Наблюдение за поведением

На четвертом этапе процесса изучения реально осуществляется стратегия изучения, созданная на третьем этапе. Тут должны приниматься во внимание многие факторы, но два из них заслуживают особенного упоминания. Во-первых, генерализуемость, во-вторых, реактивность.

Генерализуемость свидетельствует возможность с определенной степенью надежности распространять либо переносить отечественные выводы, основанные на наблюдении за поведением людей в нескольких частных случаях, на предполагаемое поведение всей совокупности. Мы должны учитывать это при отборе конкретных объектов (людей, ответов, организаций либо наций), каковые мы планируем изучать. Неприятность, которая тут появляется, – это по большей части неприятность степени распространения. В случае если событие повторяется всего 4-5 раз либо в группе, которую мы желаем изучать, имеется всего 4-5 объектов, то мы можем разглядеть каждое из этих событий либо любой из этих объектов лично и сделать довольно них разнообразные обобщающие утверждения, будучи в достаточной степени уверенными, что отечественные выводы распространяются на все объекты. Но, что не редкость значительно чаще, в случае если число объектов достигает многих сотен, тысяч либо кроме того миллионов, так что разглядеть любой из них конкретно нет никакой возможности, мы будем значительно меньше уверены в том, что изучение довольно маленького числа объектов (быть может, менее чем одного из тысячи) разрешит нам сделать верные выводы относительно всей группы. В этих условиях мы должны создать стратегию, довольно часто именуемую процедурой формирования выборки, благодаря которой возможно решить, каковы те немногие представители огромного множества объектов, изучив каковые мы возьмём выводы, применимые ко всей совокупности. Наряду с этим мы должны решить, сколько объектов необходимо изучить и как направляться их отбирать, и постараться оценить репрезентативность этих нескольких объектов. Залогом генерализуемости помогает выбор для наблюдения тех объектов, каковые, по всей видимости, наилучшим [c.32] образом воображают главную совокупность, являются ее самые типичными представителями.

Отобрав объекты для анализа, мы должны показать максимум внимания при их изучении. направляться избегать таких способов измерения политических явлений либо поведения, каковые являются реактивными. Реактивность подразумевает одну из двух возможностей: или тот, кто проводит изучение, или способы изучения смогут каким-то образом влиять на тех, за кем ведется наблюдение, и вносить в их действия трансформации, обусловленные как раз присутствием исследователя. Иными словами, существует опасность, что сама по себе процедура изучения может поменять поведение тех, кто подвергается изучению, так что конечные результаты окажутся ошибочными. По-видимому, в качестве хорошего примера реактивности возможно привести изучение, проводившееся в 1939 г. на одной из фабрик, на протяжении которого изучалось влияние трансформации условий труда на производительность рабочих. в течении более чем одного года для маленькой группы рабочих поменяли длительность рабочего дня, периодичность перерывов, освещение, метод оплаты. Но независимо от условий, в которых трудилась несколько, будь то долгий либо маленький рабочий сутки, редкие либо нередкие перерывы и т. п., члены данной группы всегда превосходили по производительности труда всех других рабочих той же самой фабрики. Оказалось, что важнейшим причиной, повлиявшим на производительность труда, был очень большой моральный подъем, который связан с тем, что члены данной группы чувствовали себя участниками эксперимента и объектом внимания3. Этот эффект, так называемый эффект Готорна (по заглавию фабрики, где он в первый раз был отмечен), означал, что никаких выводов относительно связи между производительностью труда и условиями труда не было возможности делать вследствие того что процедура наблюдения создавала неестественную обстановку, непохожую на простые условия работы.

Проводя политологическое изучение, мы время от времени сталкиваемся с очевидными примерами реактивности, напоминающими рассмотренный случай. Самоуверенность либо недружелюбие интервьюирующего, наводящий вопрос либо назойливость наблюдателя смогут так [c.33] исказить изучаемую обстановку, что результаты изучения не будут приводить к никакому. Приблизительно в половине случаев, но, действие таких факторов более скрыто. К примеру, возможно было бы соответствующим образом научить весьма хорошего интервьюера, так дабы он задал полностью безукоризненный (и однако оказывающийся реактивным) вопрос: “Вы одобряете экономическую политику президента?” Быть может, последует ответ: “Одобряю. Мысль представляется мне хорошей”. Но можем ли мы верить в том, что респондент вправду имел какое-то вывод довольно экономической политики президента перед тем, как его об этом задали вопрос? Разве не имеет возможности само интервью послужить катализатором, содействуя возникновению мнения оценки и формированию респондента, которой ранее не существовало. Это также реактивность, но реактивность для того чтобы типа значительно тяжелее найти и не допустить.

Совсем не хватает на поле боя, вооружившись несколькими вопросами, и начать искать ответы на них. Нужно как направляться позаботиться о том, как и где выйти на это поле, как и кого обследовать. В случае если неосторожно совершить обследование, возможно погубить лучший план и лучшую теорию наступления. [c.34]

АНАЛИЗ ДАННЫХ

Элементы информации о каждом объекте, каковые мы собираем в ходе изучения, именуются данными, и, когда они взяты, перед нами начинает маячить финиш работы. Отечественная цель на этом этапе – уяснить, что именно мы взяли для решения проблемы изучения. Имеется ли какая-либо связь между поведением, которое мы сохраняем надежду растолковать либо лучше осознать, с одной стороны, и факторами, каковые, как мы думаем, окажут помощь нам сделать это, – с другой? Предположим, к примеру, что, по отечественным расчетам, люди, различающиеся уровнем образования, будут систематически различаться по степени возможности участия в голосовании. Во многих случаях это возможно сделать, ответив на три вопроса. Отечественный первый вопрос: так ли это? Вправду ли люди, отличающиеся друг от друга по одной из этих переменных, будут последовательно различаться и по второй? Будут ли более грамотные люди последовательно различаться от менее [c.34] образованных большей либо меньшей склонностью учавствовать в голосовании? Разбирая полученные эти, мы имели возможность бы, к примеру, узнать, что менее образованные люд и принимают участие в голосовании практически столь же довольно часто, как и более образованные, что знание уровня образования не дает возможности ни угадать, ни растолковать, из-за чего возможность участия в голосовании для данного человека отличается от возможности участия для кого-то другого. В случае если это так, то мы заявляем, что уровень образования не оказывает влияния на возможность голосования либо, в противном случае говоря, что между этими двумя переменными нет никакой связи. Так, анализ не подтверждает отечественные ожидания. Иначе, в случае если мы найдём, что в шести либо семи случаях из десяти знание уровня образования разрешает совершенно верно угадать, примет ли этот человек участие в голосовании, мы приобретём данные в поддержку отечественного утверждения о связи этих двух переменных. Следовательно, мы выясняем, что, в то время, когда речь заходит о голосовании, более грамотные люди систематически отличаются от менее образованных, и получаем возможность понять поведение при голосовании объектов отечественного изучения. Итак, главное, что нужно узнать при оценке догадки, – это наличие между двумя переменными статистической зависимости.

Когда эта сообщение установлена, нужно задать не меньше серьёзный вопрос: как связаны эти две переменные? Будут ли более грамотные люди принимать участие в голосовании скорее, чем менее образованные? Либо же связь между этими переменными носит еще более сложный темперамент? В случае если мы продумали отечественную догадку и в следствии возможно предполагать, что уровень образования связан с голосованием, мы, возможно, имеем в виду одну из этих возможностей.

Рис. 1.1. Соотношение между вероятностью голосования и уровнем образования

К примеру, возможно было бы утверждать, что при наличии более большого уровня образования возрастает возможность наличия у знаний и человека навыков, нужных чтобы поддерживать у него интерес к политике. Соответственно, более грамотный человек скорее примет участие в голосовании, чем тот, кто владеет меньшими навыками либо располагает меньшей информацией. Так, мы вправе ожидать, что участие в голосовании будет более [c.35] нередким либо более обычным для тех исследуемых нами людей, чей уровень образования выше. Данный тип соотношения иллюстрируется на рис.1.1а (точки на прямой воображают соответствующие значения переменных).

Но мы имели возможность бы кроме этого вычислять, что, чем образованнее делается человек, тем посильнее он разочаровывается в политической деятельности. В соответствии с данной точкой зрения образованность ведет к разочарованию, что со своей стороны сокращает желание учавствовать в голосовании. В этом случае мы можем ожидать, что чаще голосовать будут менее образованные из обследуемых нами людей. Данный тип соотношения иллюстрируется на рис.1.1б.

Наконец, мы имели возможность бы кроме того утверждать, что образование только до определенной степени увеличивает возможности для занятий политикой и интерес к ней, в то время как люди с более большим уровнем образования (к примеру, обучающиеся в колледже) значительно посильнее разочарованы в политике и утратили к ней интерес. В этом случае мы можем ожидать, что чаще всего будут голосовать люди, имеющие средний уровень образования, тогда как на полюсах степень участия в голосовании будет ниже. Это более сложное соотношение иллюстрируется на рис.1.1в.

В каждом из случаев между вероятностью образования и уровнем человека его участия в голосовании имеется определенная зависимость, но очевидно, что следствия, вытекающие из этих различных соотношений, совсем разны. Так, мы можем [c.36] найти сильную взаимозависимость между двумя переменными и однако появляться не в состоянии подтвердить собственную догадку.

Необходимо задать себе и третий, быть может, менее очевидный вопрос. Как возможно, что то либо иное соотношение, найденное нами при изучении маленького числа объектов, будет кроме этого получено при изучении всей той совокупности, из которой выбирались эти объекты? В случае если угодно, это сформулированный в статистической форме вопрос о том, как обоснованно отечественное утверждение, что маленькая выборка репрезентативна, либо обычна, для главной совокупности. В случае если, выбирая для изучения конкретные объекты, мы принимали верные ответы, возможно с уверенностью утверждать, что отечественные выводы, не смотря на то, что и основаны на нескольких объектах, применимы ко всем объектам без исключения. В случае если мы ошибались, степень отечественной уверенности возможно сейчас не столь высокой. К сожалению, как станет яснее из последующих глав, в то время, когда выводы основаны на выборке из совокупности, ни при каких обстоятельствах нельзя доверять им всецело. [c.37]

Соединение двух свор пираний Убрал перегородку Наблюдение за поведением пираний


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: