Монтажно-тонировочный период. подготовка к перезаписи.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение ……………………………………………………………………………………………………..3

1) Литературная заявка ………………………………………………………………………………….4

2) Звуковое ответ………………………………………………………………………………………5

3) Подготовительный период…………………………………………………………………………7

4) Съемочный период…………………………………………………………………………………….8

5) Монтажно-тонировочный период. Подготовка к перезаписи……………………….9

Заключение…………………………………………………………………………………………………10

Перечень применяемых источников………………………………………………………………..11

ВВЕДЕНИЕ

Эта пояснительная записка направлена на раскрытие процесса подготовки звукового материала к перезаписи на примере игрового фильма называющиеся «Спальный район».

Фильм повествует об офисном работнике строительной компании Васе, у которого жизнь не ладиться: дома не закончен ремонт, супруга «несвоевременно» желает ребенка, отцовская машина сломалась, на работе полный завал, в результате которого у него нервное истощение и бессонница. Но неожиданное появление сравнительно не так давно погибшего отца в виде видения (либо действительности?) сильно меняет представления Васи о жизни и заставляет его переосмыслить собственный ценности и существование.

Работа над картиной заняла время с конца Октября (съемки) до конца Марта (пост-продакшн). В данной записке детально будет расписан процесс подготовки звукового материала к перезаписи (другими словами по большей части будет освещен процесс сведения фонограммы), конечно будет представлено подробное звуковое ответ фильма.

ЛИТЕРАТУРНАЯ ЗАЯВКА

Фильм посвящен проблеме самоопределения, конечно проблеме духовного взросления и кризиса домашних сокровищ. Фильм выполнен в форме мистической психологически-философской драмы в стилистике, близкой к стилистике таких режиссеров, как братья Коэны, Андрей Звягинцев, Ингмар Бергман, так же чувствуется влияние скандинавских режиссеров: долгие кадры, большие замыслы, отсутствие резкой ручной съемки, ясное построение композиции кадра, холодный цвет, геометрически выверенная точность кадров, неожиданные и резкие ракурсы.

В общем итоге драматургия выстроена на диалогах, но в середине фильма присутствуют пара поворотных событий: во-первых — «оживание» автомобили и поспешное ретирование Васи со двора; во-вторых — появление отца. Воздействие происходит в современной квартире в спальном районе, во дворе и на шоссе. Время действия — осень, ночь; протяженность — пара часов.

ЗВУКОВОЕ ОТВЕТ

При обсуждении и прочтении сценария звукового ответа с режиссером, я заключил, что главная нагрузка ляжет на внутрикадровые и внекадровые шумовые фактуры, каковые должны подкреплять внутреннюю драматургию персонажей и высказывать их эмоционально-духовное состояние, конечно создавать нужную воздух замкнутости пространства, давления и «вакуума внешнего мира на главного храбреца».

На протяжении работы над фильмом появилась мысль применять в фильме таковой мотив, нагнетание низкочастотного шума, что высказывает не то гром, не то прилив крови к ушам. Это нарастание есть знаком наваливающейся лавины на храбреца, чем для него в его состоянии перманентной бессоницы являлся целый окружающий мир. Данный звук подкрепляет драматургию фильма, двигает воздействие вперед и усиливает эмоциональную составляющую. Звук появляется в фильме 3 раза в поворотные драматургические моменты, в то время, когда происходит резкое усиление психотерапевтического конфликта. Он как бы обозначает переломные точки в конфликте, сопровождает их и усиливает, акцентирует.

Музыку к фильму я придумывал и делал всецело сам. «Услышал» я ее лишь тогда, в то время, когда уже было осуществлено речевое озвучание картины и были положены фоны. Мы с режиссером еще на этапе разработки звукового ответа перед съемками прикидывали, на что должна быть похожа музыка, и сделали вывод, что это будет музыка в стиле «эмбиент» с отсылками к работам таких композиторов, как Brian Eno, Aphex Twin, Radiohead, Steve Reich. Музыка появляется в фильме 3 раза. Первый раз — экспозиция. Музыка погружает нас в сонную воздух спального района, успокаивает и убаюкивает. Она складывается из синтезаторного пада, атмосферно звучащего фортепиано и звона музыкальной шкатулки. Что примечательно и, возможно, есть изюминкой музыкального ответа, так это шумовая фактура заведения механизма шкатулки. Я постарался сделать так, что данный завод механизма «выливался» в звучание самой мелодии на шкатулке. Это придавало музыке теплоты, отсылает слушателя к музыкальным шарманкам либо шкатулкам, каковые у большинства ассоциируются с их детством, с колыбельными. Второй раз музыка появляется в момент первого звучания сигнализации автомобили во дворе, по окончании напряженного диалога супругов. Тогда музыка сперва погружает сон, а позже, с возникновением сигнализации, уходит в диссонанс. Тут уже нет фактуры шкатулок, поскольку воздух по окончании диалога напряженная и мрачная.

Третий, последний раз музыка появляется в развязке фильма, в то время, когда Вася «провожает отца» уже насовсем, и принимает напутственные рекомендации от него. Тут музыка «раскрывается» полностью: пады становятся уже не такими камерными, как в начале, а широкими, открытыми, эмоционально более насыщенные. Музыка несет в себе одухотворяющее и философское начало, конечно передает чувство душевного облегчения, просветления, любви и успокоения сына к отцу, к жене, к будущему ребенку. Но не все так легко, как сначала думается. В середине музыкального отрывка в изображении, до этого передающего кадры спального района, появляются цепи и: кадры стройки строительных кранов, неприятное жужжание сварочного аппарата, пронзительные в ночи удары молотка по металлу — все это внезапно пускает прежде появившееся чувство умиротворения в эмоцию неопределенности, кроме того тревоги. На деле мы с режиссером данной маленькой вставкой со стройкой желали продемонстрировать, что в действительности ничего для главного храбреца до конца не стало ясно. Что спальные районы, подобные тому, в котором он живет, увеличатся и множится, что таких, как он, миллионы, и число их растет. Финал философский и открытый. Открытый вследствие того что он задает вопрос зрителям — являетесь ли вы такими же «обитателями спальных районов», как главный герой фильма?

ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЙ ПЕРИОД

На протяжении подготовительного периода я в первую очередь устроил встречу с режиссером Станиславом Малковым, в течение которой мы детально обсудили главной план фильма, специфику разглядываемой особенности и темы главных героев фильма, конечно звуковое ответ и музыку.

Локацию для съемок я знал, исходя из этого отслушивать ее не ездил, тем более что планировался черновой звук. Однако, я попросил отправить фото оттуда, и по ним уже осознал, что в том месте будут занимательные фактуры именно дворов спальных районов, конечно что рядом в том месте шоссе, которое не помешает нам записывать обращение, по причине того, что съемки планировались ночью.

На протяжении этого периода я так же отсмотрел пара фильмов, названные режиссером как отправные пункты для звукового ответа. Именно на них я опирался на всех остальных этапах, но опирался лишь в контексте жанра и соблюдения формы. Другую специфику нужно было соблюсти и создать самому, о ней я сказал в прошлом разделе данной пояснительной записки.

СЪЕМОЧНЫЙ ПЕРИОД

На съемках я применял минимальный комплект оборудования, поскольку предполагалось два находящихся близко говорящих актеров за кадр, конечно предполагалось переозвучание. Данный список складывался из микрофона пушки и портативного-рекордера Audio Technica AT 8015 с ветрозащитой и удочкой.

Главной проблемой на натурных съемках во дворе были неизменно приезжающие во двор автомобили (с 21 до полуночи). Но они только незначительно загрязнили фоновую структуру речевых и шумовых фонограмм, на речи фактически не отразившись. На шоссе же основной проблемой стал проливной ливневой дождь, что не только заглушал обращение храбрецов, но и создавал физические неприятности: нужно было постоянно звать ассистента, дабы он защищал технику от воды.

Только принципиально важно было записать воздух всех локаций, исходя из этого по окончании окончания каждой сцены я постоянно просил 60 секунд тишины (на деле, само собой разумеется, старался записать не 60 секунд, а две). И без того как на подготовительном периоде было решено, что воздух будет играться одну из основных ролей в создании звукового образа, то я максимально шепетильно относился к ее записи. Это не означает, что я старался сделать ее максимально однородной и без выделяющихся шумов — нет, я старался оставлять лишь те шумы, каковые бы, на мой взор, трудились на создание воздуха одиночества, напряжения, неестественности — будь то жужжание проводки, движение воды в трубах либо глухое гудение холодильника.

Так же на протяжении съемок я делал шумовые дубли некоторых очень сложных сцен, в то время, когда я не был уверен, что смогу расслышать в фонограмме все шумы из-за речи дождя. Это мне сильно помогло в шумовом озвучании.

МОНТАЖНО-ТОНИРОВОЧНЫЙ ПЕРИОД. ПОДГОТОВКА К ПЕРЕЗАПИСИ.

На протяжении этого этапа я осуществил полное речевое переозвучание в студийных условиях, применяя микрофон Rode NT2000, модифицированный с применением лампового усиления, конечно шумовое переозвучание с применением пушки Audio Technica AT 8015 для записи шагов и конденсаторного студийного микрофона Rode NT2-A для остальных шумов.

Речевое озвучание продолжалось 2 семь дней с маленькими доделками из-за плотного графика актеров. С шумовым озвучанием я справился за 2,5 смены, осуществлял в звукоизолированной квартире, которую я подобрал исходя из звука пола и степени звукоизоляции, конечно в негромком дворе.

Сведение происходило в течении трех с половиной месяцев (Январь-Февраль-Март-часть Апреля), в каковые вошло так же написание музыки. На протяжении этого периода в первую очередь я проработал все фоны, это заняло у меня семь дней. По окончании того, как фоны готовься и пропорции устроили режиссера, я проработал речевую фонограмму с учетом приблизительных пространственных черт (это заняло еще 2 семь дней), а после этого весьма шепетильно проработал все шумовые фактуры, которые связаны с весьма динамичными эпизодами, конечно небольшие нюансы, каковые нужно было добавить к воздухам, но каковые оставались в разделе шумовых фактур, поскольку завлекали к себе внимания слушателя и расставляли необходимые выговоры в фонах (будь то звук мусороуборочной автомобили за окном, лаяние псов, сигнал паркующейся автомобили и без того потом). По окончании того, как все синхронные и частично несинхронные фактуры были положены на изображение, я занялся музыкой. Это заняло 3-4 семь дней и потребовало от 3 до 5 личных встреч с режиссером, на протяжении которых мы подробно вносили коррективы в музыку.

В итоге, в то время, когда музыка готовься , было нужно мало подкорректировать частотные балансы шумовых фактур и балансы уровней всех разделов фонограммы (обращение, шумы, атмосферы). В итоге спустя 2 месяца работы у меня был премикс, готовый к осуществлению перезаписи.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя результат моей пояснительной записке, желаю еще раз выделить значимость в звуковом ответе фильма воздухов, звукового дизайна (шумы и закадровое звуковое ответ, упомянутое выше) и, непременно, музыки. Звук оказался примерно таким, каким я его задумывал, и режиссер остался доволен результатом. Фильм оказался образным и осмысленным, звук дополняет и обогащает эти образы, а где-то и формирует дополнительную внутреннюю драматургию храбрецов, насыщает повествование дополнительными эмоционально-психотерапевтическими оттенками. Процесс подготовки звуковых фонограмм для перезаписи происходил достаточно быстро, легко и без каких-то важных осложнений. Единственные осложнения было творческие, но они скоро решались. Я надеюсь, что фильм отыщет отклик у людей и послужит всем моим сверстникам, вступающим во взрослую судьбу, хорошим уроком.

Как мы цифровали 8-мм плёнку


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: