Мои ожидания оправдываются

Роберт Лоуренс Стайн

Ежедневник кошмарных пророчеств

Помещение страха – 05

Аннотация

Хоть и жуть берет от для того чтобы, но все же Алекс увлечённо потирает руки, всматриваясь в собственную необычную находку. Ежедневно чистые страницы самой обычной тетради сами собой покрывают… строки ежедневника, написанного от лица Алекса и его почерком! И что самое основное, записи эти относятся к будущему, соответственно, позволяют в него посмотреть. Казалось бы, побеждай себе спор за спором да радуйся, но скоро предсказания практически заставляют Алекса то кидаться под машину, то прыгать с крыши, то вести автобус с перепуганными малышами. Что же делать?! — с кошмаром думает обладатель дьявольской тетради, и вот тут-то в ней и появляется лишь одно слово.

Вам очень рады…

Меня кличут Р. Л. Стайн. Тебе в то время, когда?нибудь, хоть раз в жизни, хотелось посмотреть в будущее? Ты был бы рад, если бы у тебя стало возмможно определить заблаговременно, какие конкретно вопросы зададут тебе на следующий день на экзамене? Либо какая из команд победит в пятницу вечером в баскетбольном матче и с каким счетом?

Вот двенадцатилетнему Алексу Смиту повезло, и он стал радостным человеком. Дело в том, что у Алекса имеется одна нехорошая привычка. Он без конца спорит со собственными приятелями, причем не просто так, а на деньги.

В один прекрасный день Алекс отыскал весьма необычную тетрадь в жёстком кожаном переплете, в каких в большинстве случаев ведут ежедневник. И данный ежедневник начал предсказывать Алексу будущее – к примеру, информировал подробности, каковые ему требовались, дабы побеждать в каждом споре.

Алекс сделал вывод, что ему очень повезло.

Но время от времени не оказывает помощь кроме того знание будущего. Время от времени оно готовит для тебя ужасные, ужасные сюрпризы. Так как дело в том, что, открывая данный чудесный ежедневник, Алекс открывал всегда дверь… в ПОМЕЩЕНИЕ СТРАХА.

Глава I

СЛЕДЫ ВОЛЧЬИХ ЛАП

Дорогой ежедневник!

Мои руки очень сильно трясутся, и я кроме того не знаю, удастся ли мне написать хоть что?то на твоих страницах. Дело в том, что я данной ночью плохо испугался. И до сих пор меня бьет дрожь.

Но, я поведаю все сначала. Дело в том, что я и мои приятели, Шон и Чип, уже весь год планировали сходить с ночевкой в Полнолунный лес. И вот, наконец, день назад мы отправились в том направлении.

И совсем напрасно мы это сделали!

Мы пологали, что это будет здорово. Мы загрузили в машину моего папы все отечественное туристическое снаряжение, а он отвез нас к тропе, ведущей в лес.

– Держитесь данной тропы, парни, – сообщил отец на прощанье. – По ней вы придете на берег речки. на следующий день утром я заберу вас на этом же месте. Счастливо!

Развернувшись, он уехал.

Сутки был пасмурный. Но в то время, когда мы вошли в лес, около нас стало еще чернее. Отечественные портфели оттягивали плечи. А уж парусиновая палатка весила целую тонну, не меньше.

Но нас это не пугало. Напротив, нас переполнял восхищение. Еще бы – мы наконец?то появились в лесу одни, без взрослых, как настоящие следопыты! Мы бодро шагали по тропинке все дальше и дальше.

Шон загорланил какую?то ветхую битловскую песню. Мы с Чипом тут же ее подхватили. Отечественные голоса эхом отлетали от деревьев, и это было здорово.

– Эх, жаль, что мы не захватили с собой гитары! – вскрикнул я. Дело в том, что мы все трое играем на гитарах и создали собственную рок?группу.

Чип захохотал.

– Хорошая идея, Алекс! Ты у нас с головой. Вот лишь куда бы мы их включили?

Дело в том, что мы играем на электрогитарах.

– Мы бы протянули ко мне в лес большой удлинитель, – не моргнув глазом, ответил я.

Вот так мы и шли, смеясь и распевая песни. Все нас радовало – и свежий прохладный воздушное пространство, и хрустевший под ногами толстый ковер из желтых листьев.

Через некое время тропа, которую продемонстрировал мой папа, куда?то провалилась сквозь землю, а мы все шагали вперед. Я был полностью уверен, что берег речки вот?вот покажется перед нами. В это же время около нас становилось все чернее. Подул холодный, недобрый ветер.

Прошло еще около часа, перед тем как мы осознали, что заблудились.

– Уже пора нам выйти к реке. По крайней мере, мы должны уже слышать ее журчанье, – сообщил Шон. Он снял со поясницы портфель и устало потянулся. – Где же она? Может, мы идем не в ту сторону?

– Сейчас мы ее не отыщем, – со вздохом добавил Чип. – Уже через чур мрачно.

Сильный порыв ветра бросил в нас ворох листвы.

– А что, в этом лесу водятся медведи? – с некоей опаской спросил Шон.

– Нет, тут их нет. Но тут большое количество страшных кроликов, каковые смогут разгрызть тебя на кусочки! – пошутил я.

Чип захохотал, а Шон легко нахмурился. Мне внезапно сделалось зябко, и я потуже запахнул собственную желтую ветровку.

– В какой стороне осталась тропа? – задал вопрос Шон, поворачиваясь к нам спиной; он поразмыслил мало и махнул рукой. – Мы оттуда пришли? Может, нам возвратиться назад?

Тут нежданно над отечественными головами раздалось какое?то ужасное уханье. Я чуть не подпрыгнул от неожиданности и развернул голову на данный звук. На нижней ветке дерева сидела какая?то громадная птица. Она уставилась на нас и опять заухала.

– Мне не хочется возвращаться, – заявил я. – Пошли вперед. Речка в том месте. Я это знаю совершенно верно.

Но Чип и Шон захотели разбить бивак прямо туг же, где мы остановились. Моим приятелям это место показалось хорошим, мне также. Заросшая высокой травой поляна, которую окружали высокие деревья. Так что я не возражал.

Мы скинули портфели и принялись разворачивать палатку.

Вот тогда?то у меня и показалось в первый раз это самое неприятное, кроме того жутковатое чувство – что за нами кто?то замечает.

От этого у меня по пояснице побежали мурашки. Сзади нас раздался треск, как словно бы кто?то наступил на сухую ветку.

Я быстро обернулся. Но никого не заметил. Деревья склонили друг к другу собственные вершины, как будто бы смыкая около нас кольцо.

– Что с тобой? – встревоженно задал вопрос Шон. – Ты кого?то заметил, Алекс? Какого именно?нибудь зверя?

Я расхохотался.

– Да, заметил. Целое стадо буйволов.

Мы все еще копались с палаткой. За это время встал сильный ветер, он рвал ее из отечественных рук. Наконец нам удалось с ней совладать. Но затем мы никак не могли разжечь костер.

В то время, когда мы поужинали, было уже совсем поздно. Мы дружно принялись зевать. Отечественные плечи болели от тяжелых портфелей.

Мы сделали вывод, что пора дремать. Чип и Шон полезли в палатку. Я уже нагнулся, дабы последовать за ними, – и внезапно замер.

У меня опять показалось то самое необычное чувство. И побежали мурашки по пояснице. Кто же на нас наблюдает?

Прищурившись, я начал всматриваться в туманную мглу. Тут я заметил тусклые серые круги – пара пар. Они плавали между деревьями, совсем невысоко над почвой.

Что это? Глаза каких?то животных?

Я нырнул в палатку.

Прямо в одежде, не раздеваясь, мы залезли под шерстяные одеяла. Шерсть на одеялах «кусалась». Палатка сделалась мокрой от росы.

Заснуть нам не получалось, и мы стали вспоминать все анекдоты, каковые знали. И от этого развеселились.

Но отечественный хохот оборвался, в то время, когда где?то в лесу неожиданно раздался ужасный вой.

Сначала вой доносился издали и больше напоминал сирену «Скорой помощи». Но позже приблизился и сделался громче. Мы осознали, что это воют какие конкретно?то животные.

– Возможно… возможно, это собаки! – с дрожью в голосе вскрикнул Шон. – Может, в этом лесу живет свора одичавших псов, а?

Тесно прижавшись друг к другу, мы притихли. Нам всем было ясно, что воют вовсе не собаки. Что мы слышим волчий вой.

Сейчас он звучал совсем близко… Так близко, что мы различали свистящее, учащенное дыхание этих страшных хищников, в то время, когда вой на 60 секунд прекращался.

Позже за стенками палатки раздался мягкий и негромкий хруст чьих?то шагов по опавшей листве.

Они тут! Пришли за нами! Полог палатки обширно распахнулся.

Мы все втроем дружно закричали от страха.

Двое мужчин в тёмных кожаных куртках, согнувшись, заглядывали в отечественную палатку. Один из них держал в руке электрический фонарик. Он медлительно обвел лучом отечественные лица.

– Что с вами, парни? Из-за чего вы так кричите? Что?нибудь произошло? – задал вопрос он.

– К?кт?то вы так?кие? – задал вопрос я.

– Лесной патруль, – ответил второй мужчина.

– Да. Совершенно верно. Лесной патруль, – повторил его напарник.

Они оба смотрели на нас как?то необычно. Их глаза были совсем холодные, без единой искорки теплоты либо дружелюбия.

– Местные леса нельзя назвать надёжными, – сказал мужчина с фонариком. – Тут необходимо держать ухо востро.

Его напарник кивнул.

– Вот что мы вам рекомендуем, парни. Утром, когда рассветет, выбирайтесь?ка вы на дорогу. Отправитесь вон в ту сторону, – он махнул рукой куда?то вправо, – и в том месте ее заметите.

Мы дали обещание мужчинам, что сразу же уйдем. И вдобавок мы поблагодарили их за то, что они о нас заботятся.

Но меня все же насторожили их глаза и по большому счету – их вид. Они мало были похожим лесной патруль. Когда они ушли, около нас опять раздался пугающий вой. И нам снова стало жутко.

Мы не дремали всю ночь. Мы лежали без сна под колючими шерстяными одеялами, смотрели на стены палатки и прислушивались к звериному вою.

Через пара мучительных часов, чуть забрезжил восход солнца, мы выскочили из палатки и принялись с лихорадочной торопливостью упаковывать портфели.

Я расстелил на земле палатку и уже желал ее сворачивать – но замер, в то время, когда увидел на сырой почва что-то необычное.

– Эй!.. – крикнул я Чипу и Шону. – Смотрите!

Я ткнул пальцем в следы, явственно отпечатавшиеся на мокром и рыхлом лесном грунте. Две пары таких следов шли из леса к входу в отечественную палатку.

Отпечатки ног лесников.

Мы остановились от неожиданности и ужаса.

Я неправильно написал, что это были отпечатки ног. Это были отпечатки звериных лап!

Больших лап, мало похожих на собачьи.

Волчьи следы!

Глава II

ПРОИГРАННЫЙ СПОР

– Алекс, в данной истории найдется хотя бы крупица правды? – спросила мисс Голд, отечественная учительница литературы.

Я смущенно крутил в руках листочки с моим произведением.

– Нет, – согласился я ей. – Я все придумал В первую очередь до конца.

– И вы втроем ни при каких обстоятельствах не выбирались в лес с ночевкой? – задала вопрос она, глядя на меня поверх очков.

– Нет. Ни при каких обстоятельствах, – набрался воздуха я.

– Он опасается ядовитого плюща! – крикнул Чип со своей парты.

Целый класс захохотал.

– Он по большому счету опасается деревьев! – подхватил кто?то второй.

Класс захохотал еще громче.

– Он опасается насекомых! – прибавил Шон.

Сейчас уже никто не смеялся. Нужно заявить, что никто ни при каких обстоятельствах не смеется шуткам моего приятеля Шона. Он хороший юноша, и я с ним в далеком прошлом дружу, но шутит он неизменно неудачно.

– Что ж, это отличный мелкий рассказ, – заявила мисс Голд. – Один из лучших, какие конкретно мы слышали на этой неделе. Весьма хорошая работа. Благодарю, Алекс, что познакомил с ней целый класс.

Тут она махнула рукой, разрешая мне пойти на собственный место. Но я не пошевелился и остался находиться у доски.

– Из-за чего вы не сообщили мне оценку? – напомнил я училке, скрестив за спиной пальцы.

– Что? Ах да, правильно. – Мисс Голд исправила на носу очки. – Я ставлю тебе четыре с плюсом.

– Что? – недовольно вскрикнул я. – Не пятерку?

– Четыре с плюсом, – ровным голосом повторила она.

– Но… из-за чего? – не унимался я.

Она отбросила со лба светлую прядь волос.

– Ну… ты замечательно справился с сюжетом. А вот собственных храбрецов ты, на мой взор, обрисовал не хватает выпукло. Из твоего рассказа мы так и не осознали, что из себя воображают Шон и Чип – правильно, парни?

– Так вот же они! – запротестовал я, показывая на собственных друзей. – Все и без того знают, как они выглядят!

– Как два ужасных крокодила! – крикнул кто?то из угла класса.

– Две каракатицы! – поддержал его второй шутник.

Все дружно захохотали.

Лишь я не смеялся. Меня терзала обида. Я рассчитывал на пятерку, кроме того не сомневался, что возьму ее.

– Нужно было подробней обрисовать их в собственном рассказе, – продолжала мисс Голд. – Мы совсем не видели отличия между ними. Ты не наделил собственных персонажей броскими чертами.

– Но я…

– Помимо этого, мне думается, что тебе необходимо дать более подробное описание леса, – сообщила училка. – Включить в рассказ различные подробности. Знаешь, Алекс, чем больше небольших подробностей ты введешь в собственный произведение, тем более настоящим оно будет казаться.

Тесса Уэйн бешено трясла рукой в воздухе, стремясь, дабы училка обратила на нее внимание.

– Я вот чего не осознаю, – заявила она, поднимаясь. – В случае если эти двое мужчин из лесного патруля были в действительности волками, откуда у них тогда кожаные куртки? Так как в рассказе Алекса они всецело одетые, правильно? Но так как они же волки! И откуда у них взялся фонарик?

– Резонные вопросы, Тесса, молодец, – одобрила училка.

Я закатил глаза от терзавшей меня досады и набрался воздуха. Тесса постоянно задавала резонные вопросы. Вот из-за чего я терпеть ее не имел возможности.

– Эти мужчины были в действительности оборотнями, – растолковал я со снисходительной ухмылкой.

– Что ж, на данный момент прозвенит звонок, – сообщила мисс Голд, поворачиваясь ко мне спиной. – Мне на данный момент вот что пришло в голову, Алекс. Ты написал хорошую работу в жанре дневниковой записи. Я предлагаю тебе переделать собственный рассказ, дабы он смотрелся, как страничка из ежедневника.

– Благодарю, – вяло отозвался я. Ну отчего же она все?таки не желает поставить мне пятерку?

– Алекс, тебе необходимо вести настоящий ежедневник, – продолжала она. – Делай в том направлении записи ежедневно. А в последних месяцах года продемонстрируешь его мне и возьмёшь за это дополнительную оценку.

– Правда? – удивился я. Позже, мало поразмыслив, дал согласие. – Хорошо, я так и сделаю. Благодарю за совет.

Тесса опять подняла руку. Я уже знал, что она планирует сказать.

– Мисс Голд, я также желаю вести ежедневник. Вы мне также поставите дополнительную оценку в последних месяцах года?

– Да, – ответила училка. – Парни, вы все имеете возможность вести ежедневник, в случае если желаете. Это крайне полезно – развивает стиль и мышление.

Звонок заглушил ее окончательные слова.

Я побежал к собственной парте и принялся запихивать собственный произведение в рюкзачок. Тут меня кто?то очень сильно хлопнул по плечу. Я уже знал, кто.

– Гони монету, Алекс, – заявила Тесса и сунула мне под шнобель собственную розовую ладонь.

– Ты о чем? – притворился я.

– Давай?ка плати, – не унималась она. – Ты проспорил мне пять долларов. Так как ты утверждал, что возьмёшь пятерку. Значит, ты проиграл.

– Но так как четверка с плюсом – это практически пятерка, – запротестовал я, кривя душой.

Она помахала пальцем перед моим носом.

– Гони монету. И не увиливай.

Я с неохотой полез в карман.

– Но… У меня лишь три американского доллара, – сообщил я.

– Тогда для чего ты взялся со мной спорить?! – истошно завопила эта зануда. – Так как ты ни при каких обстоятельствах у меня не побеждаешь. Неизменно я одерживаю верх.

– Подожди секунду, – сообщил я и ринулся за Шоном и Чипом, каковые уже доходили к двери классной помещения. – Давайте деньги, – настойчиво попросил я, загораживая им дорогу.

Мои друзья застонали. Позже дружно полезли в карман и вручили мне любой по доллару.

Я подбежал к Тессе.

– На, подавись. Вот тебе пять американских долларов, – сообщил я и сунул ей деньги.

Она с любопытством вытаращила на меня глаза.

– Из-за чего они отдали тебе деньги? – спросила она, кивая на моих друзей.

– Я поспорил с каждым из них на американский доллар, что ты также захочешь писать ежедневник, в то время, когда услышишь мой рассказ.

Тесса фыркнула и близко покраснела от злобы.

– Поразмыслишь, – пробормотала она. – Ну, победил ты у собственных друзей два бакса. Но все равно, Алекс, ты законченный неудачник. А на данный момент ты еще и полный банкрот – правильно?

Я вывернул карманы собственных джинсов. Безлюдные.

– Да, ты предугадала. Я банкрот.

Тесса ухмыльнулась.

Мне нравится с тобой спорить, это приятно, – заявила она и помахала перед моим носом зеленоватыми бумажками, а позже умышленно пересчитала их одну за второй. – Все равно что отбирать конфетку у малыша.

– Постой?ка 60 секунд… – сообщил я ей.

В моей голове неожиданно появилась мысль. Прекрасная мысль. Мысль, которая перевоплотит меня из неудачника в счастливчика.

– Я предлагаю тебе еще один спор на деньги, – сообщил я Тессе. – На большую сумму.

Глава III

НАХОДКА В СТОЛЕ

– Ты совсем свихнулся? – закричал на меня Шон. – Алекс, у тебя что – крыша отправилась?

– Я побежу данный спор, – уверенным голосом заявил я.

– Но так как ты ни при каких обстоятельствах – ни при каких обстоятельствах! – не побеждал пари у Тессы, – напомнил мне Чип. – Разве возможно спорить на сотню долларов? Где ты их заберёшь?

Дело происходило по окончании школы. Мы сидели втроем в гараже у Чипа и настраивали собственные гитары. Тут была лишь одна электрическая розетка, в которую мы имели возможность включить только две гитары. Это означало, что кому?то из нас всегда приходилось играться «на акустике», не обращая внимания на то что у нас у всех троих имелись электрогитары.

– Мне не пригодится добывать где?то сто американских долларов, – заявил я, – по причине того, что я в обязательном порядке побежу спор.

Дрыннн.

Я оборвал струну и застонал от злобы.

– Хорошо, как?нибудь перебьюсь, – пробормотал я.

Шон неодобрительно покачал головой:

– Все?таки с тобой творится что?то неладное, Алекс. По окончании того, что случилось с Мак?флагом и Артуром…

– Это был настоящий верняк! – вскрикнул я. – Я должен был победить тот спор!

При одном воспоминании об данной истории меня охватывала злость.

Пара недель назад я поспорил с Мак?Артуром. Это один из дворников в отечественной школе. Лишь официально его должность именуется не дворник, а «техник по эксплуатации».

Мак?Артур – приятный юноша. Время от времени мы с ним болтаем. И вот в тот раз я с ним договорился.

Дело в том, что каждое утро он поднимает флаг перед отечественной школой. В том месте для этого установлена особая мачта. Вот я и заплатил ему пять американских долларов, дабы он в то утро поднял флаг вверх ногами.

А сам потащил Тессу пораньше в школу, поспорив с ней на десять американских долларов, что Мак?Артур выбросит такую феню.

– Ты сошел с ума, Алекс, – сказала Тесса, закатывая глаза. – Мак?Артур ни при каких обстоятельствах для того чтобы не делал.

Но сейчас он такое сделает, думал я, довольный собой, и уже прикидывал, как мне лучше израсходовать побеждённые баксы.

Разве я имел возможность предполагать, что госпожа Хуарес, отечественная школьная директриса, покажется около школы именно в тот момент, в то время, когда Мак?Артур поднимал флаг?

Она именно взбиралась по ступеням и заметила «техника по эксплуатации». И вот она остановилась перед мачтой, прижала к сердцу правую руку и начала ждать, в то время, когда поползет кверху флаг.

Конечно, Мак?Артур дрогнул и поднял флаг верной стороной.

Я его и не виню. Что он имел возможность сделать, раз рядом стояла директриса?

Но мне было нужно дать Тессе десять долларов. А позже Мак?Артур заявил, что вернет мне пять долларов лишь спустя семь дней. Словом, денек тот выдался не самый успешный.

– Сейчас пришла моя очередь, – заявил я друзьям. – Тесса победила у меня подряд около трехсот споров. Сейчас определенно наступает моя очередь.

– Но из-за чего ты с ней поспорил, что твой ежедневник окажется более увлекательным, чем ее? – задал вопрос Шон.

– Потому. Так оно и будет, – ответил я. – Тесса умная девчонка, никто не спорит, постоянно получает одни пятерки, но она так как и зубрит ночь и день. Исходя из этого она невыносимо неинтересная, настоящая зануда! А у неинтересного человека разве может оказаться увлекательный ежедневник? Да ни при каких обстоятельствах в жизни!

– Кто же выяснит, чей ежедневник лучше? – спросил Чип.

– Мы предоставим это решить мисс Голд, – ответил я. – Лишь выбор у нее окажется легким. Уж тут?то я никак не проиграю, не переживайте!

– Давай поспорим? – внес предложение Чип.

Я прищурился и взглянуть на него.

– На что?

– Спорим на пять американских долларов, что Тесса победит и в этом случае.

– Заметано! – заявил я, и мы ударили по рукам.

– Я также, – заявил Шон. – Ставлю пять баксов на Тессу.

– Вычисляйте, парни, что вы проиграли, – заявил я. – И по большому счету, хватит болтать. Позволяйте репетировать. С какой песни начнем?

– Давайте с «Розового тумана», – внес предложение Чип. – Это отечественная лучшая песня.

– Отечественная единственная песня, – пробормотал я.

Мы начали вычислять, отбивая такт ногой, и позже заиграли «Розовый туман». Не прошло и десяти секунд, как раздался громкий трескучий хлопок.

Музыка замолкла, свет погас.

Опять полетели предохранители.

Через некое время я приволок к себе футляр c гитарой. На пороге меня встретила мама.

– Я тебя ожидаю, – сообщила она. – Тут для тебя приготовлен сюрприз.

Я скинул с плеч портфель и бросил его на пол.

– Лишь не скажи мне ничего! – вскрикнул я. – Разреши мне догадаться самому. Могу поспорить на пять американских долларов, что это щенок. Вы наконец?то принесли мне щенка, о котором я прошу вас с шести лет.

Мама покачала головой:

– Нет, не предугадал. Это не щенок. Ты так как знаешь, что у твоего отца аллергия.

– Он может дышать на работе, – заявил я. – Для чего ему дышать дома?

Мама захохотала. Она по большому счету вычисляет меня поразительно остроумным и смеется всему, что бы я ни сообщил.

– Тогда спорим на пять американских долларов, что это… проигрыватель для компакт?дисков! – вскрикнул я.

Мама покачала головой:

– Также не предугадал, Алекс. И по большому счету, прекрати спорить каждую 60 секунд. Это нехорошая привычка. Не удивлюсь, в случае если определю, что ты все время проигрываешь.

Я пропустил ее замечание мимо ушей.

– Какой же сюрприз? – спросил я.

– Отправимся, я покажу тебе. – Мама потащила меня наверх в мою помещение. Я видел на ее лице весёлое возбуждение.

Она уступила мне дорогу и осторожно подтолкнула в пояснице.

– Ну, отыщи сам, сынок.

У стенки моей помещения стоял громадный письменный стол. Мрачно?коричневый, с двумя последовательностями коробок.

Я подошел к нему поближе и нашёл на его крышке множество небольших царапин и трещинок.

– Но так как он… ветхий! – разочарованно протянул я.

– Да, он антикварный, – ответила мама не без гордости. – Мы с папой нашли рядом от библиотеки мелкую антикварную лавку.

Я погладил ладонью ветхую древесину. Позже принюхался.

– Знаешь, мам, он чем?то воняет, – пробормотал я.

– Мы покроем его новым слоем лака, и запах пропадет, – заверила меня мама. – Стол станет как новый. И по большому счету, неужто ты не осознаёшь? Это роскошный, древний письменный стол. Громадный и эргономичный. Тут найдется место и для твоего компьютера, и для игровой приставки, и для книжек.

– Пожалуй, – нехотя промямлил я.

Мама шутливо подтолкнула меня.

– Ты лучше сообщи «Благодарю, мама. Какой приятный сюрприз. Я в далеком прошлом грезил о таком столе».

– Благодарю, мама, – повторил я, как попугай. – Какой приятный сюрприз. Я в далеком прошлом грезил о таком столе.

Она захохотала.

– Тогда вперед. Садись. Попытайся, как за ним работается. – Она подкатила к рабочему столу новое рабочее кресло – хром с красной кожей.

– Вот это стул! – восхитился я, в этом случае честно. – А он откидывается назад? И поднимается вверх?

– Он делает все, – ответила мама. – Ну, давай, садись!

– Здорово! – Я уселся на сиденье и, оттолкнувшись ногами, покатился на колесиках к ветхому рабочему столу.

Внизу послышался звонок телефона. Мама поспешила в том направлении.

Я откинулся на кресле назад. Позже согнулся вперед, совершил руками по чёрному дереву. Весьма интересно, кто был его прошлым обладателем? – промелькнуло в моем сознании.

Я потянул на себя верхний ящик. Сперва он не поддавался моим упрочнениям. Мне было нужно дернуть посильней. Ящик был безлюдным.

Я выдвинул следующий ящик. Позже третий. Все безлюдные. На меня воняло какой?то кислятиной.

Согнувшись, я выдвинул самый нижний ящик.

– Эй – что это?

В конце коробки что?то лежало. Я протянул руку и забрал эту вещицу.

Маленькая, квадратная – то ли книжечка, то ли тетрадь тёмного цвета.

Я сдул с обложки густой слой пыли и поднес ее поближе к глазам, дабы получше рассмотреть, что это такое.

Тетрадь для дневниковых записей!

Глава IV

ПЕРВАЯ НЕОЖИДАННОСТЬ

Я рассматривал пыльную книжицу, крутил ее в руках. Что за необычное совпадение!

Я совершил тыльной стороной ладони по тёмному кожаному переплету. После этого открыл его и перелистал страницы.

Они были совсем безлюдными.

Вот тут я и буду вести собственный ежедневник, – решил я. – А позже покажу его мисс Голд. Сейчас вечером сделаю собственную первую запись. Напишу ее чернилами. Училке это понравится.

Положив книжицу на стол, я принялся думать, о чем будет моя первая запись.

Для начала я обрисую собственных друзей, решил я. Мисс Голд так как заявила, что мне необходимо вводить больше подробностей, больше описаний. И вот я наблюдал на кожаную тетрадь и прикидывал, с чего мне оптимальнее начать.

Начну?ка я с себя. Попытаюсь обрисовать собственную персону.

Итак, я большой и, пожалуй, через чур худой. У меня шапка каштановых волос, каковые меня злят, поскольку не желают лежать как направляться. Моя мама говорит, что я непоседа и неизменно ерзаю. Я и в действительности не могу сидеть на месте. А по словам папы, я говорю через чур скоро и через чур много.

Что же еще? Хм?м?м… Пожалуй, я умный. Я обожаю общаться со собственными приятелями и смешить их. Прекрасно, кроме того отлично играюсь на гитаре. Грежу получить большое количество денег и стать по?настоящему богатым, по причине того, что я всегда оказываюсь без гроша в кармане и мне это совсем не нравится.

Пожалуй, обо мне достаточно. Сейчас про Чипа. Как мне его обрисовать?

Ну… он низенький. Коренастый и пухлый. У него весьма маленькие каштановые волосы и круглое, совсем детское лицо. Он выглядит лет на шесть, не смотря на то, что ему двенадцать, как и мне.

Чип носит мешковатую одежду. Он обожает копаться, бороться. Забияка. Неизменно в хорошем настроении, неизменно готов засмеяться. На гитаре играется легко плохо, но вычисляет себя Джими Хендриксом.

Шон совсем не похож на Чипа. Он весьма важный и деятельный. И все время о чем?то волнуется. Нет, не хнычет, не жалуется. Легко волнуется.

У Шона карие глаза, не просто рыжие, а кроме того оранжевые волосы, практически как морковка, и куча веснушек. Обучается он лучше, чем мы с Чипом, по причине того, что намного больше сидит за книжками.

Кого еще обрисовать? Может, Тессу? Что ж, пожалуй, стоит и ее. Вероятнее она станет иногда оказаться в ежедневнике.

Пожалуй, Тесса по?собственному неглупа. Но такая липучка, что легко кошмар!

У нее прямые яркие волосы, зеленые глаза, курносый, как у эльфа, шнобель, и мелкий алый рот в форме сердечка. По большому счету, она весьма хорошенькая и аккуратная.

Так. Прекрасно. Тесса всегда хочет быть лучше всех, самой первой в классе. И дружит лишь с этими же, как она, девчонками.

Тут я еще раз перелистал безлюдной ежедневник и сделал вывод, что я хорошо могу обрисовывать людей и их характеры. Мне кроме того захотелось поскорей запечатлеть все эти мысли на страницах моего нового ежедневника.

О чем же мне написать еще? Что ж, пожалуй, о том, как родители приобрели мне новый письменный стол и как я нашёл в углу нижнего коробки пустую тетрадку для ежедневника именно тогда, в то время, когда мне пригодилась такая тетрадь. Весьма здорово и весьма кстати!

Я откинулся на спинку собственного нового кресла, весьма довольный собой. Позже пара раз запрокинул назад сиденье. Позже поднял и опустил его, легко дабы взглянуть, как действует данный механизм.

Внизу послышался шум – пришел с работы мой папа. Скоро мама позвала меня обедать. Я сунул ежедневник в верхний коробку рабочего стола и поспешил вниз, в отечественную столовую.

– Как тебе новый стол? – спросил папа.

– Превосходно, – ответил я. – Благодарю, отец.

Он передал мне тарелку с макаронами.

– Вы уже игрались сейчас на гитаре?

– Угу, мало, – ответил я. – Лишь у нас снова сгорели предохранители. По большому счету?то, нам необходимо отыскать более подходящее место для репетиций.

Мама тихо захохотала.

– Вашей рок?группе большое количество чего необходимо. К примеру, нужен приличный солист. Никто из вас не имеет возможности спеть верно ни одной ноты. Что бы вы делали без ваших гитар?

Я закатил глаза от досады.

– Благодарю за моральную помощь, мам.

Тут отец также засмеялся.

– Как вы в том месте именуете вашу рок?группу? «Порванная струна»?

– Ха?ха, – вяло отозвался я. Вот такое чувство юмора у моего предка. Еще хуже, чем у Шона, что ни при каких обстоятельствах не имеет возможности удачно пошутить.

– Давай поспорим на десять американских долларов, что мы прекрасно играем и нам удастся всех победить на конкурсе молодых талантов, – заявил я.

– Алекс, ты снова за собственный? – строго одернула меня мать.

Тут они стали о чем?то говорить между собой, а я сосредоточился на спагетти с фрикадельками из индейки. Раньше мы ели настоящее сочное мясо. Но сейчас мама помешалась на здоровом образе судьбы, и мы перешли на суховатую индюшатину.

По окончании обеда я практически взлетел наверх – так мне не терпелось сделать первую запись в собственном ежедневнике. Я нашёл в портфеле тёмную шариковую ручку, уселся в новое кресло за новый ветхий письменный стол и дотянулся из коробки ежедневник.

Вместо введения я напишу, пожалуй, о том, как я отыскал в яшике эту книжечку для записей, решил я. А уж позже обрисую себя и собственных друзей.

Я раскрыл ежедневник на первой странице. И чуть не вскрикнул от удивления.

В то время, когда я нашёл сейчас эту книжечку, страница была полностью чистая. А сейчас ее покрывали строки. Кто?то уже сделал первую запись.

Причем наверху страницы было написано: «Вторник, 16 января».

– Что?! – Я всмотрелся в число. Сейчас так как понедельник, 15января. – Все это весьма необычно! – сказал я вслух.

Дневниковая запись от завтрашнего числа?

Я пробежал глазами по строкам. И ничего не осознал. Мне никак не получалось сосредоточиться на смысле написанного – через чур уж я был удивлен и смущен.

Позже я опять с большим удивлением вскрикнул, в то время, когда сделал еще одно открытие – причем совсем немыслимое.

Страница ежедневника написана моим собственным почерком !

Завтрашняя запись, к тому же сделанная моим почерком? Фантастика! Для того чтобы просто не бывает!

Мои руки дрожали. Уж и не знаю, продолжительно ли я так просидел перед раскрытым ежедневником. Наконец я пришел в себя, согнулся поближе и принялся с жадностью просматривать эту запись.

Глава V

ПРЕДСКАЗАНИЕ СБЫВАЕТСЯ

Дорогой мой ежедневник!

Отечественный поединок начался, и я знаю, что победа будет за мной. С нетерпением ожидаю того момента, в то время, когда я смогу налюбоваться лицом Тессы, вручающей мне сто долларов.

Я встретил ее в школьном холле в этот самый момент же принялся дразнить. Я внес предложение ей, дабы мы просматривали друг другу собственные записи – просто так, для развлечения. Я буду просматривать ее записи, а она мои.

Тесса ничего мне не ответила. Верней, она объявила, что не желает, дабы я похитил ее идеи. Тогда я сообщил: «Как желаешь». По большому счету?то, я предлагал ей это не действительно. Легко мне хотелось разрешить ей понять, что мой ежедневник окажется намного более успешным, чем ее.

Позже я отправился на урок географии, и мисс Хофф всех привела в кошмар – устроила тест по восьмой главе, которую никто не просматривал. А тест был важный – два развернутых вопроса и двадцать кратких на выбор.

И из-за чего эта училка уверен в том, что нас возможно огорошивать таким вот образом?

На этом дневниковая запись обрывалась. Я наблюдал и наблюдал на тёмные строки, пока они не превратились в расплывчатые линии.

Мои руки все еще тряслись. Лоб покрылся холодной испариной.

Совершенно верно, это мой почерк. Сомнений не остается. И стиль письма также мой. Как будто бы писал я сам.

Но разве это вероятно? Как имела возможность попасть в ежедневник завтрашняя запись?

Я перечитал ее еще раз. После этого перелистал всю книжку, шепетильно контролируя каждую страницу.

Чистые. Все полностью чистые. Ни буковки, ни крючочка, и без того до последней страницы.

Я возвратился к завтрашней записи и перечитал ее в третий раз.

Правда это либо нет? Так как этого не может быть – либо может?

А вдруг это правда? – задал вопрос я себя. Что, в случае если мисс Хофф и в действительности устроит нам такую подлость? Тогда я стану единственным, кто знает про это.

И лишь я один удачно выдержу данный тест.

Захлопнув ежедневник, я убрал его в коробку стола. Позже нашёл учебник географии, открыл восьмую главу и учил ее целых два часа.

На следующее утро я столкнулся с Тессой в холле перед кабинетом географии.

– Какая прекрасная на тебе рубаха, Алекс, – фыркнула эта зануда, задирая кверху собственный и без того курносый шнобель. – Тебя что, стошнило этим утром, либо это легко таковой цвет?

– Я забрал ее поносить у тебя – забыла? – огрызнулся я. Успешный ответ?

– Как продвигается твой ежедневник? – спросила Тесса. – Может, сходу сдашься и заплатишь мне сто долларов? – Тут она махнула рукой своим подружкам, показавшимся в другом финише холла. Таким же занудам, как и она.

– Мой ежедневник окажется потрясающим, – заявил я. – Вчерашним вечером я написал двенадцать страниц.

Знаю, знаю, что лгать плохо. Легко мне хотелось заметить реакцию собственной соперницы.

Она фыркнула мне в лицо.

– Да что ты говоришь? Двенадцать страниц? Да ты и слов?то столько не знаешь! – И она расхохоталась, придя в восхищение от собственной шутки.

– У меня появилась хорошая идея, – заявил я. – Из-за чего бы нам не показывать друг другу собственные дневниковые записи?

Она нахмурилась.

– Это еще для чего?

– Я буду просматривать твой ежедневник, а ты сможешь просматривать мой, – растолковал я. – Просто так, для интереса.

– Интереса? – Она скривилась и выпятила вперед собственные алые губки. – Нет уж, Алекс. Я не желаю показывать тебе собственный ежедневник. Не желаю, дабы ты похитил мои идеи!

Ого…

Ого!

В точности как и записано в ежедневнике.

Значит, все сбывается? Все идет так, как в том месте предсказано?

У меня неожиданно закружилась голова. Я почувствовал слабость. Разве может какая?то тетрадка предвещать будущее?

Я очень сильно тряхнул головой, дабы избавиться от головокружения.

– Алекс? Что с тобой? – задала вопрос Тесса. – Ты неожиданно стал каким?то необычным. Что?нибудь произошло?

– Хм… ничего, – буркнул я. – Все в порядке.

До звонка осталось меньше 60 секунд. Я взглянуть на кабинет географии. Он наполнялся учениками.

Я повернулся к Тессе.

– Хм… Ты просматривала восьмую главу, а? – спросил я.

– Нет. Еще не просматривала, – ответила Тесса. – А что?

– Да так, ничего, – ответил я, стараясь скрыть глупую ухмылку.

Я вошел за ней в кабинет. Махнул рукой Шону и Чипу. Позже скинул на пол собственный портфель и пробрался на собственный место в последнем последовательности.

Мисс Хофф согнулась над учительским столом и рылась в стопке папок. Она постоянно носила лишь тёмное, и у нее были брови и чёрные волосы и белая кожа.

Кто?то из учеников прозвал ее за вредность «Хофф – тёмная кровь». На мой взор, длинно и не через чур складно.

Я напряженно сидел на стуле, пожирал ее глазами и от беспокойства тихо барабанил пальцами по коленке. Мое сердце лихорадочно стучало.

Весьма интересно, даст она тест либо нет?

В случае если даст, тогда осуществится и другая часть вчерашней записи.

Глава VI

ТЕСТ ПО ГЕОГРАФИИ

Мое сердце колотилось где?то около горла. Сгорая от нетерпения, я так подался вперед, что чуть не упал со стула.

Заявит ли она тест? Либо не заявит?

Вцепившись пальцами в крышку стола, я затаил дыхание и пожирал глазами бледное лицо училки.

– Все успокоились и сели на собственные места, – заявила мисс Хофф, поправляя рукав собственного тёмного свитера. – Сейчас у нас будет большое количество работы.

Большое количество работы? Что она желает этим сообщить?

Неужто она таки устроит нам тест?

Не редкость ожидания не оправдываются… В итоге разочарование.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: