Некоторые сущностные особенности взаимопонимания

Разные мысли подсказывают, что согласие не имеет возможности заключаться в измеримой степени единогласия людей по поводу определенных тем. Кроме того если бы обширность и число тем были ограничены, а каждая практическая сложность оценивания — преодолима, представление о том, что мы имеем дело со степенью единогласия, все равно было бы принципиально неправильным. Это возможно показать на следующем примере.

Студентов попросили информировать об простых беседах, записывая на левой стороне страницы то, что участники этих бесед реально говорили, а на правой — то, как они и их партнеры осознавали, о чем они говорили. Один из студентов сказал о следующем обмене репликами между ним и его женой.

Супруг: Дана сейчас смог кинуть пенни в паркометр без подсаживания. Сейчас днем, в то время, когда я вез Дану, отечественного четырехлетнего сына, из детского сада к себе, он смог дотянуться и кинуть пенни в паркометр, в то время, когда мы остановились в зоне платной парковки, не смотря на то, что раньше мне постоянно приходилось его подсаживать, дабы он имел возможность дотянуться до в том направлении.
Супруга: Ты заезжал с ним в музыкальный магазин? Раз он опустил пенни в паркометр, значит ты останавливался, в то время, когда он уже был с тобой. Я знаю, что ты был в музыкальном магазине или по пути за ним, или на обратной дороге. Это было на обратной дороге, в то время, когда он уже был с тобой, либо ты останавливался в том месте по пути за ним, а на обратной дороге посмотрел куда-то еще?
Супруг: Нет, в ремонт обуви. Нет, я заехал в музыкальный магазин по пути за ним, а на обратной дороге, в то время, когда он уже был со мной, я посмотрел в ремонт обуви.
Супруга: Для чего? Я знаю одну обстоятельство, по которой ты имел возможность заехать в ремонт обуви. Что тебе в том месте в действительности пригодилось?
Супруг: Приобрел себе новые шнурки для ботинок. Как ты не забываешь, пару дней назад у меня порвался шнурок на одном из моих коричневых оксфордов, исходя из этого я заехал приобрести новые шнурки.
Супруга: Нужно бы заменить каблуки на твоих мокасинах. Я поразмыслила, что ты имел возможность бы сделать кое-что еще. Ты имел возможность бы отнести в том направлении собственные тёмные мокасины, у которых совсем износились каблуки. Тебе бы стоило поторопиться с этим.

Анализ этого обмена репликами обнаруживает следующее. а) Очень многое из того, о чем, как было ясно партнерам, они говорили, не произносилось вслух. б) Очень многое из того, что осознавали партнеры, понималось исходя не только из того, что реально говорилось, но и того, что оставалось невысказанным. в) Очень многое понималось благодаря слежению за темпоральным рядом высказываний как документальных свидетельств развития беседы, а не цепочек слов. г) То, что было ясно обоим партнерам, понималось лишь на протяжении и при помощи осуществления работы понимания, заключавшейся в рассмотрении актуального лингвистического события в качестве «документально свидетельствующего о», «показывающего на», выступающего от имени основообразующего паттерна вещей, каковые любой из собеседников уже вычислял вещами, о которых он имел возможность сказать второму в собственных высказываниях. Данный основообразующий паттерн не только извлекался из потока личных документальных свидетельств, но и документальные свидетельства, со своей стороны, интерпретировались исходя из «того, что известно» и возможно ожидаемо определить обосновообразующих паттернах[4]. паттерн и Документальные свидетельства взаимно уточняли друг друга. д) Смотря за высказываниями как за событиями-в-беседе, любой из участников учитывал перспективы и биографию текущего сотрудничества, каковые он применял и приписывал второму в качестве неспециализированной выражения и схемы интерпретации. е) Любой ожидал, пока будет сообщено что-нибудь еще, чтобы выяснить, о чем говорилось до сих пор, и, наверное, был склонен ожидать.

Согласие имело возможность бы заключаться в измеримой степени единогласия, если бы согласие заключалось в событиях, скоординированных с последовательными положениями стрелок часов, т. е.в событиях в стандартном времени. Вышеприведенные результаты, разрешающие разглядывать этот обмен репликами в качестве событий-в-беседе, говорят о необходимости введения по крайней мере еще одного временного параметра: конститутивной роли времени в отношении «предмета беседы» как разворачивающегося и развернувшегося события на протяжении деятельности его производства, как в один момент продукта и процесса, о котором оба участника знают изнутри этого разворачивания, любой сам за себя, и от лица другого.

Приведенный обмен репликами обнаруживает и ряд других изюминок. 1) Многие из его выражений таковы, что слушающий не может осознать их суть, если он не знает либо не догадывается о биографии и целях говорящего, об событиях высказывания, о прошлом ходе беседы либо о конкретном отношении актуального либо потенциального сотрудничества, существующем между говорящим и слушающим. Суть этих выражений не остается тем же самым при трансформации событий их потребления. 2) События, о которых шла обращение, были своеобразны неизвестными. Они не только не содержат четко ограниченного комплекта вероятных показателей, но и как обрисовываемые события включают в качестве собственных сущностно предполагаемых и разрешённых линия сопутствующую «кайму» показателей, открытую в том, что касается внутренних связей, связей с другими событиями и связей с ретроспективными и проспективными возможностями. 3) Дабы высказывание было осмысленным, при его произнесении любой из собеседников, будучи слушателем как собственных собственных, так и чужих слов, обязан предполагать в любой текущий момент осуществленияобмена репликам, что нынешнюю значимость ранеесказанного возможно прояснить, подождав, что будет сообщено потом им самим либо его партнером. Исходя из этого многие выражения имели возможность поступательно осмысляться и осмыслялись в будущем ходе беседы.4) Вряд ли стоит напоминать, что суть выражений зависел от их места в серийном порядке, от экспрессивных качеств входящих в них слов и от важности обрисовываемых событий для собеседников.

Эти свойства согласия отличаются от тех линия, каковые оно имело бы, если бы мы пренебрегали его темпоральной конституированностью и разглядывали их, вместо этого, как совокупность закодированных записей на магнитном барабане, содержащих законченный комплект других значений, среди которых обязан совершаться выбор в заблаговременно определенных условиях, предписывающих, каким из последовательности других способов направляться осознавать обстановку при необходимости принятия ответа. Эти вторые особенности представляют собой свойства строгого рационального дискурса, идеализированные в правилах, определяющих адекватное логическое подтверждение.

Дабы осуществлять собственные повседневные дела, люди не разрешают друг другу осознавать, «о чем они в действительности говорят», подобным образом. Ожидание, что люди осознают позже; окказиональность выражений; своеобразная неопределенность референций; ретроспективно-перспективный суть текущего события; ожидание того, что будет дальше, с целью прояснениятого, что имелось в виду раньше, — таковы разрешённые особенности обыденного дискурса. Эти особенности образуют фон видимых, но не подмечаемых линия обыденного дискурса, благодаря которому актуальные высказывания опознаются как события простого, разумного, понятного, честного беседы. Люди требуют эти качества дискурса в качестве условий получения для себя и признания за вторыми права претендовать на то, что они знают, о чем говорят, и что их высказывания понятны и должны пониматься. Одним словом, их видимое, но не подмечаемое присутствие употребляется для признания за людьми права осуществлять собственные простые разговорные практики без необходимости вмешательства. Каждые отклонения от для того чтобы метода их потребления приводят к незамедлительным попыткам вернуть верное положение дел.

Разрешённый темперамент этих особенностей возможно показать на следующем примере. Студенты взяли задание вовлечь кого-нибудь из собственных привычных либо друзей в простой беседу и, ничем не показывая, что экспериментатор молит о чем-то необычном, настаивать, дабы данный человек прояснил суть собственных проходных высказываний. Двадцать три студента сказали о двадцати пяти случаях таких сотрудничеств. Ниже приведены обычные выдержки из их отчетов.

СЛУЧАЙ 1

Испытуемая говорила экспериментатору, участнику одного с ней автомобильного пула, что за сутки до этого, в то время, когда она ехала на работу, у нее спустило колесо.

(И) У меня спустило колесо.

(Э) Что означает спустило колесо?

На мгновение она утратила дар речи. Позже враждебно ответила: «Что означает „что означает“? Спустило колесо — это спустило колесо. Вот это что может значить. Ничего сверхъестественного. Что за дурной вопрос!»

СЛУЧАЙ 2

(И) Здравствуй, Рэй! Как твоя подружка себя ощущает?

(Э) Что означает «как она себя ощущает»? Ты имеешь в виду физически либо психологически?

(И) Я имею в виду — как она себя ощущает. Что это с тобой? (Он смотрелся обиженным.)

(Э) Ничего. Легко растолкуй попонятнее, что ты имеешь в виду.

(И) Проехали. Как в том месте твое поступление в медицинский?

(Э) Что означает «как оно»?

(И) Ты знаешь, это что может значить.

(Э) Я вправду не знаю.

(И) Да что с тобой? Ты не заболел?

СЛУЧАЙ 3

«В пятницу вечером мы с мужем наблюдали телевизор. Супруг заявил, что устал. Я задала вопрос: „Как ты устал? Физически, психологически либо тебе легко скучно?“»

(И) Не знаю, думаю, по большей части физически.

(Э) Ты имеешь в виду, что у тебя ноют мускулы либо кости?

(И) Да, возможно. Не будь таковой дотошной.

(По окончании того, как он еще взглянул телевизор.)

(И) Во всех этих ветхих фильмах одинаковая ветхая металлическая кровать.

(Э) Что ты имеешь в виду? Ты имеешь в виду все ветхие фильмы, либо кое-какие, либо лишь те, каковые наблюдал сам?

(И) Что с тобой? Ты же знаешь, что я имею в виду.

(Э) Я желаю, дабы ты уточнил.

(И) Ты замечательно знаешь, что я имею в виду! Отстань от меня!

СЛУЧАЙ 4

На протяжении беседы (со своей невестой) экспериментатор задавал вопросы о значении разных слов, применяемых испытуемой…

«Первые полторы 60 секунд испытуемая отвечала на вопросы, как словно бы они в полной мере закономерны. Позже она задала вопрос: „Для чего ты задаешь мне такие вопросы?“ и дальше повторяла это два-три раза по окончании каждого нового вопроса. Она начала нервничать и нервничать, выражение ее движения и лица рук… стали неконтролируемыми. Она казалась смущенной и пожаловалась, что я заставляю ее нервничать, потребовав„прекратить это“…Испытуемая забрала издание и закрылась им от меня. Позже положила издание и сделала вид, что поглощена им. В то время, когда я задал вопрос, из-за чего она наблюдает в издание, она поджала губы и отказалась дальше говорить».

СЛУЧАЙ 5

Мой дорогой друг сообщил мне: «Поскорее, в противном случае опоздаем». Я задал вопрос его, что он имеет в виду под «опоздаем» и с какой точки зрения об этом принципиально важно упомянуть. На его лице отобразилось скептицизм и недоумение: «Чего ты задаешь мне дурные вопросы? Очевидно, мне не нужно растолковывать то, что я сообщил. Что с тобой сейчас? Из-за чего я обязан начать разбирать эту фразу? Всем ясно, что я говорю, и ты не должен быть исключением!».

СЛУЧАЙ 6

Жертва приветливо помахала рукой.

(И) Ты как?

(Э) «Я как» в плане чего? Моего здоровья, моих финансов, моей учебы, моего размещение духа, моего..?

(И) (Покраснев и неожиданно выйдя из себя.) Слушай! Я быть вежливым. По правде, мне совсем плевать, как ты.

СЛУЧАЙ 7

Я говорил с втором о человеке, чье гордость нас злило. Мой дорогой друг выразил собственный чувство.

(И) Меня от него тошнит.

(Э) Не имел возможности бы ты растолковать, что с твоим здоровьем, почему тебя тошнит?

(И) Ты смеешься нужно мной? Ты знаешь, что я имею в виду.

(Э) Прошу вас, растолкуй, что у тебя за недомогание.

(И) (Он выслушал меня с озадаченным видом.) Что на тебя отыскало? Мы с тобой ни при каких обстоятельствах так не говорим.

10 комнатных растений, каковые принесут ЛЮБОВЬ в ваш дом


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: