Не потустороннее — не все ли это равно? я хочу есть.

И она потащила за руку мастера к столу.

— Я не уверен, что эта еда не провалится на данный момент через почву либо не

Улетит в окно, — ответил тот, совсем успокоившись.

— Она не улетит!

И в данный самый момент в оконце послышался носовой голос:

— Мир вам.

Мастер содрогнулся, а привыкшая уже к неординарному Маргарита

вскричала:

— Да это Азазелло! Ах, как это мило, как это прекрасно! — и, шепнув

мастеру: — Вот видишь, видишь, нас не оставляют! — ринулась открывать.

— Ты хоть запахнись, — крикнул ей вслед мастер.

— Плевала я на это, — ответила Маргарита уже из коридорчика.

И вот уже Азазелло раскланивался, здоровался с мастером, блистал ему

своим кривым глазом, а Маргарита восклицала:

— Ах, как я счастлива! Я ни при каких обстоятельствах не была так счастлива в жизни! Но простите,

Азазелло, что я обнажённая!

Азазелло просил не тревожиться, уверял, что он видел не только обнажённых

Дам, но кроме того дам с начисто содранной кожей, с радостью подсел к столу,

Предварительно поставив в угол у печки какой-то сверток в чёрной парче.

Маргарита налила Азазелло коньяку, и он с радостью выпил его. Мастер, не

Спуская с него глаз, иногда под столом тихо щипал себе кисть левой

Руки. Но щипки эти не помогали. Азазелло не растворялся в воздухе, да,

Сообщить по правде, в этом не было никакой необходимости. Ничего ужасного в

Рыжеватом невысокого роста человеке не было, разве лишь вот глаз с

Бельмом, но так как это бывает и без всякого колдовства, разве что одежда не

Совсем обычная — какая-то ряса либо плащ, — опять-таки, в случае если строго

Вдуматься, и это попадается. Коньяк он также умело выпивал, как и все хорошие

Люди, целыми стопками и не закусывая. От этого самого коньяку у мастера

зашумело в голове, и он начал думать:

Нет, Маргарита права! Само собой разумеется, передо мной сидит посланник сатаны.

Так как я же сам не потом как ночью позавчера обосновывал Ивану о том, что тот

Встретил на Патриарших как раз сатану, а сейчас почему-то испугался данной

Мысли и начал что-то болтать о галлюцинациях и гипнотизёрах. Какие конкретно тут к

линии гипнотизеры!

Он начал присматриваться к Азазелло и убедился в том, что в глазах у

Того показывается что-то принужденное, какая-то идея, которую тот до поры до

времени не выкладывает. Он не просто с визитом, а показался он с каким-то

поручением, — думал мастер.

Наблюдательность его ему не поменяла.

Выпив третью стопку коньяку, что на Азазелло не создавал никакого

действия, визитер заговорил так:

— А комфортный подвальчик, линия меня забери! Один лишь вопрос появляется,

Чего в нем делать, в этом подвальчике?

— Про то же самое я и говорю, — захохотав, ответил мастер.

— Для чего вы меня тревожите, Азазелло? — задала вопрос Маргарита, —

как-нибудь!

— Что вы, что вы, — вскричал Азазелло, — я и в мыслях не имел вас

тревожить. Я и сам говорю — как-нибудь. Да! Чуть не забыл, мессир передавал

Вам здравствуй, и приказал заявить, что приглашает вас сделать с ним

Маленькую прогулку, в случае если, само собой разумеется, вы захотите. Так что же вы на это

Сообщите?

Маргарита под столом толкнула ногою мастера.

— С громадным наслаждением, — ответил мастер, изучая Азазелло, а тот

продолжал:

— Мы сохраняем надежду, что и Маргарита Николаевна не откажется от этого?

— Я-то уж возможно не откажусь, — сообщила Маргарита, и снова ее нога

Проехалась по ноге мастера.

— Прекраснейшая вещь! — вскрикнул Азазелло, — вот это я обожаю.

Раз-два и готово! Не то, что тогда в Александровском саду.

— Ах, не напоминайте мне, Азазелло! Я была глупа тогда. Да, но,

Меня и запрещено строго винить за это — так как не каждый же сутки видишься с

нечистой силой!

— Еще бы, — подтверждал Азазелло, — если бы ежедневно, это было бы

приятно!

— Мне и самой нравится быстрота, — сказала Маргарита возбужденно, —

нравится нагота и быстрота. Как из маузера — раз! Ах, как он стреляет, —

Вскричала Маргарита, обращаясь к мастеру, — семерка под подушкой, и любое

Очко… — Маргарита начинала пьянеть, отчего глаза у нее разгорелись.

— И опять-таки забыл, — прокричал Азазелло, хлопнув себя по лбу, —

Совсем замотался. Так как мессир отправил вам презент, — тут он отнесся как раз

К мастеру, — бутылку вина. Прошу подметить, что это то самое вино, которое

Выпивал прокуратор Иудеи. Фалернское вино.

В полной мере конечно, что такая уникальность вызвала большое внимание и

мастера и Маргариты. Азазелло извлек из куска чёрной гробовой парчи

Совсем заплесневевший кувшин. Вино нюхали, налили в чашки, смотрели

Через него на исчезающий перед грозою свет в окне. Видели, как все

Окрашивается в цвет крови.

— Здоровье Воланда! — вскрикнула Маргарита, поднимая собственный стакан.

Все трое приложились к чашкам и сделали по громадному глотку. В тот же час

Предгрозовой свет начал меркнуть в глазах у мастера, дыхание у него

Неизменно желаю имеется! 7 ВИДОВ ГОЛОДА | Переедание


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: