Многообразие и многозначность подходов в исследовании культуры.

Минобразования Русском

Федерации Национальное образовательное

Учреждение высшего профобразования

«Самарский Национальный технический

Университет»

РЕФЕРАТ

Предмет: Философия

Тема: Культура как предмет философского анализа

Выполнил: Сорокин Р.И. гр. №Д21а

Проверил: Малышев В.Б.

Самара, 2018

СОДЕРЖАНИЕ

1. многозначность и Многообразие подходов в изучении культуры. …………………3

2. Экзистенциальное познание культуры (Сартр, Хайдеггер) ……………………………7

3. Западноевропейские концепции игровой культуры (на примере игровой культуры Хейзинги) … ………………………………………………………………………………… 11

Перечень литературы………………………………………………………………………….. 14

многозначность и Многообразие подходов в изучении культуры.

Культура — совокупность материальных и духовных сокровищ, созданных человечеством в течении истории.

Следовательно, это итог созидательной творческой деятельности людей. И тогда выясняется, что культура — это процесс, в котором человек может выступать в качестве Творца, Потребителя и Носителя.

Культура двуедина, по причине того, что в ходе созидания материальных либо духовных сокровищ человек совершенствует самого себя.

Альберт Швейцер первый в ХХ веке поставил вопрос о сокровищах, выразив его в собственной книге «Благоговение перед судьбой». Он утверждал, что самая основная сокровище — это жизнь.

Аксиологический подход к изучению культуры исходит из того, что она имеется воплощение настоящей человечности и духовного совершенствования. «Во всех явлениях культуры мы постоянно найдём воплощение какой-либо признанной человеком сокровища, для которой эти явления либо созданы либо, если они уже существовали, взлелеяны человеком», — сказал германский мыслитель Риккерт («Наука о природе. Наука о культуре.»). Ограниченность аксиологического подхода проявляется в том, что исследователи вычисляют сокровище собственной культуры подлинными.

Структурализм в широком понимании – это направление в зарубежной (в первую очередь французской) антропологии, к которому кроме этого принято относить тартусско-столичную школу, разрабатывавшие неприятности структурного анализа в разных областях наук о человеке. В более узком значении (применительно к культурологии) – использование структурного анализа к изучению неприятностей культуры.

Не обращая внимания на то, что представители данного направления не стремились к самоидентификации, как структуралисты (таковым именовал себя лишь К. Леви-Стросс), на основании сходства теоретико-методологических положений к структуралистам принято относить М. Фуко, Ж. Лакана, Р. Барта, У. Эко, Л. Гольдмана.

Неспециализированными для структурализма возможно назвать следующие теоретико-методологические положения: представление о культуре как совокупности знаковых культурных текстов и систем и о культурном творчестве как о символо-творчестве; представление о наличии универсальных инвариантных психологических структур, скрытых от сознания, но определяющих механизм реакции человека на целый комплекс действий окружающей среды (как природной, так и культурной); представление о культурной динамике как следствия постоянной верификации человеком представлений об окружающем мире и трансформации в следствии данной верификации правил комбинаторики в подсознательных структур его психики, но не самих структур; представление о научного познания и возможности выявления этих структур методом относительно структурного анализа знаковых структурных текстов и систем.

К. Леви-Стросс, разбирая культурные порядки классических обществ (тотемизм, ритуальные действия мифологические представления ) как языки культуры стремился распознать в них повторяющиеся элементы, в которых он усматривал элементы скрытой логики. Результатом этих изучений было утверждение “сверхрационализма “- идеи гармонии чувственного и рационального начал,- универсального для человека любой культуры, но потерянного человеком современности .

М. Фуко, разбирая условия возможности типов знания (“археология знания последовательно разглядывает своеобразные формы функционирования “языков “ науки (отношения “слов” и “вещей “) в трех последовательно сменяющих друг друга познавательных моделях (Восстановление, хороший рационализм, современность).

В сферу изучения Р. Барта попали, в первую очередь литературные тексты, с которыми он проделывал аналитические операции, сходные с теми, что использовал к культурным порядкам классических обществ Леви-Стросс (выделение устойчивых элементов текста, обнаружение за стилистическим и лексическим многообразием глубинного “письма”). Р. Барт усматривал в “письме “, равно как и в устойчивых элементах вторых современных культурных порядков (журналистика, политический лексикон, мода, этикет и др.), устойчивую социологику, диктующую определенную стереотипную реакцию на окружение, обосновывая возможность построения лингвистическими средствами метаязыка, талантливого обрисовать все современную обстановку.

Позиция У. Эко – различные противопоставления модернизма постмодернизму. У. Эко отмечает, что постмодернизм – это ответ модернизму: раз уж прошлое нереально стереть с лица земли, потому что его уничтожение ведет к немоте, его необходимо переосмыслить: иронично, без наивности. Роман У. Эко ‘Имя розы’ стал хорошим примером, постмодернистского романа, сравниваемый многими критиками со слоеным пирогом, направленным разным социальным слоям читателей.

Структурные изучения, акцентированные на знаковом нюансе культуры, предполагали тесную сообщение с проблематикой лингвистической семантики и семиотики.

Современная семиотика (семиология) – наука о знаковых системах и знаках, знаковом поведении и знаковой – лингвистической и нелингвистической коммуникации.

В базе семиотики лежит постулат о том, что ни одна культура не сможет существовать при наличии менее одного семиотического канала.

Современная семиотика взяла исходные импульсы в трудах американского философа Ф. де Соссюра. В современности семиотические изучения культуры ведутся чуть ли не во всех государствах, имеющих давешнюю традицию гуманитарных изучений. В области семиологии занимает одно из ведущих мест русский наука (М. Бахтин, направляться. Жирмунский, Д. Лихачев, П. Богатырев).

Ученые тартусско-столичной школы (возглавлялась Ю.Лотманом) выполняют исследования, поэтики, стихотворения, семиотической культуры на базе русской, восточной, древней, литературы и западноевропейской культуры.

Исходя из сказанного выше необходимо осуществить вывод о том, что структурно-семиотические изучения различных национальных школ без сомнений оказали влияние на организацию культуры как совокупности; внесли весомый вклад в проблему систематизации культурных текстов и анализ генетических процессов в культуре. А структурализм конкретно содействовал выделению культурной семантики в независимую область наук о культуре, оказал большое влияние на современные культурно-антропологические изучения, герменевтику, психоанализ.

Постстуктурализм (неоструктурализм) – обобщающее наименование последовательности философско-методологических подходов к осмыслению культурной деятельности и интерпритации текстов культуры, сложившихся в 70-90-е гг. ХХ в. на базе отрицания и преодоления структурного подхода. Как и структурализм, постструктурализм самый ярко проявился во Франции, где к числу его представителей относят Ж. Деррида, К. Касториадиса, Ж-Ф. Лиотара, Ж. Делеза, Ю. Кристеву.

Тотальное отрицание структурности воплотилось в ряде неспециализированных положений, каковые и разрешают выяснить постструктурализм как культурные явления:

1. Отношение к человеку. В понимании человека в постструктурализме на первое место выходят несистемные, неструктурированные явления. Главной категорией, характеризующей человека, есть желание как универсальная форма проявления рвения человека к коммуникации с окружением, определяющего все формы личного и коллективного действия, социальной и культурной действительности. На место структурной логической упорядоченности сознания приходит его познание как разомкнутой, хаотичной «магмы» жажд, устремлений, вопросов к внешнему миру.

2. Отношение к людской сообществу. культура и Общество предстают как поле тотального проявления взаимоотношений «власть-подчинение»; власть реализует себя на всех уровнях людских взаимоотношений – от политической теории конкретного страны до конкретной коммуникативной ситуации.

3. Отношение к тексту. Как раз в тексте находят проявление два понимание текста и вышеуказанных положения имеется в первую очередь их обнаружение. Для пострструктурализма становятся ответственными в тексте не структурированные его элементы, в противном случае неповторимое, несистемное, что реализовалось в тексте внесознательно и понимается интуитивно. Но наряду с этим значимыми и серьёзными становятся “конструкция текста”, обнаружение тех элементов, из которых собран, обнажение не структуры, но конструктивных механизмов, разработок создания текста.

4. Отношение к символу. Символ в постструктурализме выступает как полная противоположность самому себе – он имеется не указание на предмет либо суть, а напротив, указание на его отсутствие. смысл и Знак преобразовываются в фикцию, симулякр, маскирующий отсутствие актуального смысла либо предлагающий вместо собственные бессчётные коннотации.

5. Отношение к науке и метафизике. В контексте прошлых положений сложным выглядит рвение постструктуралистов преодолеть логоцентризм и универсалность новоевропейской метафизической и научной традиции.

Одним из интеллектуалных фаворитов 80-90-ых гг. постструктурализма был теоретик культуры и французский философ Жак Деррида. “Деконструкция” Деррида как способ поставила неприятности, каковые имеют громадное значение для анализа культуры. В частности: поднялась неприятность восприятия полностью другого, другости. Сама деконструкция, в соответствии с Ж. Деррида, имеется такое отношение к инаковости, в рамках которого последняя не поглощается, не снимается, но остается сама собой, полностью другой по отношению к субъекту деконструкции. Деконструкция в действии имеется критика логоцентризма.

Оригинальность научной поэзии Ж. Деррида пребывает в объединении предметных лингвистики теории и полей культуры, философ идет существенно дальше каноничных тенденций эстетизации философии, предлагая антидогметичный, антитоталитарный по духу метод философствования, открывающий хорошие возможности изучения инновационных процессов в жизни, науке, художественной культуре ХХ в.

В целом, предложенные постструктуралистами новые тенденции в восприятии текстов культуры, не смотря на то, что и не воплотились, подобно структурализму, в определенные исследования и научные методы; разрешили значительно расширить представления о границах и возможностях понимания культуры.

Сущность социологического подхода к изучению культуры содержится, во-первых, в раскрытии социетальных связей и развития культуры и закономерностей функционирования и, во-вторых, в обнаружении ее социальных функций.

Культура в социологии рассматривается, в первую очередь, как понятие коллективное. Это — неспециализированные для данного коллектива идеи, правила и ценности поведения. Как раз с их помощью формируется коллективная солидарность — база социетальности.

В случае если воспользоваться концептуальной схемой совокупностей социального действия Т.Парсонса, то социетальный уровень культуры возможно разглядывать как складывающийся из воспроизводства и: системы следующих компонентов производства культурных образцов; совокупности социокультурной презентации (механизмы обмена лояльностями между участниками коллектива); совокупности социокультурной регуляции (механизмы поддержания снятия напряжения и нормативного порядка между участниками коллектива).

Проблемное поле социологического изучения культуры достаточно обширно и разнообразно. Центральные темы социологического анализа: социальная структура и культура; образ и культура либо стиль судьбы; специальная и обыденная культура; культура повседневной судьбе и пр.

В социологии, как и в социальной либо культурной антропологии, существуют и соперничают между собой три взаимосвязанных нюанса изучения культуры — предметный, функциональный и институциональный. Предметный подход делает упор соответственно на изучении содержания культуры (системы ценностей, значений и норм либо смыслов), функциональный — на обнаружении способов удовлетворения людских потребностей либо способов развития сущностных сил человека в ходе его сознательной деятельности, фактически институциональный — на изучении “типических единиц” либо устойчивых форм организации совместной деятельности людей.

Одним из первых разработчиков предметного подхода в социологии можно считать П.А.Сорокина. Разглядывая структуру социокультурного сотрудничества, он выделяет культуру — “совокупность значений, норм и ценностей, которыми обладают взаимодействующие лица, и совокупность носителей, каковые объективируют, социализируют и раскрывают эти значения”.

К предметному пониманию культуры примыкают кроме этого трактовки известных западных социологов Н.Смелзера и Э.направляться.

Н.Смелзер определяет культуру как совокупность “сокровищ, представлений о мире и правил поведения, неспециализированных для людей, связанных в некотором роде судьбы”.

Культура определяет специфику людской поведения, которое в отличие от поведения животных не обусловлено инстинктами и не запрограммировано генетически, а результат обучения и научения.

К данной трактовке близка точка зрения Э.Гидденса, что разглядывает культуру как систему ценностей, которых придерживается эта группа, норм и которым следуют ее члены, и материальных благ, каковые они создают.

Итак, культура устанавливает ценностные, нормативные и символические рамки либо пределы их родовой жизни. Следовательно, ее назначение пребывает в обеспечении субъектов и участников социальной судьбе средствами социокультурной регуляции.

Социология ближе всего подошла к раскрытию и определению самые важных социальных функций культуры — консервации, социализации и трансляции.

1. Культура — тип социальной памяти общности — народа либо этноса (функция консервации). Она включает в себя места хранения социальной информации (музеи, библиотеки, банки данных и т.д.), унаследованные схемы поведения, коммуникативные сети и пр.

Среди отечественных исследователей таковой позиции придерживаются Ю.М.Лотман и Б.Успенский, Т.И.Заславская и Р.В.Рывкина. Для первых из них понятие “культура” обозначает наследственную память коллектива, выражающуюся в определенной совокупности предписаний и запретов. С позиций Т.И.Заславской и Р.В.Рывкиной, культура имеется особенный социальный механизм, что разрешает воспроизводить эталоны поведения, проверенные опытом истории и соответствующие потребностям развития общества.

2. Культура — форма трансляции социального опыта (функция трансляции).

К такому пониманию склоняются многие западные и отечественные социологи. Они берут за базу понятия “социальное наследование”, “научаемое поведение”, “социальная адаптация”, “комплекс образцов поведения” и др.

Таковой подход реализуется, например, в структурных и исторических определениях культуры. Примеры: культура имеется совокупность приспособлений человека к его жизненным условиям (У.Самнер, А.Келлер); культура охватывает формы привычного поведения, неспециализированные для данной группы либо общества (К.Янг); культура есть программой социального наследования (Н.Дубинин).

3. Культура — метод социализации людей.

Этот срез действия культуры на человека представлен во многих социологических работах. Достаточно только привести имя Т.Парсонса, дабы продемонстрировать уровень теоретической проработки вышеуказанной неприятности.

Еще одним вариантом классического подхода к трактовке культуры, сложившимся в середине Х1Х века, стал социально-деятельностный подход. Труды К. Маркса и Ф. Энгельса начали понимание культуры как результата социально-значимой деятельности, как инобытия человека, как воплощения его родовой сущности. Предметность людской деятельности, дающая возможность самореализации через результаты деятельности, но и ведущая к отчуждению продукта, отчуждения человека от собственной сущности и превращение его в частного индивида, в функцию, а не в самоцель развития культуры – вот что вскрывает анализ К. Марксом механизмов людской деятельности в программной работе «Экономическо-философские исходники 1844г.». Человек как деятельное существо, соединяющее энергично-творческое и предметное измерение деятельности. Трактовка деятельности человека как опредмечивание и распредмечивание.

В конце Х1Х начале ХХ века быстро изменяется парадигма культурологического мышления. В познание культуры включается постижение иррациональных, бессознательных процессов, хаотичности и стихийности социальных явлений, лично-неповторимого и самобытного. Появляется рвение выяснить культуру как то, что соответствует изначальной непостижимости, загадочности, тайне внутреннего мира личности, как то что соотносится с самодостаточностью и духовностью личного бытия. Выделение таковой характеристики культуры, как целостность, индивидуальность, субъективная неповторимость ее форм заставляло искать новы пути ее осмысления. Одним из таких дорог стал психоанализ .

Основатель данной теории З. Фрейд выделил категорию бессознательного как ключ к пониманию целой совокупности сил, определяющих структуру личности, корни людской поведения. Психоанализ опирался на признание наличия в людской природе глубинной структуры «оно» — неосознанных импульсов, влечений и их сублимации и «комплексов» – переноса, вытеснения. Эта сублимация, без которой нереально формирование «Я», лежит в базе культуры, оправдывает ее необходимость и растолковывает достаток ее форм и проявлений. Культура и имеется преобразование первичных разрушительных и агрессивных инстинктов в энергии господства над природой. Сфера культуры, по З. Фрейду, это сфера «сверх-Я», сфера нужных запретов и цементирующих человеческое общество баз. удовольствие и Запрет, необычные «пряник» и «кнут» – вот чем живет культура, вот источники ее влияния на человека.

Идеи З. Фрейда взяли развитие в философии К-Г. Юнга и Э. Фромма. К-Г. Юнг дополнил позицию З. Фрейда положение о «коллективном бессознательном». Это врожденные возможности представления, априорные идем, совершенства, регулирующие правила. Повторяющиеся фигуры коллективного бессознательного Юнг назвал «архетипами». Культура, так, имеется совокупность архетипов, необычных матриц восприятия мира, каковые возвышают личную судьбу до судьбы человечества, поднимают человека из временности в сферу вечносущего.

Э. Фромм вычисляет доминантой культуры определенность жизненной установки человека, его рвение к продуктивной самореализации, выводящей из сферы «низших потребностей», банальности существования, характерной для современного индустриального общества. Ориентация на «быть», а не «иметь».

Лекция 2 — Понятие культуры


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: