоримый шедевр, но отнюдь не благодаря четырем предписаниям (очевидность, анализ, перечисление и синтез), приводимым во второй части произведения. Если бы существовал метод нахождения истины, мы бы об этом знали, и сам вопрос вышел бы за пределы философии. Исходя из этого в приложении к конкретным наукам говорят об экспериментальном способе, по сути сводимом к последовательности банальностей о опыта роли и соответствующей теории, фальсификации и гипотез. Кроме того в прикладных науках это не может заменить ни гения, ни творчества, так неужто этого хватит для поиска истины? Подлинный способ, поясняет Спиноза, это скорее и имеется сама истина, но упорядоченная и явившаяся плодом раздумий: «Верный способ не пребывает в том, дабы искать показатель истины по окончании приобретения идей, но верный способ имеется путь отыскания в должном порядке самой истины, либо объективных сущностей вещей, либо идей (все это указывает одно да и то же). […] Отсюда вытекает, что способ имеется не что иное, как рефлексивное познание либо мысль идеи; а так как не дана мысль идеи, если не дана прежде мысль, то, следовательно, не будет дан способ, если не дана прежде мысль. Исходя из этого хорошим будет тот способ, что показывает, как должно направлять дух сообразно с нормой данной подлинной идеи» («Трактат об усовершенствовании разума…», 27). Значит, речь заходит не столько о том, дабы обучиться использовать правила, сколько о том, дабы обучиться без них обходиться – истина значит значительно больше, и ее достаточно.

Метонимия (Metonymie)

Стилистическая фигура; потребление одного слова вместо другого, но не в качестве скрытого сравнения, как при метафоры, а на базе более либо менее необходимого либо постоянного отношения соседства либо взаимозависимости; к примеру, обстоятельства вместо следствия, и напротив («бледная смерть смешала чёрные батальоны»); содержащего вместо содержимого («Около меня бурлила шумная улица»); части вместо целого (в случае если соотношение носит чисто количественный темперамент, во всяком случае, если количественная черта преобладает, тогда стилистическую фигуру именуют синекдохой; так в «Сиде» говорится о «тридцати парусах», имея в виду тридцать судов). Лакан считает, что в базе метонимии лежит замещение в том виде, в каком оно проявляется в снах и при симптомах некоторых болезней: «Замещение (Verschiebung) – это поворот значения, подобный тому, какой имеет место в метонимии. У Фрейда он предстает как самый удобный метод обойти цензуру» («Структурные компоненты литературы в подсознании»).

Механизм (Механицизм) (Mecanisme)

Слово может обозначать как объект, так и теорию. Как объект – механизм имеется подвижный агрегат либо двигатель, талантливый преобразовывать либо являться эффективным передатчиком перемещения либо энергии; несложная машина либо один из элементов автомобили, так же как машина имеется сложный механизм.

Механицизм – учение, разглядывающее природу и все, что в ней находится, как механизм в указанном выше смысле слова или как совокупность механизмов, так что, как верил Декарт, все в ней возможно растолковано через «величины, движения и фигуры». В этом узком значении механицизм в большинстве случаев противопоставляют динамизму, приверженцы которого за Лейбницем совсем справедливо утверждают, что одних движений и фигур мало, а нужно принимать к сведенью еще и определенное число сил . Но, и эти силы возможно разглядеть как составную часть упомянутых размеров, и тогда перед нами будет механицизм в широком смысле слова, не столько противостоящий динамизму, сколько включающий его в себя. Так, механицизм имеется учение, хотящее растолковать все, по крайней мере все происходящее в природе, одной механикой в научном смысле термина, т. е. посредством движения и изучения сил (пример: квантовая механика). В широком толковании механицизм достаточно близок материализму, вернее говоря, материализм имеется не более чем обобщенный механицизм.

Миг (Instant)

Казалось бы, это должен быть отрезок времени; кусочек длительности, которая не продолжается, – не длительность, как учит Аристотель, но граница между двумя продол-жительностями. Следовательно, миг имеется всего лишь абстракция. Единственным настоящим мигом есть миг настоящего, а оно всегда длится. В каком смысле оно есть мигом? В том, что оно неделимо (нельзя вообразить себе полунастоящее время) и не имеет длительности (какое количество продолжается настоящее? и как оно имело возможность бы продолжаться, если бы не складывалось из прошлого и будущего?). Вот это и имеется подлинный миг – не частичка длительности, которая не продолжается, а неделимый и не имеющий длительности акт. Миг это вечность в действии.

EL SECRETO DE JESUS (Sub). TIEMPO DE RESPUESTAS by Javier Luzon Pena


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: