Национальные и культурные столкновения

В рамках домашней совокупности вероятны самые различные противостояния. Но в один момент с домашним конфликтом появляется и коллективная потребность в уравновешивании противоположностей. Идентификация с кем-то из участников семьи есть слепой и попыткой вернуть в совокупность исключенного родственника Неудачной вследствие того что она мешает подлинному примирению тех, с кого все началось.

Принятие одной стороны конфликта и противостояние второй лежат в базе большинства межнациональных политических войн и столкновений. К примеру, трудясь с клиентами, в родных государствах которых были гражданские войны, я вижу, что битва между противоборствующими партиями длится и в рамках домашней совокупности, охватывая не одно поколение.

Себастьян — из Барселоны. Его родители также появились в Испании. Его дедушка по отцовской линии принимал участие в гражданской войне на стороне республиканцев, а по окончании окончания боевых действий совершил семь лет в концентрационном лагере. Мать Себастьяна появилась в семье националистов. Ее родители поддерживали разгромившего республиканцев генерала Франко, что был диктатором Испании в течение многих лет.

Расставив семью Себастьяна, мы заметили, что отец и мать стоят на большом растоянии друг от друга, а дети занимают или сторону отца, или сторону матери. Себастьян был ближе к матери. Мать же не имела возможности наблюдать на мужа, он для нее олицетворял неприятеля У нас появилось чувство, что перед нами два лагеря, участвующих в гражданской войне. дети и Родители были представителями противоборствующих сторон, а линия фронта проходила в самой середине их домашней совокупности.

Себастьян, находившийся ближе к матери, одновременно с этим наблюдал на деда бывшего в концлагере. Мы осознали, что Себастьян идентифицируется с дедом Расстановка продемонстрировала, что мать не разрешает сыну стать ближе к отцу, потому, что она идентифицируется с националистами, а ее супруг — с республиканцами.

Мы добавили в расстановку помощников тех, кто погиб в гражданской войне, на чьей бы стороне они ни были, положили их в центре рядом между собой и попросили всех участников семьи на них взглянуть. Тогда мать расслабилась и смогла посмотреть на мужа. Себастьян почувствовал настоящее облегчение.

Напоследок сессии Себастьян смог отыскать в собственном сердце место для погибших участников гражданской войны и прекратил их осуждать. Конечно же, в его сердце нашлось место и для деда

Обычно примирение происходит в то время как члены семьи смогут пристально взглянуть на воюющие стороны и заметить всех погибших в данной войне. В то время, когда обе стороны наблюдают продолжительно и внимательно не только на собственных погибших родственников, но и на всех, кто был убит, тогда они поймут неспециализированные утраты и испытывают неспециализированную скорбь. Это их сближает, и конфликт исчерпывается.

Бану, прекрасная турчанка тридцати лет, поведала нам, что у нее не клеится личная жизнь. От нее всегда уходят мужчины. Когда у нее завязываются амурные отношения, она тут же начинает думать, что и данный мужчина ее бросит. К тому же у нее имеется брат, которому доктора поставили диагноз «психологически неуравновешенная личность».

Из расстановки стало видно, что ее папа желает уйти из совокупности, но ему мешает брат. Стало известно, что родители отца были турками, и им было нужно покинуть Грецию по окончании падения Оттоманской империи. В то время наблюдалась массовая миграция населения. Границы устанавливались и переустанавливались: турки из Греции переселялись на снова созданные турецкие почвы, а греков вынуждали покидать бывшие Оттоманские территории и переселяться в Грецию. В том конфликте погибло большое количество людей.

В то время, когда мы добавили в расстановку представителей греков и турков, другими словами мусульман и христиан, стало ясно, что семья Бану до сих пор страдает от последствий давешнего конфликта между двумя нациями и двумя религиями.

Папа Бану нес в себе боль тоски по Греции — потерянной отчизне. Его горе усугублялось еще и тем, что его семье было нужно покинуть большое достаток. За это он весьма злился на христиан. Его сын, брат Бану, идентифицировался с греческими христианами, которых ненавидели в семье и пробовали исключить. Но одновременно с этим он был турецким мусульманином. Внутренняя раздвоенность довела его до психотерапевтического расстройства. Сама Бану идентифицировалась с турками и несла в себе злость на христиан от лица отца и всей собственной семьи.

Дать добро данный конфликт возможно было лишь через проявление и признание уважения по отношению к христианам, пострадавшим на протяжении переворота, и одновременно с этим через уважение того горя, которое было нужно перенести семье отца Бану. Это помогло бы клиентке отойти в сторону и больше не вовлекаться в конфликт. Так расстановка продемонстрировала обстоятельство, по которой мужчины всегда бросали Бану. Она несла в себе эмоции собственных предков, которым было нужно удалиться из своего дома в Греции, и делала это чтобы привлечь интерес отца.

На глубоком уровне работу с данной семьей следовало продолжить и позволить христианам и мусульманам взглянуть друг на друга, и на жертв, погибших в их войне.

В моей практике было много похожих случаев. У меня были клиенты с Тайваня, в чьих семьях случился раскол на протяжении войны между коммунистами и националистами. Я трудился с клиентами — вьетнамцами французского происхождения, чьи семьи до сих пор проигрывают конфликт между вьетнамскими националистами и французскими колонистами, и с клиентами из Северной Ирландии, в чьих семьях до сих пор борются между собой протестанты и католики.

Любой раз, в то время, когда мы имеем дело с противостоя-нием, клиентам нужно понять, что в их семье в той либо другой степени представлены обе стороны. Глубина конфликта зависит от того, так очень сильно одна из сторон подавляется, и как полно память о ней вытесняется из домашней истории. Воюющие стороны смогут прийти к подлинному согласию и обрести покой, лишь в случае если мы объединим их в собственном сердце. Оказать помощь нам в этом случае может маленькая медитация, предложенная Бертом Хеллингером Я воображаю ее тут в легко поменянном виде.

Сядьте комфортно, закройте глаза и представьте себе ваш домашний конфликт. Он может охватывать пара поколений.

Выясните двух родственников, каковые не обожают друг друга больше всего, и взглянуть на них: сперва на одного, позже на другого.

Отметьте, появляются ли у вас какие-либо эмоции либо мысли в тот момент, в то время, когда вы занимаете чью-то сторону. Не спеша, найдите в собственном сердце место для обоих родственников, в особенности для того, кто воображает нацию либо религиозную группу, которую вам особенно тяжело принять, которую вы осуждаете.

Сейчас представьте, как обе стороны видятся в вашем сердце и становятся одним целым.

Хеллингер понял, что диагноз шизофрении значительно чаще связан с фактом убийства, имевшим место в домашней совокупности. Больному приходится воображать собой сходу обе стороны: и убийцу, и жертву, переходя от одной идентификации к второй. Дабы исцелить обстановку, нужно найти и признать факт убийства Это окажет помощь клиенту прекратить идентифицироваться и разрешит обеим сторонам встретиться между собой.

Затем ВИДЕО ВЫ Ни при каких обстоятельствах НЕ ЗАХОТИТЕ ИГРАТЬСЯ В СТОЛКНОВЕНИЕ БРАВЛ СТАРС!


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: