Модальные частицы и их признаки

Частицы в германском языке, их классификация

Понятию «частица», кроме этого как и понятию «модальность» даются различные определения. Это отыскало собственный отражение в терминологии различных периодов: частицы именовались «Flickworter» — «слова–заплаты», «Fuellworter» — «слова–заполнители»[1]. на данный момент положение изменилось, и частицы больше не считаются словами «паразитами», безтолку засоряющими обращение.

Г.И. Воронина за Г. Цифонун и И.Д. Матько выделили следующие показатели частиц:

1. Частицы – служебные, неполнозначные слова.

2. Частицы не являются участниками предложения, а лишь только частью вторых участников предложения.

3. Так как частицы не являются участниками предложения, они не смогут быть употреблены самостоятельно перед сказуемым в германском повествовательном предложении, а неизменно лишь с каким-то полнозначным словом, к которому они относятся.

4. Поставить вопрос к частице запрещено, являться ответом на вопрос частица может лишь совместно со своим опорным словом: Wie? – Sehrgut. Zuschnell.

5. Частицы в предложении безударны. Только в редких случаях — ударны.

6. Частицы не входят в структуру предложения. Извлечение частицы из предложения не ведет к семантической или синтаксической его ущербности.

7. Частицы, в отличие от наречий, не смогут пребывать в начале предложения с отрицанием, быть фокусом отрицания, вопроса или выделительной конструкции.

8. Семантика частиц владеет одной характерной изюминкой, отличающей ее от семантики наречий, в частности – контекстной детерминированностью. Частицы не смогут быть осознаны без окружающего контекста.

9. Наречия и частицы отличаются и в области словообразования. Первые являются открытой группой слов. Пополнение же класса частиц происходит по большей части на функциональном уровне методом конверсии слов из вторых частей речи: прилагательных, глаголов, наречий, альянсов.

10. Частицы расширяют семантические (модальные) границы высказывания, другими словами делают прагматическую функцию.

11. Частицы связывают высказывания, соотнося их модальные замыслы; альянсы соединяют предложения либо компоненты предложения, их главная функция – структурная.

12. Частицы смогут образовывать фразеологические сочетания между собой; альянсы не смогут выступать элементами для того чтобы рода сочетаний[2].

Такая классификация представляется нам приемлемой, не смотря на то, что существуют кроме этого и более компактные и обобщённые (см., напр., Прил№1)

Общепринятой классификацией частиц И.В. Арнольд вычисляет классификацию Г. Альтмана и Г. Буссмана.

Ими были выделены следующие подклассы частиц:

1)модальныечастицы(Abtonungspartikeln, Modalpartikeln): aber, auch, bloss, eben, etwa, halt, ja, wohl, vielleicht, denn, doch, falls…

2)частицывремени(Temporalpartikeln): erst, noch, schon.

3)частицыотрицания(Negationspartikeln): kein, nicht.

4)инфинитивные частицы, грамматизованные частицы (Infinitivpartikeln): zu.

5)частицы-междометия (Interektionspartikeln): ah! Nanu! O weh!

6)сравнительныечастицы (Vergleichspartikeln): wie, als, denn.

7)ограничительныечастицы (Gradpartikeln, Rangierpartikeln, Fokuspartikeln): auch, eben, ausgerechnet, genau, besonders, gerade, nur, selbst, sogar.

8)усилительныечастицы (Steigerungspartikeln, Intensivpartikeln): ausserordentlich, etwas, ganz, sehr, weitaus, ziemlich[3].

Модальные их признаки и частицы

Толкование понятию «модальность» дают такие отечественные лингвисты как В.В. Виноградова, В.Г. Адмони, И.Р. Гальперин, Н.Ю. Шведова, Ермолаева Л.С. и Бабакина Т.Н, французский лингвист Ш. Балли и др.. Любой из них имеет собственный определение понятию, но неспециализированным есть то, модальность – это языковая категория, говорящая о характере отражаемых в содержании предложения объективных связей (объективная модальность) и на степень доверенности содержания того же предложения с позиций говорящего (субъективная модальность).

Термин «модальность» очень широкий по количеству, потому, что он употребляется для обозначения разных явлений, неоднородных по смысловому количеству, грамматическим особенностям и по степени оформленности на различных уровнях языковой структуры. Вопрос о границах данной категории решается различными исследователями по-различному.

Согласно точки зрения В.В. Виноградова, любое предложение, отражая реальность «в ее практическом публичном осознании», высказывает отнесенность содержания речи к действительности и исходя из этого с предложением, с разнообразием его типов тесно связана категория модальности[4]. «Каждое предложение включает в себя, как значительный конструктивный показатель, модальное значение, другими словами содержит в себе указание на отношение к действительности. Любое целостное выражение мысли, эмоции, побуждения, отражая реальность в той либо другой форме высказывания, облекается в одну из существующих в данной совокупности языка интонационных схем предложения и высказывает одно из тех синтаксических значений, каковые в собственной совокупности образуют категорию модальности».

Приблизительно такое же определение модальности имеет место в «Грамматике современного русского литературного языка»: «Неспециализированное грамматическое значение отнесенности главного содержания предложения к действительности выражается в синтаксических категориях модальности, и времени и лица…»[5]. Отношение сообщения к действительности, которое содержится в предложении, – «это и имеется, в первую очередь, модальное отношение. То, что сообщается, может мыслиться говорящим как настоящее, наличное в прошлом либо в настоящем, как реализующееся в будущем, как желательное, требуемое от кого-нибудь, как недействительное и т.п. Формы грамматического выражения разнообразные взаимоотношений содержания речи к действительности и составляют синтаксическое существо категории модальности».

В.В. Дружинина и К. Келлер знают под модальностью функционально–семантическую категорию, выражающуюся посредством иерархически организованной совокупности морфологических, синтаксически-конструктивных, интонационных и лексических средств, независимо от того, согласуется ли с действительностью выраженное в высказывании содержание сознания говорящего либо нет.

В.Г. Адмони в собственном труде «Синтаксис современного немецкого языка. система построения и Система отношений» показывает, что предложение, являющееся выражением любого акта мысли, не только отражает объективную реальность, но содержит и определенное отношение к этим отраженным в нем объективным связям.

Большая часть ученых, к примеру, В.В. Виноградов, В.Г. Адмони, Л.С. Ермолаева в самой категории модальности выделяют ее подкатегории, имеющие различные заглавия, но в принципе одну сущность: объективную и субъективную, внешнюю и внутреннюю модальности и т.п.

Модальные частицы принадлежат к самые употребительным средствам современного немецкого языка, каковые помогают для субъективного отношения и выражения эмоций к содержанию высказывания и к собеседнику, с их помощью передаются разные оттенки модальных взаимоотношений. Это отношение возможно ничем не осложнено либо оно возможно соединено со значением объективного отношения информируемого к действительности. Но субъективное отношение, оценка в модальных частицах присутствует неизменно.

В «Грамматике современного русского литературного языка» категория модальности представлена кроме этого в двух видах –объективно-модальное значение и субъективно-модальное значение.

Как мы видим, в данном вопросе (вопросе о разделении категории модальности на отдельные подкатегории) у ученых нет единого мнения. Так, к примеру, как отмечает исследователь Магидова И.М., В.В. Виноградов относит к объективной модальности значение возможности, действительности, достоверности, поскольку эти значения являются отражением в содержании высказывания объективных связей в мире[6]. Отношение же высказывания к действительности исследователь трактует как субъективную модальность на основании того, что значение действительности / ирреальности устанавливается самим говорящим. К субъективным модальным значениям относятся кроме этого значения достоверности / возможности, неуверенности.

Кремих И.И. ссылается на вывод Л.С. Ермолаевой, которая разграничивает три разных типа модальных взаимоотношений: внутреннюю, объективную внешнюю и субъективную внешнюю модальности[7]. Под внутренней модальностью она осознаёт «отношение субъекта (реже объекта) действия к совершаемому им действию (для объекта – отношение к действию, которому он подвергается): Er will essen. DieKrankheit will kuriert werden».

Главным средством выражения внутренней модальности в современных германских языках, согласно точки зрения Л.С. Ермолаевой, являются модальные глаголы. Под внешней модальностью предложения понимается отношение его содержания к действительности в плане действительности / нереальности (объективная внешняя модальность) и степень уверенности говорящего в информируемых им фактах (субъективная внешняя модальность). Наряду с этим главными средствами выражения объективной внешней модальности в современных германских языках исследователь вычисляет наклонения, а главным средством выражения субъективной внешней модальности – модальные слова, к примеру, vielleicht, wahrscheinlich, gewiss.

Кое-какие лингвисты, к примеру, В.Г. Адмони, интерпретируют модальность как субъективно-объективную категорию на том основании, что в любом предложении, частично средствами организации всего строя предложения, частично особыми показателями, дополнительно дается определенная оценка самого содержания высказывания с позиций его действительности, и «эта оценка неизменно активна, она постоянно утверждается…».

В лингвистике текста модальность рассматривается как одна из главных текстовых категорий. В зарубежной лингвистике одним из первых, кто внес предложение относить модальность не к уровню предложения, а к уровню текста, был А.Д. Каксин, что разглядывал модальность как одну из составных линия текста – коммуникативной единицы общения[8].

Лингвисты, каковые занимаются изучением модальности в тексте, предлагают увеличить неспециализированное понятие модальности, включая в ее пределы эмоционально-оценочные значения как ее субъективный нюанс. самая существенной категорией для выражения модальности есть наклонение: настоящее – изъявительное, нереальные – повелительное и сослагательное.Субъективная оценка содержания высказывания может включать рациональную оценку говорящим высказывания в его соотношении с действительностью. Эта оценка высказывает реакцию не эмоции, а разума и логики рассуждений говорящего. Не считая рациональной оценки к субъективным относятся кроме этого эмоциональная, эстетическая, этическая, количественная, и логическая оценка. Ко мне входят: замысел достоверности / недостоверности информируемого, возможности / невероятности, возможности / неосуществимости, уверенности / неуверенности.

Изучениями в области модальных частиц занимались М. Турмэйр, Г. Вейдт, А. Кривоносов. Ими были выделены следующие характерные показатели модальных частиц:

1) Модальные частицы неизменяемы.

2) Модальные частицы не смогут в однообразном значении давать ответ на вопрос.

3) Модальные частицы не смогут занимать ведущую плозицию в предложении.

4) Модальные частицы относятся ко всему предложению в целом.

5) Модальные частицы неизменно безударны.

6) Модальные частицы интегрированы в предложении.

7) Модальные частицы не являются участниками предложения и не смогут выступать в качестве эквивалентов предложения.

8) Модальные частицы образуют член предложения с другими словами, принадлежат к сказуемому и воображают вместе с глаголом «фонетическое слово».

9) Модальные частицы синтаксически неизменно факультативны, т.е. смогут быть убраны из предложения, не изменяя грамматический строй предложения.

10) Модальные частицы, в большинстве случаев, краткие односложные слова.

11) Модальные частицы стоят в предложении по окончании глагола, между модальной частицей и глаголом смогут находиться и другие члены.

12) Модальные частицы не отрицаемы, исходя из этого стоят перед отрицанием[9].

Модальные частицы являются нужными и употребительными в любых ситуациях, в то время, когда говорящий видит перед собой конкретного собеседника, а обращение без модальных частиц воспринимается носителями немецкого языка как сухая, нелюбезная и излишне категоричная. Способ элиминации, т.е. опущения элемента из структуры высказывания, разрешает заметить, как при помощи одной модальной частицы изменяются модальные значения в высказывании и как возможно оказать влияние на собеседника либо поменять вывод о нем. Ср, напр.:

— Es klopft an der Tur. DasistAfra – Стучатся. Это Афра.

— Es klopft an der Tur. Das ist wohlAfra (Aufnahme) – Стучатся. Возможно, это Афра.

Приведенные примеры продемонстрировали, что модальные частицы являются неотъемлемым элементом предложения, вносят в него разные субъективно-модальные значения, делая обращение говорящего живой, увлекательной, показывая, что говорящий заинтересован в ярком общении со своим собеседником.

Большая часть исследователей не признают наличие у модальных частиц лексического значения. Представление об отсутствии лексического значения у германских модальных частиц появилось в известной степени благодаря тому событию, что их тяжело, а во многих случаях и нереально перевести на другие языки. Время от времени их значения не редкость несложнее обрисовать, чем отыскать соответствующие эквиваленты в других языках.

В русском языке насчитывается много модальных частиц, в связи с чем практически каждую модальную частицу немецкого языка оказывается вероятным перевести при помощи частицы. Но полного совпадения в этом отношении германский и русский языки не выявляют. Но модальные частицы владеют и лексическим значением, которое реализуется у них в предложении, и стилистической окраской, они вступают между собой в синонимические отношения.

Согласно точки зрения лингвистов С.А. Ротоновой и Мин-Джэ Ноуна, возможно выделить следующий последовательность серьёзных коммуникативно-прагматических функций, делаемых модальными частицами, наряду с этим одинаковая частица способна иметь пара функций в один момент:

1) модальные частицы устанавливают контакт между говорящим и слушателем, и высказывают их отношение друг к другу либо к обрисовываемой обстановке;

2) модальные частицы делают функцию выразителей отношения информируемого к действительности;

3) посредством модальных частиц говорящий высказывает определенные позиции, ожидания и предпосылки, связанные со слушающим; модальные частицы участвуют в реализации коммуникативных намерений говорящего;

4) модальные частицы усиливают эмоциональное действие на собеседника[10].

направляться подчернуть, что модальные частицы, как и модальные глаголы, принадлежат к наиболееупотребительным средствам современного немецкого языка. Они передаютразличные оттенки модальных взаимоотношений, тонко дифференцируя оттенкимодальности предложения. Модальные частицы еще больше, чем модальные глаголыупотребительны в диалогах обиходной речи и в разговорном стиле. Наличие ихпридает речи особенную четкость, выпуклости не передаваемый вторыми средстваминациональный колорит.

В современном германском языке существуют усилительные частицы (sogar, selbst,zu), восклицательные частицы wie, wieso; утвердительная частица ja,отрицательные nicht, nein; модальные частицы doch, denn, nur, nun и т.д.

Разглядим последнюю группу частиц в зависимости от роли и значения впредложении Модальные частицы в современном германском языке возможно подразделитьна следующие группы:

1) модально-усилительные (doch, denn, schon, nun, mal, einmal);

2) модально-ограничительные (ja, blo?, nur);

3) модальные в собственном смысле слова (etwa)[11].

Разглядим последнюю группу частиц. Модальная частица etwa родственна попроисхождению с наречием etwa – «примерно» и свидетельствует «возможно,быть может, возможно». Ее отличительная изюминка содержится в том, что онане модальность наклонений, а время от времени коренным образом меняетее, внося в предложение неуверенности и оттенки предположения.

Модальная частица etwa в большинстве случаев видится в вопросительных предложениях исближается по семантике с модальными словами vielleicht, wahrscheinlich ивыражает оттенки сомнения, довольно часто непереводимые на русский язык, к примеру:

Ist das etwa ein Witz? – развеэтоостроумно?

Bist du etwa krank? – возможно, ты болен?

Anna (lachelnd): klappt sie etwa nicht (die Sache)? – разведело

неклеится?

Ist das etwa ein Verbrechen? – развеэтопреступление?

Hatte sie etwa den Brief gelesen?–Прочиталэтописьмо?

Как показывают эти примеры, в вопросительных предложениях значение etwa с егооттенками сомнения и недоверия, органически сливается с синтаксическойсемантикой вопросительного предложения.

Пара реже модальная частица etwa видится в условных предложениях,к примеру: Sag es ihm wenn du ihn etwa siehst (sehen solltest) – Сообщи ему,в случае если тебе произойдёт его заметить, а также в отрицательных, в основном,императивных предложениях: Denken Sie nicht etwa, dass … – не подумайтетолько, что .

Вопрос о частице etwa, как средстве выражения модальности был поставлен внемецкой грамматике уже давно. Еще в грамматике И.К. Аделунга выделялосьнаречие etwa, служащее для выражения душевного состояния говорящего.

Клюев Е.В. направляться кроме этого, как и Г. Шетензак относил etwa наровне с wohl, vielleicht, vermutlich,wahrscheinlich к модальным наречиям (Adverbien der Aussage), высказывающим сомнение[12]. Конкретно на модальное значение частицы etwaуказывает И. К. А. Гейзе, относя ее к наречиям модальности, выражающимпредположение либо сомнение. Фр. Блатц кроме этого вычислял etwa наречиеммодальности и полагал, что etwa наровне с vermutlich и wahrscheinlichограничивает действительность высказывания. Свойство частицы etwaуказывать на степень определенности высказывания подчеркивает в собственной работепо германской грамматике кроме этого И. ван Дам.

Вопрос о том, какое из слов частица etwa = возможно, либо наречие etwa =примерно было исторически более ранним, до сих пор еще не решен. Д. ЗЗандерс уверен в том, что главный тип слова etwa – это наречие etwa = ungefahr, а Г. Пауль выдвигает другую догадку, что наречие etwa– вторичного происхождения, что оно образовано от частицы etwa в такихутвердительных предложениях как – du verreist etwa[13]. Г. Пауль вычисляет, чтоименно в таких предложениях перед количественными данными(Qualitatsangaben) и развелось значение ungefahr: es wird etwa Tage dauern. . В это же время, имеется все основания вычислять, что как наречие etwa= ungefahr, так и частица etwa – итог развития исконного наречия etwa= irgendwo по двум линиям, в разных синтаксических функциях. Характерно, чтов самом начальном значении irgendwo уже имелись оттенки неопределенности,предположительности. Эти оттенки потом уже в 16-17 вв. стали причиной выделению более специального значения омонимов – частица etwa и наречиеetwa, образованных из одного источника и параллельно развившихся в языке.

Частица etwa дополняет и видоизменяет модальность предложения, ее лексическоезначение стерто, она передает только абстрактное понятие предположения:Eugen, sagmal, bistduetwahierbeigewesen?

В отличие от частицы etwa наречие etwa значит «примерно» иупотребляется значительно чаще с числительными:

Er hat etwa 3 Tage gewartet. – Онждалоколотрехдней.

Etwa 5 Meter im Quadrat. — Около 5 метров в квадрате.

Подводя результат изучению места модальных частиц в современном немецкомязыке для выражения предположения можно подчернуть, что модальные частицы – ещене всецело оформившаяся категория слов, они обширно употребляются всовременном германском языке, дополняя и уточняя семантику вторых средстввыражения модальности. Модальные частицы не просто выражаютте либо иные мысли людей, но и предают их самая идиоматической исвоеобразной формой. Модальные частицы додают к устной речи германского народаэмоциональный колорит и неподражаемую ясность, это самые живые инепосредственные методы чувств человека и передачи мыслей.

ГЛАВА II. ГРАММАТИЧЕСКИЕ ИЗЮМИНКИ ГЕРМАНСКОЙ РАЗГОВОРНОЙ РЕЧИ

2.1. Значение эмоционально-экспрессивных частиц в современном германском языке.

Термином «эмоционально-экспрессивные» обозначается частицы, каковые высказывают эмоционально-оценочного отношения говорящего к обстановке, отраженной в высказывании, т.е. его эмоций, переживаний, и вторых коннотаций. Сюдаотносятсятакиеслова, как doch, ja, mal, einmal, auch, eben, nur, schon, nun, etwa идругие.В классической грамматике их в большинстве случаев именуют модальными частицами, что не отвечает, на отечественный взор, сущности данного функционального разряда слов.

Среди лингвистов не существует иного мнения о том, имеют ли служебные слова и в частности часицы лексического значение. В целом возможно выделить следующие точки зрения на данный вопрос.

1)Частицы лишены лексического и грамматического значения, воображая собой десемантизированные единицы языка.

2)Частицы лишены лексического значения и имеют чисто грамматическое значение.

3)Частицы не лишены всецело лексического значения, но значение это характеризуется ослабленностью, неполнозначностью, неполноценностью.

4)Лексическое и грамматическое значения в частицах совпадают, наряду с этим лексическое значение растворено в грамматическом.

5)Частицы имеют лексическое значение, но значение это обусловлено контекстуально, синтаксически.

6)Частицы владеют лексическим и грамматическим значениями, существующими в тесном сотрудничестве между собой.

Первая из вышеназванных точек зрения представляется нам не хватает правомерной, поскольку наряду с этим остается неясным, что же мешает частицам, лишенным лексического и грамматического значения, выступать в качестве полных синонимов в предложениях любой конструкции и целеустановки. Как показывает изученный материал, частицы в собственном потреблении имеют достаточно твёрдые дистрибутивные, лексические и ситуативные ограничения, не разрешающие им выступать в роли полных синонимов. По всей видимости частицы все-таки владеют необычной семантической структурой, и одна из задач исследователя состоит, на отечественный взор, в том, дабы вскрыть это своеобразие и продемонстрировать специфику значения частиц если сравнивать с полнозначными словами.

Эмоционально-экспрессивные частицы являются морфологически неизменяемые слова, семантическая изюминка которых пребывает в том, что вне актуализации в речи (на уровне наминации) они имеют только неспециализированным(суммарным) содержанием, в базе которого лежат понятия разных взаимоотношений: ограничения(nur, schon) присоединения (auch, noch), противопоставления(aber, doch), неопределенности (etwa) и т.д.

Грамматическое значение частицы сопровождается концептуальным лексическим ядром, своеобразным для каждой частицы и разрешающим носителям языка выявить ее как как раз данную конкретную частицу в отличие от всех остальных частиц со сходным грамматическим значением. В этом состоит первое назначение концептуального ядра. Сведение лексического значения частицы до минимума обусловлена тем, что частица обязана содействовать выражению эмоциоально-оценочного отношения говорящего к содержанию высказывания за счет манифестации прагматической пресуппозиции. В.Н. Башинский выделяет за Л.М. Хачересовой, дополнительную эмоциональную пресуппозицию. К ней нами относятся разные коннотации, входящие в эмоционально-оценочное отношение субъекта речи к предмету высказывания; представителем дополнительной эмоциональной пресуппозиции выступают в предложении частицы. В будущем для краткости будет употребляться термин «дополнительная эмоциональная пресуппозиция как компонент прагматической пресуппозиции».

Как вытекает из сообщённого, частица обязана владеть свойством к коннотативной «загрузке». Если бы частица имела лексическое значение по типу знаменательных слов, в ее семантике отсутствовала бы вакансия, подлежащая заполнению разными коннотациями. Владея вещественным значением, частица имела возможность бы именовать, обозначать, но не годилась бы в качестве средства, участвующего в выражении коннотаций, входящих в состав эмоционально-оценочного отношения говорящего к высказыванию, т.е, она не была бы частицей. Следовательно, то, что время от времени инкриминируется частицам как их основной недочёт (в частности, отсутствие денотативного значения), при более пристальном рассмотрении оказывается их главным преимуществом.

Второе назначение концептуального ядра частицы содержится в том, что оно содействует спецификации главной эмоциональной коннотации, появляющейся, как говорилось выше, на базе грамматического значения. Обогащение главной коннотации происходит через посредство дополнительных оттенков отношения субъекта речи к предмету высказывания, появляющихся в следствии сотрудничества лексического ядра частицы с составом высказывания и конситуацией. При отсутствия концептуального лексического ядра дополнительные коннотации «проваливались» через частицу, не находя лексической точки опоры.

Из изложенной семантической чёрта вытекает отечественное познание значение частиц, которое мы определяем как содержание частицы, необычный темперамент которого проявляется, во-первых, в том, что оно основано на выражении понятийности лексического и грамматического компонентов ее семантики, что обусловлено функциональными изюминками данного разряда слов.

Перед тем как перейти к иллюстрации этих положении, нужно остановиться на понятии «функция» в приложении к частицам. В лингвистической литературе термин «функция» трактуется неоднозначно. В отношении частиц возможно, во многих случаях, отметить значения и отождествление функции. Подобное неразличение нам представляется неправомерным. Как пишет А.А. Уфимцева, слово как единица языка делает в нем множество функции: номинативную (обозначения), сигнификативную (обобщения), коммуникативную (общения) и прагматическую (эмоционального воздействия и экспрессивного выражения). Полностью перечисленные функции свойственны знаменательным словам. Частицы характеризуется тем, что они специализируются на исполнении прагматической, первым делом, и коммуникативной функций. Сущность коммуникативной функции в приложении к частицам пребывает в том, что они, высказывая разные оттенки эмоционально-оценочного отношения говорящего к высказываемому передают определенную данные, нужную для обеспечения обычного процесса общения между людьми. Прагматическая функция реализуется частицами через посредство последовательности конкретных функций. Наряду с этим под функцией частицы мы понимаем ту роль, задачу, каковые они призваны делать в языке. Частицы следовательно, делают функции неоднозначного рода: 1) общеязыковые (прагматическую и коммуникативную) и 2) последовательность конкретных функций, воображающих собой воплощение прагматической функции. Соотношение последней с конкретными функциями ее проявления возможно выяснено как инвариант – варианты.

Главная эмоциональная коннотация (согласие) обрастает дополнительными коннотациями негодования и возмущения, проявляющимися в следствии сотрудничества лексического ядра частицы с конституцией и составом высказываний; дополнительные коннотации по большей части останутся и при удаления частицы auch, но с одной значительной коммуникативной поправкой: исчезает нацеленная на потенциального партнера главная коннотация, требующая от него одобрения субъективной реакции говорящего лица, причем требующая не бесстрастно, а в эмоциональной форме, что достигается благодаря переносу дополнительных коннотаций на получателя информации. Следовательно, наличие в высказывании частицы всегда говорит об обращенности к партнеру, даже в том случае, если это потенциальный партнер, не присутствующий в момент говорения либо представленный собственным «я» субъекта речи. Как раз в нацеленности на получателя информации содержится принципиальная отличие между другими средствами и частицами выражения эмоциональной реакции отправителя сообщения на высказываемое, прежде всего междометий и интонации: первые неизменно направлены на партнера, вторые – факультативно.

Лексическое значение частицы auch, снабжая происхождение главной эмоциональной коннотации, в один момент помогает собственного рода «разрешением на нахождение» частицы в высказывании, согласуясь с лингвистической пресуппозицией и смыслом последнего.

Эмоционально-экспрессивные частицы как функциональные слова характеризующиеся морфологической неизменяемостью необычной семантической структурой, служащие для экспрессивного оформления высказывания, за счет исполнения разнообразных функций, в первую очередь функции выражении эмоционально-оценочного отношения говорящего к предмету высказывания, и снабжающие контакт (обратную сообщение) партнером по акту коммуникации.

Русский язык 7 класс 32 семь дней Смысловые частицы


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: