Необходимость психотерапевтического консультирования для семьи

Lesley Мах (1985), новозеландская журналистка, мать и писательница ребенка с умственной отсталостью, пишет: «У своих родителей умственно отсталых детей нет потребности, чаще и посильнее высказываемой, чем потребность выговориться, взять консультацию, с умелым, опытным и сочувствующим человеком» (с. 252). Потом она перечисляет кое-какие факторы, обусловливающие важность и необходимость психотерапевтического консультирования:

1. Цифры, которые связаны с послеродовой депрессией матерей в популяции в целом, поддерживают вывод, что роды — кроме того в случае если речь не идет об инвалидности — это довольно часто период эмоционального смятения.

2. Рождение ребенка с нарушением интеллекта способно вызвать либо усилить распад семьи. Неформальные опросы семей с детьми с нарушениями развития показывают частоту разрывов и трений, заслуживающую тщательного изучения и, в будущем, поиска действенных способов вмешательства.

3. Дедушки и бабушки смогут оказывать родителям ребенка с нарушениями развития неоценимую помощь; но может произойти и без того, что рождение ребенка с нарушением интеллекта послужит обстоятельством полного разрыва взаимоотношений между поколениями. Потому, что дальние родственники и соседи в большинстве случаев не рассматриваются как источники эмоциональной либо практической помощи, имеет суть уменьшить сближение с ребенком для бабушек и дедушек, довольно часто подавленных стыдом и страхом, связанным с распространенными предрассудками. 4. Современные концепции заботы о детях с нарушениями интеллекта жестко связаны с понятием о нормально функционирующей семье; но пренебрежение экспертов к участникам семьи нигде не проявляется так ярко, как при с сёстрами и братьями (с. 252-253).

В данной книге мы без конца говорим о проблемах, с которыми сталкивается семья особенного ребенка, не смотря на то, что и признаем, что многие семьи превосходно адаптируются к собственному положению. Мы уже говорили о том, как каждое большое событие в жизни одного из участников семьи эхом отдается во всей семье, что заставляет нас подчеркивать мудрость и глубину системного подхода. Семье приходится согласиться со своей судьбой — крахом и крушением надежд жизненных целей. В зависимости от степени и вида нарушений у ребенка его свойство достигнуть независимости возможно ограничена — и, так, присутствие ребенка может нарушать «обычный» жизненный цикл семьи.

Члены семьи испытывают разнообразные и противоречивые эмоции: ненависть и любовь, радость и горе, уныние и восторг. Помимо этого, сотрудничество со сложной и неудобной совокупностью предоставления одолжений довольно часто вызывает у них чувство вины, гнев и досаду (Upshur, 1991). Они испытывают беспокойство о будущем: какое образование сможет взять их ребенок, чем сможет заниматься, достигнет ли самостоятельности? В дополнение ко всему этому семье приходится сталкиваться со стигмой в опытном, школьном, социальном и публичном контекстах.

Для некоторых своих родителей значительной проблемой может стать дефицит денег. Лекарства, особенное оборудование, физическая терапия, речевая терапия, визита доктора и, быть может, консультации психотерапевта — все это требует денег. Тяжелые денежные неприятности сами по себе способны подвергнуть домашнюю совокупность огромному напряжению (см. главу 3).

S.L. Harris (1983) обсуждает еще одну проблему, с которой сталкиваются многие семьи, — необходимость принять диагноз. Довольно часто семьи, не удовлетворившись диагнозом одного доктора, ищут второе, третье, четвертое вывод; к этому направляться относиться нормально и, в некоторых случаях, кроме того поощрять. Но при наличии чувства и отрицания вины это может превратиться в нескончаемые походы по докторам в отыскивании «исцеления».

Еще одна неприятность, с которой семья сталкивается со временем, в то время, когда состояние ребенка стабилизируется, — эмоциональное истощение. Надежда на излечение либо большое улучшение угасает; родители начинают осознавать, что нарушения ребенка останутся с ним на всегда. Сейчас участникам семьи нужно не только трудиться, обучаться, обнаружить время для досуга и отдыха, но и удовлетворять всевозрастающие потребности больного ребенка. В то время, когда все эти задачи истощат ресурсы семьи, появляются симптомы эмоционального истощения, угрожающие подорвать свойство семьи к полноценной судьбе.

Утомление, в соответствии с S.L. Harris, связано с эмоциональным истощением и имеет собственной обстоятельством множество задач, каковые приходится делать родителям, — кормление, неприятности с туалетом, неприятности с деструктивным поведением ребенка и т.п. Утомленные и эмоционально истощенные члены семьи нуждаются в помощи экспертов, талантливых оказать помощь им проанализировать пути улучшения и потребности ребёнка текущего состояния домашних дел. Помимо этого, эксперты смогут оказать помощь семьям в получении ресурсов, талантливых снизить напряжение, — к примеру, отыскать приходящую няню.

S.L. Harris (1983) показывает, что семьям нужно знать, где они смогут отыскать помощь экспертов:

Один из источников досады родителей и частого разочарования — это неприятность поиска одолжений экспертов для их ребенка. Отыскать педиатра, невропатолога, стоматолога, окулиста, других специалистов и отоларинголога, каковые знают собственный дело, знают особенные потребности ребенка с задержкой развития и готовы общаться с родителями без спешки и торопливости, — задача практически невыполнимая (с. 83).

Дабы оказать помощь родителям отыскать профессионалов и учреждения, привычных с проблемами нарушений развития у детей, эксперт должен иметь под рукой перечень организаций и лиц, предоставляющих соответствующие услуги, дабы при необходимости передать его родителям.

Кое-какие члены семьи смогут мучиться клинической депрессией, другие — испытывать короткое уныние. Эксперт обязан оказать помощь родителям осознать, что нарушение — обычная реакция на тяжёлую обстановку. Но для участников семьи, испытывающих важную депрессию, возможно продемонстрирована психотерапия (и, быть может, кроме того медикаментозное лечение). Как мы уже отмечали, эксперт обязан мочь отличать важную клиническую депрессию от легкого и краткосрочного «плохого настроения» — и при необходимости принимать адекватные меры.

Другие эмоции, к примеру гнев и чувство вины, и другие неприятности — к примеру, разлад между супругами — кроме этого нуждаются во внимании экспертов (Harris S.L., 1983). Помимо этого, эксперты должны обращать внимание на неприятности вторых сестёр семьи — и членов братьев, дедушек и бабушек.

Rolland (1993) считает, что все семьи, имеющие дело с нарушениями развития либо хронической заболеванием, должны приобретать регулярные домашние консультации в качестве предупредительной меры. Такая консультация знакомит участников семьи с психосоциальным консультантом-участником команды медиков, готовым оказать помощь, готовит семью к психосоциальному стрессу как обычному и ожидаемому явлению, снижает чувство слабости, налаживает контакт между специалистами и членами семьи. Но кое-какие семьи смогут не ощущать необходимости в помощи для того чтобы рода — и в этом случае необходимо уважать их жажды.

Статистика домашних неприятностей в Российской Федерации и современные трансформации семей. Равиль Назыров.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: