Методы теоретического познания

Теоретический уровень представляет собой различные формы, этапы и приёмы опосредованного познания действительности.

Абстракция, либо абстрагирование, – прием, обширно представленный в людской познании по большому счету, получает статус метода лишь в научно-познавательной деятельности. Оно включает такие мысленные операции, как отвлечение от особенностей и отношений, незначащих для данного изучения. Соответственно, «оставшиеся», т. е. в мыслях выделенные отношения и свойства, оказываются на переднем замысле, предстают как нужные для решения задач изучения, выступают в качестве предмета изучения. Отвлекаясь от эмпирических данных, приобретают абстракции первого порядка, любой последующий ход порождает абстракции более большого порядка, наряду с этим складывается собственныйго рода шкала абстракций – понятий, правил, научных обобщений, законов, делаемых на абстрактных объектах (моделях). Она не носит безотносительного характера и неизменно при смене задач исследования возможно заменена второй. Так, в небесной механике абстрагируются от состава, строения и происхожпланет и дения солнца, каковые выступают в этом случае как носители главного свойства – гравитационных весов. Частенько отвлекаются от развития, трансформации, перемещения объекта, принимая его покоящимся, неизменным; смогут отвлекаться от взаимодействия на молекулярном уровне, учитывая лишь механические соударения и т. д.

В гуманитарном и социальном знании абстракции кроме этого служат базой научного познания. Тут кроме этого создаются понятия, формулируются идеи и правила, но это абстракции невысокой степени отвлечения от эмпирического материала, родные к индивидуальным явлениям и реальности. Анализ историко-литературных изучений разрешает заметить разные методы абстрагирования, уровень которых не пытается к предельной степени общности, что обусловлено самим характером гуманитарного познания, отражает его специфику.

Но нельзя забывать, что настоящий объект владеет всеми – неспециализированными и личными особенностями и деление на классы довольно. Разумеется, что в зависимости от цели, предмета, и исходной концепции (парадигмы, догадки) создаются разные абстракции одного и того же объекта. В этих обстоятельствах мы имеем дело с разными методами идеализации реальных объектов. Но существует и фактически способ идеализации, основанный на абстрагировании, но предполагающий кроме этого мысленное конструирование таких объектов, в которых то либо иное свойство, состояние представлены в предельном, самый выраженном виде. Речь заходит об идеализированных объектах типа полностью тёмного тела, несжимаемой жидкости, полностью жёсткого тела, совершенного зеркала и других. Данный познавательный прием, предполагающий как фантазию, воображение, так и расчет, строгую логическую последовательность, разрешает еще более, чем в простой абстракции, обнажить значимые для исследования показатели, заметить проявление объективной закономерности.

Из-за чего нужен переход к объекту как теоретической модели? Настоящий объект неизменно сложен, имеет иерархическую структуру, переплетение значимых для данного второстепенных свойств и исследования, затемненность нужных, закономерных отношений случайными явлениями, в то время как научные законы и теории в целом формулируются по отношению как раз к идеализированным объектам, их состояниям и свойствам, каковые выступают в функции особенного рода совершенной модели. Модель – это идеализированный объект, наделенный маленьким числом своеобразных и значительных особенностей, имеющий довольно несложную структуру. Все утверждения и понятия теории относятся как раз к такому объекту, его свойства и отношения описываются совокупностью главных уравнений. Предстоящее развитие теории преддумает в первую очередь изменение, уточнение лежащего в ее основе идеализированного объекта. Правомерность таковой идеализации, ее познавательная значимость доказываются не прямолинейным сопоставлением совершенного объекта с действительностью, но применимостью на практике той теории, которая создана на базе данной модели.

С этими же объектами имеет дело и мысленный опыт– своеобразный теоретический способ, конструирующий идеализированные, состояния и неосуществимые ситуации, исследующий процессы в «чистом виде». Особенность этого способа в том, что он, не будучи материальным, но лишь мысленным понятием операций с воображаемыми объектами, разрешает идеализиропроцесс и ванный объект сделать наглядными, понятия теории как бы наполнить чувственным содержанием. В мысленном эксперименте участвуют своеобразные мнимые объекты, например тележка, движущаяся без сопротивления внешней среды; ракеты, летящие со скоростью света; лифты, падающие в безвоздушное пространство, и т. п.

Наиболее значимым средством исследования и построения идеализированного теоретического объекта есть формализация.Под формализацией в широком смысле слова понимается способ изучения самых разнообразных объектов методом отображения их соструктуры и держания в знаковой форме, при помощи самых разнообразных неестественных языков. В разделе о языке науки уже были даны правила построения формализованных языков и до тех пор показана эвристическая сокровище их применения, которая пребывает в том, что введение символики снабжает полноту обозрения определенной области неприятностей, чёткость и краткость фиксации знания, разрешает избежать многозначности терминов. Познавательная сокровище формализации состоит кроме этого в том, что она является средством уточнения и систематизации содержания логической структуры теории.

Под аксиомамии постулатамипонимаются утверждения, принимаемые в рамках какой-либо теории как подлинные, не смотря на то, что и недоказуемые ее средствами. Реконструкция научной теории в формализованном языке разрешает проследить логическую зависимость между разными положениями теории, распознать всю совокупность оснований и предпосылок, исходя из которых она развертывается, что разрешает уточнить неясности, неопределенности, не допустить парадоксальные ситуации. Формализация теории делает кроме этого необычные унифицирующие и обобщающие функции, разрешая последовательность положений теории экстраполировать на целые классы научных теорий и использовать формальный аппарат для синтеза ранее не связанных теорий. Одно из самые ценных преимуществ формализации – ее эвристические возможности, в частности возможность обнаружения и доказательства ранее малоизвестных особенностей изучаемых объектов.

Создание формализованных описаний не только имеет фактически познавательную сокровище, но есть условием для применения на теоретическом уровне математического моделирования. Широкое использование математическое моделирование взяло в конце 40-х годов XX века, как теоретический способ изучения количественных закономерностей процессов, изучаемых не только отдельными науками, но и такими междисциплинарными направлениями, как кибернетика, изучение операций, теория совокупностей, когнитивные науки. Математическая модель, воображающая собой знаковую структуру, имеет дело с абстрактными объектами – математическими размерами, понятиями, отношениями, каковые допускают разные интерпретации. Соответственно, одинаковая модель может использоваться в разных науках. Значение математической модели при разработке теории определяется тем, что она, отображая отношения оригинала и определённые свойства, замещает его в определенном замысле и дает новую, более глубокую и все данные об оригинале.

Один из ведущих способов построения теории в современной науке – гипотетико-дедуктивный способ,основная составляющая которого – догадка– форма вероятностного знания, истинность либо ложность которого еще не установлена. Объяснение закономерностей и причин эмпирически исследуемых явлений, являющееся функцией теории, высказывается первоначально в вероятностной, предположительной форме, т. е. в виде одной либо нескольких конкурирующих догадок. При проверке догадки из ее положений-посылок правильно дедуктивного вывода приобретают следствия, принципиально контролируемые в опыте. Необходимость таких процедур, например, разъясняется тем, что в догадке высказываются суждения о особенностях, процессах и отношениях, непосредственно не дешёвых наблюдению, требующих предположения, воображения, по большому счету – творчества.

Намерено научное и методологическое требование – выдвигаемая догадка должна быть согласована с научными фактами, и с другими системами и научными законами знаний, достоверность которых уже доказана. В случае если новая догадка охватывает более широкий круг явлений и событий, то ветхая теория рассматривается как частный случай на базе так именуемого принципа соответствия. Примерами этого помогают вхождение хорошей теории химического строения как частного случая в современную химическую теорию, классической механики – в виде частного случая в теорию относительности.

Следующее условие связано с природой и характером получаемых из догадки следствий. самая продуктивной считается гипотеза, из которой дедуктивным методом получено предельное количество разнообразных следствий, причем исходные посылки гипотезы значительно чаще бывают неизвестными. Но для них обязательно обязана существовать возможность экспериментальной, вообще умелой проверки, т. е. догадка должна быть принципиально контролируемой, даже в том случае, если технически на данном этапе это осуществить еще нереально. В опытах проверяются не сами догадки, но приобретаемые из них следствия, относящиеся к конкретным событиям и реальным явлениям. Догадка, многие следствия из которой обоснованы умелым методом, делается точным знанием и получает статус теории. Это указывает, что различие между этими формами знания состоит не в содержании и не в логической структуре, но в степени достоверности истинности и знания.

В некоторых случаях возникает необходимость при разработке теории сочетать исторический и логический методыв их связи и сотрудничестве.

Исторический способ требует мысленного воспроизведения конкретного исторического процесса развития. Его специфика обусловливается изюминками самого исторического процесса: последовательностью событий во времени, проявлением исторической необходимости через множество случайных событий, учетом случайностей.Исторический метод построения знания опирается на генетический метод объяснения, что используется в том случае, если объектами изучения являются возникновение и развитие явлений, события и процессы, происходящие во времени. Со своей стороны, логический метод построения знания о развивающемся объекте, его истории имеется отображение исторического процесса в абстрактной и теоретически последовательной форме. Данный процесс воспроизводится логическим способом как условия формирования и некоторый итог, к примеру этапа, периода, формации как системного образования. Сама по себе временная последовательность исторических явлений не имеет возможности рассматриваться как порядок построения теории, потому, что историческое, включая случайные, второстепенные факторы, отклоняющиеся от главного направления генетического трансформации, не сходится с логическим, воспроизводящим нужное, значимое, закономерное.

направляться подчернуть, что тут не идет обращение о формально-логическом индуктивном либо дедуктивном следовании, скорее о логическом по большому счету, о последовательно развертывающемся, непротиворечивом мышлении, и в этом смысле логический способ, как слишком общий и вероятностно-гипотетический, должен быть, со своей стороны, дополнен и уточнен генетическим и историческим анализом событий и явлений. Выделим, что науки, строящие теорию на базе диалектики и сочетания исторического и логического, сохраняющие тесную сообщение с эмпирией, не имеющие довольно часто возможности вводить математические модели, пользоваться гипотетико-дедуктивным способом, не должны оцениваться как несовершенные, «не дотягивающие» до строгой научности. Можно только сказать о специфике познавательных методов и средств этих наук.

Способы научного познания


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: