Месть как способ не уронить свое достоинство в глазах других

Мы начали данный раздел о вербальных и физических нападениях с описания гипотетической обстановке, где продавец довел вас до белого каления тем, что оскорблял вас и осуждал ваш вкус. Предположим сейчас, что пара людей стали свидетелями данной сцены. Что вы почувствуете в этом случае? Возможно, в таких событиях клевета продавца будут еще обиднее, а ваша реакция станет для вас еще ответственнее. Вы, возможно, захотите доказать и покупателям и продавцу, что ваш вкус не нехорош и что критика была несправедливой. Подоплекой вашего ответа на оскорбления продавца, по всей видимости, будет рвение не уронить собственный преимущество в глазах вторых и вернуть образ человека с хорошим вкусом. Ряд исследователей говорит, что такое желание вернуть либо произвести благоприятное чувство довольно часто есть той силой, которая подвигает отомстить в ответ на вербальные либо физические выпады.

Желание произвести либо сохранить благоприятное о себе чувство может породить различные методы агрессивного реагирования. Во-первых, как в вышеприведенном примере, человек может проявлять мстительность только в присутствии вторых людей, другими словами в то время, когда имеется на кого произвести чувство. Во-вторых, жертва, для которой отрицать факт причинения морального либо физического ущерба не имеет смысла, но которая не желает появляться в роли проигравшего, может постараться вернуть собственный хорошее имя посредством возмездия. И наконец, рвение произвести чувство может рассматриваться как неспециализированная тенденция отвечать на наступление эквивалентной реакцией. Отвечая ударом на удар, человек будет смотреться в глазах окружающих честным и честным, а это хороший образ.

Научи и Камбара утверждают, что, в соответствии с теории мести как метода не уронить собственный преимущество в глазах вторых, на реакцию жертвы должно воздействовать, поймёт ли нападающий, как, удачно либо нет, завершилась начатая им атака. В случае если преднамеренная атака закончилось для нападающего неудачей, уровень агрессии, направленной палачу, должен быть выше, в случае если палач не знает о собственном промахе. Для проверки этого предположения исследователи пригласили японских студенток принимать участие в опыте, включающем уже известную вам процедуру преподаватель-ученик. При, в то время, когда экспериментальные условия подразумевали физическое действие высокой интенсивности, ученицы-испытуемые видели сигнал обратной связи, показывающий, что испытуемая, игравшая роль учительницы, собирается выбрать разряд высокого напряжения. Но часть испытуемых в действительности приобретала не сильный разряд. Перед тем как поменяться ролями (эта обстановка дала бы им возможность поквитаться), испытуемым говорили, что по условиям завершившейся стадии опыта сообщение о мощности разряда и настоящая мощность были прямо противоположны. Половину испытуемых убеждали в том, что учительница также определила об данной обратной зависимости. Как и предполагалось, испытуемые выбирали разряды меньшей мощности для той учительницы, которая поняла, что интенсивность физического действия нежданно была низкой, а не той, которая якобы оставалась в убеждении, что сумела причинить физический ущерб. Эти результаты подтверждают жизнеспособность трактовки ответной агрессии как метода не уронить собственный преимущество в глазах вторых, поскольку испытуемые, знавшие, что обидчице известно о неудачной атаке, не получали образ, разглядываемый вторыми как негативный (образ проигравшей), что необходимо было бы поменять. Помимо этого, ожесточённая месть думается несправедливой, в то время, когда и жертве, и обидчице известно о низкой интенсивности изначального физического действия.

Характеристики объекта агрессии:
раса и пол объекта как предпосылки агрессии

Мы уже знаем, как намерения и поведение потенциального объекта агрессии смогут оказывать влияние на поведение агрессора. Ничего необычного нет в том, что люди склонны мстить, считая, что кто-то причинил им вред либо желал это сделать. Но правильно кроме этого да и то, что агрессивные намерения нападающего смогут быть обусловлены несложными физическими чертями потенциальной жертвы. В этом разделе мы разглядим экспериментальные результаты, показывающих, как раса и пол объекта смогут оказывать влияние на актуализацию агрессивных реакций.

Пол объекта агрессии

Как правило результаты исследований, в которых манипулируемой переменной был пол объекта, подтверждают обширно распространенное вывод, что дамы подвергаются физическому нападению реже мужчин, а вдруг и подвергаются, то интенсивность физического действия будет ниже. Такие результаты были взяты во многих опытах, применяющих разные процедуры, разные измерения выборки и методы агрессии испытуемых. Тенденция к меньшему проявлению агрессии по отношению к объектам женского пола довольно часто интерпретируется как рыцарство, как отражение социализированного запрета причинять вред дамам. Неприемлемость агрессии по отношению к даме, в особенности со стороны мужчины, была показана опытом Канекара, Нанджи, Колсаваллы и Мукерджи, в котором стало известно, что мужчины, проявляющие агрессию по отношению к объекту женского пола, воспринимаются как более безнравственные, чем проявляющие агрессию по отношению к объекту мужского пола. Примечательно, что объекты агрессии женского пола также оценивались относительно очень плохо.

Ричардсон, Ванденберг и Хамфриз совершили опыт, результаты которого повторили результаты прошлых изучений, но внесли предложение пара иную интерпретацию. В их опыте мужчины и дамы делали процедуру Тэйлора на время реакции, соревнуясь с соперником мужского или женского пола. Наряду с этим уровень агрессии измерялся по трем родственным шкалам: 1) мощность электрического разряда, выбранная до провокаций со стороны объекта, была показателем уровня начальной агрессии, 2) мощность электрического разряда, выбранная в ответ на нарастающую провокацию объекта, — показателем уровня агрессии как акта возмездия, 3) частота выбора очень высокой мощности электрического разряда (испытуемые верили в чрезвычайной болезненности удара для объекта) — показателем реакции насилия. В соответствии с ранее взятыми результатами участники опыта реагировали на объект мужского пола более враждебно, чем на объект женского пола, по всем трем шкалам. Исследователи высказали предположение, что дамы приводят к меньшой агрессивности, поскольку воспринимаются менее угрожающими, чем мужчины. Другими словами от дам не ожидают ответных агрессивных действий, считают их менее страшными, и исходя из этого им вероятнее не будут мстить так жестоко, как мужчинам.

Не смотря на то, что лабораторные опыты неизменно говорят о сдерживании агрессивных действий по отношению к дамам, случаи грубого обращения и изнасилований с женами показывают на тот факт, что дамы довольно часто становятся жертвами насилия. Исследователи, пробовавшие растолковать расхождения между полицейской статистикой и экспериментальными данными, информируют, что мужчина склонен спускать тормоза, в то время, когда угроза, исходящая от дамы, воспринимается конкретно. В опыте, поставленном для обнаружения факторов, увеличивающих возможность агрессии мужчин против дам, Ричардсон, Леонард, Тэйлор и Хэммок сталкивали мужчин-испытуемых с двумя вариантами страха. Выяснив, что цель опыта — изучение влияния утомления на время реакции в условиях соревнования, испытуемые делали задание, предназначенное для измерения их физической силы (сжимание ручного динамометра) в присутствии помощницы экспериментатора, которая регистрировала показания. Одну половину испытуемых уверяли, что их показатели близки к зарегистрированной норме (которую дама именовала вслух), — несколько средних показателей. Показатели силы у второй половины испытуемых появились существенно ниже установленной нормы — несколько низких показателей. В этих групп реакция дамы в соответствии с условиями опыта изменялась. В половине случаев помощница отпускала о показателях испытуемых (как низких, так и средних) пренебрежительные реплики типа я-то считала, что мужчины должны быть сильными либо возможно, у меня это окажется — вариант вербального унижения. При работе с другой половиной испытуемых дама их итог, объявляя вслух норму и воздерживаясь от предстоящих комментариев, — вариант без вербального унижения. В то время, когда испытуемые позднее проявили агрессию по отношению к помощнице в процедуре Тэйлора, их нет ничего, что сдерживало от того, дабы осуществить агрессивные действия по отношению к даме, пренебрежительно отзывавшейся об их показателях, в особенности в случае если эти показатели были низкими. Страха смотреться хуже вторых в глазах дамы, и страха от высказанного ею пренебрежения выяснилось достаточно для появления очень большого уровня агрессивности мужчины по отношению к даме. Разумеется, рыцарство проявляется лишь по отношению к безобидным объектам.

В итоге нет оснований вычислять, что дамы подвергаются агрессии реже мужчин. Ужас есть одним из множества факторов, подавляющих предполагаемое сдерживающее начало не причинять вреда даме.

Раса объекта агрессии

Большая часть изучений по влиянию расовой принадлежности объекта агрессии на агрессивность нападающего основано на двух распространенных догадках. Первое: люди склонны быть более агрессивными по отношению к лицам, чья раса отличается от их собственной, чем к лицам одной с ними расы. Более комплексное предположение: люди с расовыми предрассудками будут вести себя более враждебно по отношению к расе, против которой имеют какое-либо предубеждение, чем по отношению к собственной расе. Результаты исследований не подтверждают конкретно ни одно из этих догадок.

Что касается первого предположения, словно бы человеку характерно вести себя более враждебно по отношению к лицам второй расы, чем по отношению к лицам одной с ним расы, тут эти противоречивы и подразумевают наличие множества промежуточных факторов в зависимости агрессивности от расы объекта. Не смотря на то, что Уилсон и Роджерс информируют, что чернокожие более агрессивны по отношению к белым, чем к тёмным, во многих изучениях агрессии было распознано однообразное отношение к обеим расам. Но, в случае если учитывать и другие факторы, мы найдём, что белые испытуемые время от времени более агрессивны по отношению к тёмным, чем к белым, а время от времени — напротив. К примеру, Доннерштайн и другие информируют, что при условии предполагаемого возмездия со стороны жертвы испытуемые были более агрессивны по отношению к белым, чем к тёмным, а при, в то время, когда у жертвы не было возможности отомстить, испытуемые выбирали для чернокожих жертв более замечательные разряды тока, чем для представителей белой расы. В других опытах Доннерштайна, где экспериментальным условием была анонимность испытуемых, были взяты подобные результаты: неизвестные испытуемые (другими словами те, чье поведение не было возможности оценивать и осуждать) реагировали на тёмных более враждебно, чем на белых, тогда как испытуемые, которых возможно было идентифицировать, больше агрессивности проявляли по отношению к белым, чем к тёмным. Выглядит это так, словно бы белые опасаются мести тёмных и/либо публичного порицания за поведение, которое возможно трактовано как расизм; исходя из этого они подавляют собственную агрессивность, в случае если вероятно возмездие либо публичное осуждение, но проявляют ее, в то время, когда защищены анонимностью.

Утверждая, что большая часть межрасовой агрессии имеет место в контексте групповой деятельности, Роджерс и Прентис-Данн изучали влияние расовой принадлежности чувства гнева и объекта агрессии на агрессивное поведение людей в группе. В разных вариациях парадигмы Басса преподаватель-ученик белым мужчинам-испытуемым говорили, что на базе мощности электрического разряда, которую выбирали для объекта они сами и трое вторых испытуемых, подсчитано среднее длительности разряда и значение мощности, которому будет в действительности подвергнут объект. Перед этим добрая половина испытуемых слышала, как белый либо чернокожий испытуемый, игравший роль объекта агрессии, разрешал себе оскорбительные высказывания о данной группе испытуемых, направленные экспериментатору (вариант оскорбление); вторая добрая половина испытуемых вербальному оскорблению не подвергалась (вариант без оскорбления). Результаты напоминают полученные в изучениях Доннерштайна: при оскорбления испытуемые проявляли больше агрессии против тёмных, чем против белых; в варианте без оскорбления белым назначались более замечательные разряды тока, чем тёмным.

Эти и подобные им результаты вторых опытов смогут быть трактованы в терминах регрессивного расизма. Испытуемые, в случае если лишь они не возбуждены и не обижены, своим поведением склонны демонстрировать неприятие классических, сейчас социально осуждаемых, расовых предрассудков. Реакция белых испытуемых может дойти до отметки обратной дискриминации, в то время, когда по отношению к чернокожим проявляется низкий уровень агрессии. Но, в случае если чернокожие возбуждены либо обижены, испытуемые белой расы регрессируют до ветхих, классических шаблонов поведения, имеющих собственной целью дискриминацию тёмных, каковые усвоены на протяжении первичной социализации. Итак, предположение, что люди проявляют против чужой группы больше агрессии, чем против собственной, не взяло важного подтверждения. Скорее представляется, что ситуационные факторы, такие как раздражение и анонимность, являются промежуточными звеньями в цепи зависимости между агрессивностью и расой объекта. Люди, думается, более склонны к дискриминации чужой группы, в то время, когда обижены, чувствуют угрозу и/либо свободны от публичного осуждения.

Литература, посвященная изучению второй догадки, что лица, имеющие расовые предрассудки, будут более вторых стремиться к дискриминации людей второй расы, кроме этого дает нам минимум подтверждений. Но эти изучения неизменно обосновывали факт, что люди с предрассудками в общем более агрессивны, чем люди без предрассудков, независимо от расы объекта.

Утверждая, что в первых опытах по данной теме такая переменная, как раса объекта, могла быть не хватает выражена, Леонард и Тэйлор постарались заострить внимание испытуемых на данной чёрте объекта. Ожидая начала опыта, белые мужчины-испытуемые (критерием отбора которых послужило отсутствие и наличие у них расовых предрассудков) видели, как белый либо тёмный испытуемый (объект будущей агрессии) вел интимную беседу с белой дамой, с которой, по всей видимости, жил. Взяв возможность показать агрессию против объекта (в процедуре Тэйлора), все испытуемые реагировали на белого и чернокожего одинаково. Однако имеющие расовую предубежденность испытуемые могли более агрессивны по отношению и к белым, и к тёмным, чем испытуемые без расовых предрассудков. Представляется, что люди с предрассудками смогут в целом быть более враждебно настроены и склонны подозревать окружающих в агрессивных намерениях, чем люди без предрассудков.

Зависть всевышних


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: