Метафорические концепты эмоциональных состояний

Метафора относится к тем объектам научных изучений, природа которых источает постоянный импульс для их разработок в различных областях. Она, несомненно, приводит к интересу не только литературоведов и лингвистов, но и психологов, и философов. Метафора занимательна как в нюансе механизма её порождения, так и в нюансе её функционирования как языковой единицы.

С позиций когнитологии метафора имеется не что иное, как инструмент познания мира, потому, что она базируется на установлении ассоциативных связей, различий и сходств между явлениями мира и формирует на данной базе новые личностные смыслы, каковые воображают субъективное отношение индивида к миру, его видение, его трактовку определенного фрагмента действительности [1].

Создаваемые метафорой новые концепты языковой картины мира совмещают в себе логические сущности различного порядка, синтезируют абстрактное и конкретное; они являются результатами познавательных процессов и взаимодействия, и эмпирического опыта, и культурного состояния коллектива, и его языковой компетенции. Метафора разрешает сделать наглядной невидимую картину мира – создать её языковую картину, принимаемую за счет вербально образных ассоциаций составляющих её выражений и слов [2].

Д. Лакофф приписывает метафоре более широкий темперамент, чем в большинстве случаев отмечается. Согласно его точке зрения, вся концептуальная совокупность, где человек думает и творит, есть по собственной природе метафорической, т.е. мы обрисовываем одну картину в терминах и образах второй, наряду с этим абстрактные понятия описываются через определенные конкретные образы. Следовательно, вероятны метафорические концептуализации различных абстрактных сфер. Среди сфер, довольно часто подвергающихся таковой концептуализации, он именует и сферу эмоциональных проявлений [3].

Объектом предлагаемого изучения есть глагольная метафорическая концептуализация эмоциональных состояний в художественных текстах, её ассоциативная база и оценочно- экспрессивные возможности. Обращение же к глагольной метафоре разъясняется широкими референциальными и стилистическими значениями глагола. Мастер глагольного повествования Л.Н. Толстой писал: “В человеке я стараюсь заметить жест, характеризующий его душевное состояние, и жест данный подсказывает мне глагол, дабы дать перемещение, вскармливающее психологию” [5].

Без оглядки на то, что эмоциональное состояние возможно логически представлено в форме денотативной ситуации, состоящей минимально из трех компонентов: носителя чувства, самой эмоции, обстоятельства чувства, адекватное языковое обозначение чувства есть достаточно сложным.

В.Г. Гак, характеризуя эмоциональные контексты, предлагает различать сообщение и языковое выражение эмоций о них, наряду с этим последнее разделяет на описание и изображение [6]. Само собой разумеется, это деление очень условно, но оно оказывает помощь в систематизации языковых представлений чувств. Языковое выражение чувств оформляется эмоционально-экспрессивным синтаксисом и оценочной лексикой: эмотивные предложения, реприза, стилистические повторы, парцелляция и второе. Описание чувств достигается применением в языке отношений и глаголов чувств (обожать, нравиться). Громаднейшую вариативность, и следовательно возможности, приобретает изображение чувств через описание внешнего вида и поведения человека. Исходя из того, что эмоции неизбежно воздействуют на физиологию человека, в текстах возможно выделить три главных компонента описания храбреца, каковые изображают его эмоциональное состояния: 1) обращение, черта речи как деятельности; 2) описание наружности / трансформации наружности; 3) описание перемещений, жестов.

Анализ речи с целью чёрта эмоционального состояния храбреца представляется в полной мере логичным и дешёвым, потому, что изменение в физиологическом состоянии по обстоятельству чувств затрагивает прежде всего речевые органы, (как пассивные, так и активные). В речи нам тяжело либо иногда не редкость нереально скрыть беспокойство, раздражение, бешенство либо радость. Метафорические глаголы речи возможно поделить на две группы: 1) глаголы, вводящие обращение, и 2) глаголы, характеризующие конкретно обращение. Первая несколько базируется на метафорическом концепте: Обращение – голос животного (дикого, домашнего), реже голос птицы.

Громаднейшую частотность имеют глаголы: (auf)heulen, (an)brullen, (an)knurren, brummen, zischen, zwitschern, schnurren. Этот метафорический концепт разрешает организовать слуховой образ посредством конкретных звуков, издаваемых в большинстве случаев животными и в определённой обстановке приписываемых человеку. На базе этих ассоциаций выделяются два главных метафорических значения глаголов: интенсивность звучания, нетипичная для обычного эмоционального состояния и оценочный компонент, чаще – агрессивность.

Интенсивность степени эмоционального напряжения, изображенного глагольной метафорой, вводящей обращение, часто подчеркивает контекст. Сравните: Darauf ri? er sich den Mantel von den Schultern und zischte:” Setzen!” Die Klasse setzte sich. (H. Mann)

В контексте дано метафорическое описание вторых действий храбреца, и безмолвное подчинение класса его требованию. Вторая несколько метафорических глаголов характеризует конкретно обращение, её организацию, её течение и базируется на последовательности ассоциаций со стихией, в первую очередь с водой. Метафорический концепт Обращение – Вода формирует слуховой образ на базе конкретных звуков при течении воды: плавное течение, стихийное, журчание и др. Сравните метафорические глаголы: flie?en, fluten, rieseln, sich ergie?en, hervorsprudeln, murmeln и др. Ассоциации метафорического концепта разрешают выделить метафорические значения интенсивности, устремленности, плавности, напевности, соответствующие определенным эмоциональным состояниям, и значение близости, заинтересованности наблюдателя / автора к субъекту речи, потому, что новый слуховой образ не имеет обычно силы голоса и его восприятие вероятно лишь в близи. Сравните: Sie blieb in einer kriegischen Haltung stehen, mit einer Hand den Stuhl erfa?t, gestikulierte mit der anderen und hielt eine Rede, eine leidenschaftlich bewegte Rede, die unaufhaltsam hervorsprudelte. (H. Mann).

Описание трансформации наружности с целью изображения чувств персонажа сосредотачивается на описании лица (фрейм лица) и его составляющих (субфреймов), прежде всего это глаза, брови, щеки, шнобель. Метафорический концепт лицо, щеки, глаза – стихия огня формирует зрительный образ, своеобразный для щёк и лица с одной стороны, для глаз – с другой, т.е., стихия огня реализует различные параметры огня: в первом случае – цвет огня, чувство тепла, и молниеносность появления: auflodern, auflohen, gluhen, brennen, во втором – наличие и молниеносность стремительных, подвижных искорок: (auf)blitzen, (auf)flammen, (auf)flackern. К данным параметрам добавляются еще и черта стихии света как физического явления: свет, исходящий от чего-то: glitzen, glanzen, blitzen, strahlen. Начальная фаза эмоционального состояния может проявляться на вспышке: auflodern, auflohen, aufflackern. Достигнув апогея эмоциональное состояние уподобляется костру – длительность горения: brennen, flummen, gluhen, flackern, после этого наступает завершающая фаза – ослабление эмоционального состояния: verbrennen, (ver)glimmen, vergluhen.

Третий компонент описания персонажа – описание перемещений, жестов, воображающих его эмоциональное состояние, основывается не столько на выборе метафорических глаголов, сколько на динамике описания действий. Сравните: Seine Haare sind verklebt, wie von Schwei?, die Augen flackern und glanzen… Er kann die Hande nicht ruhig halten, sie fliegen immer hin und her, bald auf den Tisch, bald suchen sie in den Taschen herum, bald befingert er sein Gesicht, sucht etwas, was er nicht findet… (H. Fallada).

В контексте сочетается описание наружности – глаза (стихия огня) и описание перемещений рук, каковые не находят спокойствия, точки опоры: да и то взлетают вверх, то ощупывают лицо, то что-то ищут и не смогут отыскать. Появляется некоторый круговорот перемещений, что улучшается и синтаксическим замыслом высказывания – многократным повторением альянса bald, и глагола suchen. Таковой контекст изображает взволнованность, внутренне беспокойство носителя чувства.

Частенько в описании перемещения появляются метафорические глаголы fliegen, schweben, flattern. Метафорический концепт идти / gehen – лететь / fliegen базируется на нескольких ассоциациях: 1) со стихией ветра – неудержимость и 2) с птицей – оторванность от почвы и скорость перемещения. Сравните: Tony lief nur mit einem Gedanken im Kopf. Nein. Sie flog. (Th. Mann).

Данный метафорический концепт формирует зрительный образ перемещения, заключающий в себе скорость перемещения, неудержимость перемещения. В метафорическом концепте идти / gehen – парить / schwelen появляется метафорический компонент – оторванность от почвы. Концепт идти / gehen – порхать / flattern основывается на ассоциациях с бабочкой – безмятежность, легкость полета.

Часто при глагольных метафорах с семантикой эмоций и чувств метафоризируется само эмоциональное состояние: скорбь (Sehnsucht), счастье (Gluck), кошмар (Entsetzen) и другие. Сравните: Die Sehnsucht nach Tat, Sieg, Macht, die Bigier, das Gluck auf die Knie zu zwingen, flammte kurz und heftig in seinen Augen auf (Th. Mann).

В таких контекстах создается иллюзия отрыва эмоционального состояния от лица – носителя состояния. Субъектная характеризация как бы затушевывается, сам субъект дезактуализируется и предстает в предложении в форме дополнения либо определения. Метафоры данной группы базируются на ассоциациях со стихией огня, ветра. Сама чувство получает функцию субъекта, талантливого причинить человеку боль, нападать на него, охватывать его. Сравните: Das Entsetzen durchdrang sie; Ein Grauen uberlief sie.

Итак, метафорические глаголы, участвующие в представлении чувств в контекстах описания персонажей, создают на базе метафорических концептов визуальный либо слуховой образ, презентирующий определенное эмоциональное состояние. Анализ параметров этого образа разрешает вычленить метафорические значения глаголов.

Метафорические ассоциативные карты: как избежать распространенных неточностей в работе | Елена Тарарина


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: