Мы состоим из того, что едим

Трем оставшимся в живых щенкам безотлагательно требовалась новая мама. Илу больше не проявляла к ним интереса, так что мне ничего не оставалось, как взяться за дело самому. Сначала я считал, что она выберет меня в няньки, и подготавливался как раз к данной роли, но события приняли более важный оборот. Я не был уверен, что справлюсь. Выжить-то они у меня выживут — в этом я не сомневался. Неприятность была в другом: как воспитать волчат так, дабы они не сделались ручными? Мне весьма хотелось, дабы они выросли максимально похожими на собственных диких собратьев как инстинктами, так и повадками. Для меня постоянно существовало только одно оправдание тому, что волков держат в неволе, — желание осознать, из-за чего эти животные в природе ведут себя вот так, а не в противном случае. Другими словами вникнуть в мотивы и логику их поведения, дабы в будущем не допустить нежелательные последствия их столкновений с людьми в естественных условиях.

В Канаде пара лет назад случилась катастрофа: волки загрызли и частично съели студента, отправившегося в одиночный поход по саскачеванскому лесу. Данный инцидент конечно же сходу заявили вероломным убийством. Но, как я уже сказал, волки ни при каких обстоятельствах не совершают поступков без определенных на то обстоятельств. Так как люди, по сути, хищники, другими словами не совсем простая добыча. А за много лет судьбы среди волков я удостоверился: они ни за что не начнут убивать ни человека, ни кого бы то ни было еще только вследствие того что подвернулся эргономичный случай.

Охота для волков — дело узкое и крайне важное. К нему не подходят спустя рукава. В большинстве случаев альфа-волчица нацеливает охотников на добычу, подходящую свора в этот период. Пища играется главную роль в поддержке и формировании социальной структуры своры: каждому рангу — собственный кусок. Альфа-пара постоянно получает наилучшее мясо и внутренние органы, исходя из этого их запах резко отличается от запаха волков с низким статусом, каковые питаются не так роскошно.

Свора свободно может проигнорировать не сильный животное, убить которое им не составило бы труда, и целую семь дней, в противном случае и больше, гоняться за здоровой и сильной особью, в случае если на данный момент им нужно как раз такое мясо. К примеру, поблизости показалась соперничающая свора, и волкам нужна высокоэнергетическая пища, дабы оставаться в хорошей форме для защиты собственной территории. А в то время, когда альфа-волчица вот-вот разродится, она намеренно показывает на больное либо старое животное. Такая пища умеряет пыл всех участников своры, и они позже не через чур буйно ведут себя со щенками. Подобные традиции передаются много поколений, и замечать их в действии весьма интересно.

Волки очень придирчивы в выборе жертвы. Альфа-волчица может заблаговременно наметить конкретную особь кроме того в огромном стаде, голов в триста. Главным ориентиром тут помогает запах, что животное оставляет на земле. В случае если, к примеру, у лося на ноге рана и она загноилась, то след у него будет соответствующий. Волчица осознаёт, что данный зверь ослаб, и начинает выслеживать его. Она нюхает траву, кусты, у которых он задерживался, обгрызенные листья. Учуяв запах нехороших зубов, она определит, что лось немолод. Возможно заявить, что альфа предварительно собирает подробное досье на добычу. По мере приближения к жертве ее внимание переключается с почвы на воздушное пространство. Еще за три-четыре километра волчица вдыхает шерсти и частицы пыли, каковые приносит ветер, и обоняние подсказывает ей, что это и имеется тот самый зверь. Остается лишь убить его. Решив , предводительница срывается с места, а следом за ней, накапливая адреналин в крови, пускается бегом вся свора. Поравнявшись с намеченной добычей, альфа показывает на нее хвостом, и охотники заваливают кого велено, даже в том случае, если другие животные из стада к ним значительно ближе. Они подчиняются распоряжениям альфы.

В тех местах, где погиб студент, деятельно вырубались леса. Следовательно, привычная добыча волков, теряя жизненное пространство, уходила прочь. Свора начала имеется мигрирующего лосося. Не то дабы это было чем-то из последовательности вон выходящим: время от времени волки лакомятся рыбой, но, само собой разумеется, в качестве главного блюда она никак не замена мясу. В этом имел возможность таиться ключ к разгадке. Я решил поставить маленький опыт, благо под рукой были мои волки в Кум-Мартине. Я продержал их пара месяцев на рыбной диете — и вот вам итог: структура своры всецело разрушилась! Да оно и ясно, поскольку все ели одно да и то же и никак не утверждали собственные социальные функции: кому принимать за всех решения, кому — наказывать непокорных, а кому — смотреть за дисциплиной. Мои волки превратились в неуправляемую банду хулиганов. По всей видимости, в свора, убившей молодого человека, случилось что-то подобное: в том месте царила полная анархия, и некому было указать, что делать возможно, а чего запрещено.

Оставался еще один вопрос: из-за чего они его обглодали? Волки — как дикие, так и живущие в неволе — в принципе способны прикончить другого хищника. Я видел, как они заваливали медведя, убивали кугуаров и койотов, но дабы они их позже съедали — для того чтобы я не припомню. Волки смогут напасть на хищника, среди них и на человека, и загрызть его насмерть, защищая собственных щенков либо добычу. Но имеется его затем они точно не станут.

У меня имеется теория на данный счет. Может статься, что волки больше не видят в людях хищников. Это в полной мере возможно ввиду отечественной нынешней диеты, состоящей преимущественно из углеводов и фастфуда. Не говоря уже о том, что сейчас развелось большое количество вегетарианцев. Вследствие этого мы сейчас пахнем не так, как хищники. И ведем мы себя в противном случае — не как охотники, а как добыча. Предки не стали бы удирать от волка, медведя либо кугуара. Произойди такая встреча, у них не заколотилось бы сердце, их бы не кинуло в холодный пот, они бы не начали хватать ртом воздушное пространство и закатывать глаза, как будто бы насмерть перепуганная зебра. Одним словом, когда-то дикие животные были привычными соседями человека, с которыми он нормально дробил собственный мир. В те времена люди знали, что если не подниматься между щенками и матерью и не доходить близко к логову, то никакой опасности встреча с волком в себе не несет. Индейцы сохранили эти знания до сих пор. Дело в том, что запах страха возбуждает хищников, делая жертву лакомым кусочком. И только добыча с готовностью данный запах распространяет. Я пологаю, что в ситуации со студентом данный момент сыграл собственную роль. Инстинкт подсказывал волкам, что для восстановления порядка в свора им нужно мясо, а тут, как на грех, подвернулся вот таковой вот представитель современного человечества.

Лесники говорят, что и с медведями происходит что-то подобное. В первоначальный раз медведь нападает на человека, дабы обезопасисть потомство либо еду. Но почувствовав, что тот пахнет и ведет себя как добыча, да и на вкус практически не отличается от нее, зверь и в будущем с радостью убивает и ест людей.

Неприятность в том, что, раздвигая границы цивилизации, мы понемногу отнимаем у животных их привычный мир. Волки за много лет выработали четкие представления о том, где направляться охотиться, что имеется и как строить собственную жизнь. Они передаются много поколений. И вот, откуда ни возьмись, появляются люди и вносят страшную сумятицу в в далеком прошлом заведенный порядок. Они вырубают леса и строят фермы в местах исконного обитания волков, а позже еще удивляются, что у них исчезает скот. Само собой разумеется, он будет пропадать. Это неизбежно так как никакой второй добычи в округе не осталось. У волков нет выбора.

Человека именуют царем природы, венцом творения. Но что это за правитель, что не может грамотно обращаться со собственными подданными? Мы разучились поддерживать естественный, столетиями установленный движение вещей. А у животных это в крови. Крысы и другие паразиты в природе — отнюдь не вредители. У них имеется собственная ниша — они питаются падалью, а их численность ограничена имеющимися в их распоряжении количествами пищи. А что происходит в городах? Огромные кучи мусора валяются прямо на улицах! Неудивительно, что армии крыс в том месте разрастаются до катастрофических размеров. В случае если люди возьмутся за ум, животные прекратят им досаждать.

И по большому счету, вам не думается, что мы как-то чересчур комфортно устроились? Все мыслимые блага и тотальное отсутствие контроля. А ведь это не очень-то полезно. Забрать хоть то, чем мы питаемся. Поглощаем горы низкокалорийной дряни, дабы организму хватало топлива. Индейцы в прежние времена употребляли только пищу, богатую калориями, но в разумных количествах — и слыхом не слыхивали об ожирении, и здоровье у них было прекрасное. А в наше время, питаясь тем же, что и белые люди Запада, они совершенно верно так же жиреют и травятся пестицидами, да и онкологические болезни распространяются среди них с пугающей скоростью. У тех, кто плетет корзины ветхим методом, пропуская тростник через рот, довольно часто развиваются злокачественные опухоли губ, и другие виды рака также бывает.

Нам следовало бы обучаться и обучаться у животных. Они окажут помощь нам исцелить планету — стоит только прислушаться. Пора нам возвратиться к своим обязанностям хранителей всего сущего, оглядеться около и попытаться залечить те раны, что мы нанесли природе. У каждого вида имеется собственный предназначение и место. Страшно думать, что возможно без всяких последствий истребить всех других жителей планеты и жить припеваючи. По убеждению индейцев, все, что происходит с волками, обязательно находит отражение в отечественном мире, и напротив. Они говорят: «Он, я». Нам необходимо заново обучиться сотрудничеству, и тогда все наладится само собой. В природе все действуют сообща, оттого и жестокость никому не нужна. Да, своры волков соперничают между собой, но в их соперничестве имеется суть: так они загоняют добычу на собственную территорию. Животное ни за что не начнёт убивать для забавы либо просто так, от скуки. Я неоднократно собственными глазами видел, как хищники и растительноядные мирно соседствуют у водопоя, как словно бы между ними отродясь не было никакой неприязни. Так как куда эргономичнее нормально утолить жажду перед тем, как налетят облака насекомых. К чему же лишний раз портить друг другу жизнь? Картина совсем идиллическая — думается, вот-вот приплывет Ной на своем ковчеге.

Глава 24

Елена Варламова \


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: