Мысли и эмоции: волны и океан

Те, кто начинает медитировать, довольно часто говорят, что их мысли бунтуют и становятся непослушнее, чем когда-либо. Я ободряю их и говорю, что это хороший показатель. Это говорит не о том, что ваши мысли становятся неспокойнее, а о том, что вы сами становитесь спокойнее, и наконец, сознаете, как шумными всегда были ваши мысли. Не разочаровывайтесь и не сдавайтесь. Что бы ни появлялось, присутствовать, возвращайтесь к собственному дыханию, кроме того среди полной путаницы.

В древних указаниях по медитации сообщено, что в начале мысли будут оказаться одна сходу за второй, без перерыва, подобно горному водопаду, падающему с отвесной гора. Неспешно, по мере того, как вы станете все лучше делать медитацию, мысли станут подобны воде, текущей по глубокому, узкому ущелью, после этого – громадной реке, медлительно и извилисто текущей к морю, и наконец ум станет подобен спокойному и тихому океану, чья ровная поверхность только время от времени нарушается случайной рябью либо волной.

Время от времени люди уверены в том, что при медитации у них не должно быть по большому счету эмоций и никаких мыслей; а в то время, когда мысли и чувства появляются, то они раздражаются и обижаются на себя самих, думая, что потерпели неудачу. Но ничто не может быть дальше от истины. Имеется такая тибетская пословица:

Это через чур – потребовать, дабы мясо было без костей, а чай – без чаинок. До тех пор пока у вас имеется ум, будут и мысли, и эмоции.

Так же, как у океана имеется волны, а у солнца – лучи, так и собственное сияние ума – это его мысли и эмоции. У океана имеется волны, но это не особенно тревожит океан. Волны в самой природе океана. Волны появляются, но куда они исчезают? Обратно в океан. А откуда они появляются? Из океана. Совершенно верно так же мысли и чувства являются выражением самой природы ума. Они появляются из ума, но куда они деваются? Они растворяются в том же уме. Что бы ни появлялось, не относитесь к этому как к особенной проблеме. Если вы не станете быстро реагировать на это, если вы терпеливы, это снова уляжется, растворившись в собственной сущностной природе.

В то время, когда у вас имеется это познание, то появление мыслей лишь усиливает вашу практику. Но в то время, когда вы не сознаете, чем на деле являются эти мысли – сиянием природы вашего ума – тогда они становятся семенами смятения. Исходя из этого сохраняйте нестесненное, открытое и сочувственное отношение к эмоциям и своим мыслям, по причине того, что практически ваши мысли являются вашей семьей, семьей вашего ума. Как довольно часто сказал Дуджом Ринпоче, рядом с ними будьте как умный старик, наблюдающий на то, как забавляется ребенок.

Мы довольно часто не знаем, что делать с негативностью либо какими-то неприятными чувствами. В нестесненном пространстве медитации вы сможете разглядывать собственные мысли и эмоции целиком и полностью беспристрастным отношением. При трансформации вашего отношения преображается вся воздух вашего ума, а также сама природа ваших эмоций и мыслей. В то время, когда вы становитесь более снисходительны, тогда и они становятся такими же; в случае если вам не тяжело с ними, то и они не будут воображать для вас трудность.

Так что, какие конкретно бы ни появлялись мысли и эмоции, разрешайте им появляться и исчезать, подобно волнам в океане. О чем бы вы ни начали думать, дайте это мысли появиться и провалиться сквозь землю, без какого-либо принуждения. Не цепляйтесь за нее, не подкрепляйте ее и не предавайтесь ей; не удерживайте ее и не пробуйте ее развить. Не требуется ни направляться мыслям, ни призывать их: будьте подобны океану, взирающему на личные волны, либо небу, взирающему с высоты на тучи, проходящие по нему.

Вы не так долго осталось ждать найдёте, что мысли подобны ветру: они приходят и уходят. Тут принципиально важно не думать о мыслях, но разрешать им протекать через ум, сохраняя его наряду с этим высвобожденным от додумывания этих мыслей.

Мы принимаем поток мыслей в простом уме постоянным, но в конечном итоге это не верно. Вы сами найдёте, что мысли в обязательном порядке разделяются промежутками. В то время, когда одна идея уже стала прошлым, а следующая еще не появилась, неизменно имеется промежуток, в котором раскрывается Ригпа, природа ума. Исходя из этого работа медитации содержится в том, дабы разрешать мыслям замедляться и делать данный промежуток все более и более заметным.

У моего мастера был ученик по имени Ала Пант, узнаваемый индийский дипломат и литератор, являвшийся послом Индии в ряде мировых столиц. Он был кроме того представителем индийского правительства в Тибете, в Лхасе, и кроме этого в течение некоего времени был его представителем в Сиккиме. Он занимался йогой и медитацией, и любой раз, в то время, когда виделся с моим мастером, задавал вопросы его, как необходимо медитировать. В этом он следовал восточной традиции, в то время, когда ученик все время, опять и опять, задает мастеру одинаковый простой, основополагающий вопрос.

Ала Пант поведал мне следующую историю. в один раз отечественный мастер Джамьянг Кхьенце наблюдал, как выполняют Танец Ламы перед дворцовым храмом в столице Сиккима Гангтоке, и именно смеялся над шутками атсары, клоуна, заполняющего паузы между выступлениями танцоров. Ала Пант приставал к нему со своим вопросом о том, как медитировать, и сейчас мой мастер ответил так, дабы разрешить ему понять, что это окончательный и последний ответ: Наблюдай, это так: в то время, когда одна идея кончилась, а следующая еще не показалась, между ними имеется промежуток, так?

Да, – ответил Ала Пант.

Так растяни его: это медитация.

ТО, ЧТО ВЫ ИСПЫТЫВАЕТЕ

По мере того, как вы продолжаете практику медитации, вы имеете возможность испытывать самые различные состояния, как хорошие, так и нехорошие. Подобно тому, как в помещение со многими окнами и дверями воздушное пространство может входить с самых различных сторон, так и в то время, когда ваш ум делается открытым, в него смогут входить самые различные переживания. Вы имеете возможность испытать состояния блаженства, ясности либо отсутствия мыслей. С одной стороны, это весьма хорошие переживания, и они означают прогресс в медитации. В то время, когда вы испытываете счастье, это показатель того, что желание на время растворилось. В то время, когда вы испытываете настоящую ясность, это значит, что на время провалилась сквозь землю агрессия. В то время, когда вы испытываете состояние отсутствия мыслей, это показатель того, что ваше неведение провалилось сквозь землю на время. Сами по себе это весьма хорошие переживания, но они становятся препятствиями, если вы к ним привязываетесь. То, что вы испытываете, само по себе не есть постижением; но, в случае если остаться свободным от привязанности к ним, они становятся тем, чем они в конечном итоге и являются: материалом для постижения.

Отрицательные переживания довольно часто самый обманчивы, по причине того, что мы разглядываем их как нехороший символ. Но в конечном итоге при отечественной практике отрицательные переживания являются скрытым благом. Постарайтесь не реагировать на них с отвращением, как вы в большинстве случаев имели возможность бы сделать, но вместо этого выявите их как то, чем они в конечном итоге являются – легко переживания, иллюзорные и подобные снам. Сознавание подлинной природы для того чтобы переживания освобождает вас от вреда либо опасности самого этого переживания, и в следствии кроме того отрицательное переживание может стать источником свершения и великого блаженства. Существует очень много историй о том, как мастера трудились так с отрицательными переживаниями и преображали их в то, что содействовало постижению.

Традиция говорит, что для того, кто по-настоящему занимается медитацией, не отрицательные, а хорошие переживания создают препятствия. В то время, когда все идет прекрасно, вам необходимо быть особенно осмотрительным и внимательным, дабы не стать самодовольным либо чересчур уверенным в себе. Не забывайте, что сообщил мне Дуджом Ринпоче, в то время, когда я был загружён в весьма сильное переживание: Не переживай через чур. В итоге, это и не прекрасно, и хорошо. Он знал, что я становлюсь привязанным к этому переживанию: и эта привязанность, так же, как каждая вторая, должна была быть оборвана. Чему мы должны обучиться как в медитации, так и в жизни, так это тому, дабы быть свободными от хороших переживаний, и свободными от отвращения к тому нехорошему, что мы испытываем.

Дуджом Ринпоче даёт предупреждение нас еще об одной ловушке: Иначе, при медитации вы имеете возможность испытать затуманенное, полусознательное, тягучее состояние, похожее на то, как словно бы у вас на голове колпак; какую-то сонную тупость. Это в конечном итоге не более, чем род смутного, бездумного застоя. Как вам выйти из этого состояния? Взбодритесь, выпрямите пояснице, выдохните из легких застоявшийся в том месте воздушное пространство и направьте собственный сознавание в чистое пространство, дабы освежить собственный ум. Если вы останетесь в таком застойном состоянии, то не станете развиваться, так что, в то время, когда бы ни появилась подобная задержка, ликвидируйте ее опять и опять. Принципиально важно быть таким внимательным, как это быть может, и оставаться таким бдительным, как вы это имеете возможность.

Какой бы способ вы ни применяли, прекратите его использование либо ему самопроизвольно раствориться, когда вы найдёте, что конечно появились в состоянии бодрого, нестесненного и живого спокойствия. Оставайтесь в нем нормально, без отвлечении, без необходимого применения какого-либо способа. Способ уже выполнил собственный назначение. Но, если вы отвлечетесь либо вас отвлекут, снова обратитесь к такому способу, какой самый подходит вам для возвращения в это состояние.

Настоящее великолепие медитации состоит не в каком-либо способе, но в ее постоянном живом переживании присутствия, в ее блаженстве, ясности, покое и, что ответственнее всего, полном отсутствии цепляния за что-либо. Это ослабление цепляния в вас является знаком , что вы становитесь более свободным от себя самого. И чем больше вы испытываете эту свободу, тем определенней символ того, что эго, вместе с страхами и теми надеждами, которыми оно быстро, растворяется, и тем ближе вы подходите к вечно щедрой мудрости отсутствия эго. В то время, когда вы обретаетесь в данной обители мудрости, вы более не отыщете преграды между Я и тына данный момент;, это и то, в и снаружи; вы, наконец возвратились в собственный подлинный дом, состояние недвойственности.*

* Не смотря на то, что я дал тут полные указания по исполнению данной практики, но необходимо учитывать, что медитации по-настоящему возможно обучиться не по книге, но лишь под управлением квалифицированного преподавателя.

ПЕРЕРЫВЫ

Довольно часто задают вопросы: Как продолжительно мне необходимо медитировать? И в то время, когда? Практиковаться двадцать мин. утром и вечером, либо лучше пара более маленьких занятий в течение дня? Да, медитировать двадцать мин. -это прекрасно, не смотря на то, что я и не сообщил бы, что двадцать мин. воображают какой-то конечный предел. Нигде в священных текстах я не обнаружил для того чтобы указания на двадцать мин.; по-моему, понятие об этом появилось на Западе, и я именую его Обычный Западный Период Медитации. Дело не в том, как продолжительно вы медитируете; дело в том, приводит ли вас эта практика вправду в присутствия и определённое состояние внимания, в то время, когда вы мало раскрываетесь и имеете возможность вступить в контакт с сущностью собственного сердца. А пять мин. практики, при которых вы сидите в бодром и внимательном состоянии, значительно полезнее, чем двадцать мин. дремоты!

Дуджом Ринпоче в большинстве случаев сказал, что начинающий обязан заниматься маленькими периодами. Занимайтесь четыре-пять мин., после этого сделайте маленький паузу всего на одну 60 секунд. На протяжении этого перерыва прекратите применять способ, но не совсем прекращайте поддерживать внимание. Любопытно, что время от времени, на протяжении усердных занятий, в тот самый момент, когда вы сделаете паузу в применении способа – в случае если остаетесь так же, как и прежде внимательны и присутствуете – как раз сейчас вправду происходит медитация. Вот из-за чего паузу есть столь же неотъемлемой частью медитации, как и само занятие ею. Время от времени я рекомендую ученикам, у которых имеется неприятности с занятиями медитацией, практиковаться на протяжении перерыва и устраивать паузу на протяжении самой медитации!

Сидите в течение маленького периода времени; после этого сделайте паузу, весьма маленький, на тридцать секунд либо 60 секунд. Но будьте неизменно внимательны, что бы вы ни делали, и не теряйте собственного присутствия и его естественной легкости. После этого снова сядьте медитировать в бодром состоянии. Если вы проделаете большое количество таких маленьких сеансов, то эти перерывы обычно будут делать вашу медитацию более настоящей и воодушевляющей; они будут лишать вашу практику неуклюжей, серьёзности и раздражающей жёсткости, неестественности, и начнут давать вам все больше лёгкости и сосредоточения. Неспешно это сидения и чередование перерывов в медитации сломает преграду между повседневной жизнью и медитацией, растворит контраст между ними, и вы все более станете, не отвлекаясь, пребывать в собственном естественном чистом присутствии. Тогда, по словам Дуджома Ринпоче, кроме того не смотря на то, что медитирующий может покинуть медитацию, но медитация не покинет медитирующего.

Вадим Зеланд — Руководите ходом собственных мыслей


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: