Необычная жизнь рэймонда ли

В собственные пятнадцать Рэймонд Ли добился большего, чем многие люди за всю собственную жизнь. на данный момент он, возможно, как постоянно перечитывает томик Великого Гэтсби либо сидит на скамье в парке и думает о чем-то собственном, непонятном практически всем людей. Мы познакомились с ним, в то время, когда мне было двенадцать. не забываю, тот сутки был ненастным и облачным, быть может, кроме того шел ливень. Я сидел на качелях в саду отечественного дома – маленького белого строения с покосившемся крыльцом и заложенным кирпичом окном на втором этаже – и игрался в Gameboy. Внезапно до моих ушей донеслось, как кто-то крутит педали велосипеда. Скольжение по мокрому асфальту и грохот. За забором я услышал такую привычную ругань Ника. Отложив Gameboy, я побежал к калитке и снял замок.

— Рональд! Рад тебя видеть! – весело поприветствовал меня Ник, оттирая грязь со штанины штанов.

— Ник, рад, что ты заехал. А из-за чего ты не дома? – спросил я.

— Ой, да что в том месте делать! Скукота… Родители на работе, брат на направлениях актерского мастерства. Поразмыслил, возможно хоть ты свободен.

— Тебе весьма повезло! Заходи.

Мы сели на лавочку под навесом и, играясь попеременно в Gameboy, наслаждались этим днем. Кроме того ливень решил нам не мешать, и ветер погнал облака на большом растоянии на север от отечественного города. Я был рад этому, по причине того, что сейчас у нас была возможность отправится куда-нибудь в второе место: к примеру, в парк либо в кинотеатр, дабы поиграть в “Безумного гонщика”.

Я вышел из под навеса,и мне на голову сразу же упала громадная капля воды. Мой дорогой друг, не обращая внимания на предупреждения о скользкой дороге, уселся на велосипед и не проехав и десяти метров упал. Он так и не принял, что в этом имеется лишь его вина: в этом целый Ник. Правда остаток пути мы оба прошли пешком, и лишь в парке он оседлал собственного металлического коня. Я шел, а Ник ехал под тенью деревьев, с листьев которых всегда срывались падали и капли, разбиваясь об асфальт либо о чье-нибудь плечо. Я поразмыслил, что они уже утратили последнюю надежду и лишь кое-какие пробуют уцепиться о чей-нибудь волос, но в итоге все разбиваются насмерть. Вот представьте: вы падаете с огромной высоты, летите вниз с огромной скоростью без каких-либо шансов на выживание и внезапно видите спасительный зеленый покачивающейся на ветру лист и, приземлившись на него вы вынуждены замечать, как много таких же как вы разбиваются об асфальт, а позже и вас скидывает с страницы коварный ветер… Ну как тут не утратить надежду? А ведь иные не теряют.

Мы присели на кованую скамью и наблюдали на иногда разбивающиеся капли воды. Вернее, я наблюдал. Ник сейчас говорил мне очередную историю об одной из школьных драк, в которой ему довелось учавствовать, но до меня доносились только отрывки его рассказа. Позже он заявил, что ему пора на тренировку по боксу, и мы простились. Идти к себе мне не хотелось, и потому я сидел на скамье. Неожиданно полил ливень, возможно, удалившийся дабы собрать новые силы и сбрасывать все больше обреченных на смерть голубых капель.

— Как они прекрасны! – донесся до меня юношеский голос, в то время, когда я уже собрался уходить. Я обернулся и заметил парня азиатской наружности и внушительного роста, облокотившегося о скамью, на которой я сидел и наблюдавшего на падающие с неба капли. – Рэймонд! – представился он. – Возможно присесть?

Я не знал, что ответить. В случае если четно, я ни при каких обстоятельствах не ладил с теми, кто старше либо выше меня. Мой рост был маленькой, а навыки и уверенность общения были еще меньше. Он не садился – по всей видимости ожидал.

— Садись, — наконец ответил я и он сел.

— Благодарю. Прекрасный день, не правда ли? – и он посмотрел мне в глаза. Его глаза были голубыми, излучавшими оптимизм. Позднее я осознал, что это глаза мечтателя. – Как тебя кличут?

— Рональд, — представился я.

Он продолжал беседу и в итоге мы разговорились. Стало известно, что он всего на год старше меня. Мы проболтали в парке больше часа: говорили мы обо всем, о футболе, о книгах, о картинах, о войнах. Так у меня появился новый знакомый. Но о Нике я не забыл: с ним так же, как и прежде было весьма интересно радоваться, но в то время, когда мне нужно было с кем-то поболтает, я приходил в парк, где практически в любое время сидел Рэймонд. Тогда я кроме того не знал, с кем говорю, а ведь он был совсем не простым ребёнком, но не буду забегать вперед.

Вот в один раз я пришел в парк, где как неизменно на скамье сидел Рэймонд. Он просматривал книгу “Всевышний, как иллюзия”. Встретившись со мной, он отложил ее в сторону и как неизменно мы обменялись с ним приветствиями, по окончании чего он уже в десятый либо кроме того пятидесятый раз назвал сутки красивым. Создавалось чувство, что для него не существует страшных либо хотя бы чуть-чуть нехороших дней. Позже я постарался начать разговор, но он непривычно грубо заявил, что все это не имеет значения. Мне раскрывался совсем новый Рэймонд: таковой, каким он был известен всему миру. По окончании он продолжительно мямлил и пробовал что-то сообщить. Я поторопил его.

— Осознаёшь, — начал он, — ты, возможно, совсем не знаешь кто я, но в действительности я… Не таковой как все. И… Э-э… В общем, мне нужна твоя помощь с одним делом.

— Каким делом? – задал вопрос я и пошутил. – Сохраняю надежду это не против закона?

— Нет-нет! – поторопился успокоить меня он, не осознав шутки, — Это благотворительная акция.

В случае если честно, я был удивлен. Ему же всего тринадцать! Какая акция.

— Прекрасно, — сам не зная, что делаю, ответил я. – В то время, когда?

— на следующий день.

Всю ночь я не имел возможности заснуть и думал о грядущей акции. Так что утром следующего дня я был сонным и не хорошо запомнил все происходящее.

Мы с Рэймондом договорились встретиться на основной площади города. В то время, когда я подошел, он уже стоял в том месте с картонкой, на которой красовалась надпись: “Сбор средств на помощь бесприютным”. Рэймонд заявил, что рад меня видеть и дал мне картонку. В то время, когда он это сделал, я заметил, что на толстовке у него стрелка и изображение бездомного в сторону меня. Под ногами же у нас стоял картонный ящик. Через некое время нам стали кидать деньги: один человек кроме того кинул пятьдесят долларов.

— И что, большое количество кидают? – с большим удивлением задал вопрос я у Рэймонда.

— Время от времени удается и пятьсот долларов за сутки собрать, — ответил он. – А вот в прошедший раз устроил с одноклассниками сбор одежды для бесприютных, более двадцати курток собрал и приблизительно столько же штанов, о шапках и перчатках по большому счету молчу!

Сутки подошел к концу, и мы пошли в магазин, где приобрели самой разнообразной еды.

— Сейчас куда? – задал вопрос я.

— А ты не догадываешься?

Мы шли по одной из ветхих улиц города и, внезапно Рэймонд свернул в один из переулков.

— Ну, что стоишь? Отправимся! – позвал он меня за собой и я отправился.

Мало пройдя, я заметил чёрные силуэты: человек пять-шесть. Они находились рядом со входом в подвал, а у стенку у них лежали картонки со ветхими одеялами. Среди них была и маленькая девочка, державшаяся за юбку матери. На лице ее показалась радостная ухмылка, стоило ей заметить Рэймонда. Он дал им пакеты с едой и те поблагодарили его.

— Видишь, — обратился он ко мне, — это все бесприютные, но все тут – лучшие люди. Большая часть ведет таковой образ судьбы не по собственной воле. Им нужна помощь каждого человека.

— И ты помогаешь лишь данной группе бесприютных? – задал вопрос я.

— Ну отчего же, — ответил Рэймонд, — отправимся я тебе кое-что покажу.

И простившись с бесприютными, мы вышли на основную улицу и направились по ней к громадному белокаменному строению – это была центральная библиотека города. В ней мы воспользовались ноутбуком, и Рэймонд зашел на Facebook и открыл какую-то группу. В ней состояло более трехсот тысяч людей, а именовалась она helpnet. Он растолковал, что эта несколько объединяет людей по всей Англии для помощи бесприютным и многодетным семьям.

— Она твоя? – задал вопрос я.

— Да, — нехотя согласился он, — но это ничего не означает, поскольку помогаем мы дружно.

Позднее я выяснил, что у Рэймонда нет собственного компьютера, по причине того, что он вычисляет его непозволительной роскошью. Звонит же он с простой клавишной Nokia. Тогда я еще не осознавал, что все это не имеет значения, а принципиально важно помогать вторым и делать мир лучше. Но Рэймонд, думается, знал эту несложную истину с самого рождения.

На следующий сутки он уехал, и я совершил целый сутки с Ником. Данный сутки не был похож на те многие дни, что я проводил с ним в те времена, в то время, когда еще не определил о деятельности Рэймонда. На первый взгляд все смотрелось полностью так же: мы носились по улицам, катались на ветхих качелях у оврага, время от времени Ник прыгал в лужи. Но я думал о бездомных, которых мне продемонстрировал Рэймонд и о его Helpnet. Я думаю, кроме того Нику было ясно, что мои мысли на данный момент где-то на большом растоянии и мне казалось, он кроме того знал, о чем я думаю и относился к этому с пониманием.

Через несколько дней температура опустилась ниже нуля. Я заболел и исходя из этого сидел дома, не выходя на улицу. Просматривая собственную новостную ленту, я заметил видео из группы Helpnet. На нем показывалось выступление моего товарища на интернациональном слете благотворительных организаций. Внезапно я заметил Рэймонда, идущего по улице, на которой стоял отечественный дом. Я мигом оделся и выбежал встречать его во двор.

— Здравствуй,- поприветствовал он меня.

— Здравствуй, — сообщил я и задал вопрос. – Что произошло?

— Бесприютные, — кратко ответил он и добавил. – Отправимся.

Не задавая вопросов, я отправился за ним. Мы прошли ветхую улицу и свернули в уже привычный мне переулок. Бесприютные лежали на собственных картонках, укрывшись рваными ветхими одеялами. Повнимательнее всмотревшись в эту картину я осознал, что не достаточно одного человека – той маленькой девочки, которая больше всех запомнилась мне в мой первый визит.

— А где?.. – начал я.

— В поликлинике, — не разрешил закончить мне вопрос Рэймонд. – Воспаление легких. Рональд, один из этих людей желал продемонстрировать нам место, где, согласно его точке зрения, они смогут укрыться зимний период, но для этого им необходимы материалы.

— Пускай ведет! – сообщил я, толком не очень сильно соображая.

Отечественным проводником стал большой и худощавый юноша лет шестнадцати. При его виде мне стало самую малость не по себе: нет-нет, он смотрелся не столь плохо, как вы имели возможность поразмыслить, легко он был таким высоким. Мы приобрели юноше билет на трамвай и отправились за город. В то время, когда мы вошли с автобус, я ахнул от удивления: над отечественными головами возвышались кирпичные трубы ветхого завода. Когда-то один данный завод снабжал работу половине муниципальных обитателей, но с того времени прошло большое количество времени, и по сей день данный ветеран промышленной революции стоял и взирал с бугра на показывавшийся в дали город.

Через дырку в стенке мы прошли вовнутрь завода, в частности в один из его бессчётных цехов. В том месте было мрачно, а через дыру довольно часто дул ветер, но все же температура в нем была значительно комфортнее, чем на улице.

Рэймонд пристально осмотрел место и вынес вердикт:

— Сойдет! Скажи, что вам нужно.

Юноша начал перечислять. До меня доносились только кое-какие слова: паллеты, гвозди, ткань, маленькие колеса… Рэймонд заявил, что им кроме этого нужен утеплитель, но юноша продолжительно не принимал этого предложения, утверждая, что тот итак для них много сделал. Мой товарищ все же настоял на своем. В очередной раз я поймал себя на мысли, что совсем не осознаю этого человека – Рэймонда Ли.

— Прекрасно, я дотянусь все, что нужно. Не так долго осталось ждать вы получите первый готовый дом. А какое количество всего нужно?

— Три хватит, — ответил юноша, очень сильно удивленный тем, что они возьмут всецело готовые домики.

Уже спустя семь дней Рэймонд попросил меня оказать помощь привезти первый домик на место. Прибыв к его дому, я понял, что во дворе скромного одноэтажного дома его семьи стоит ветхий пикап, в багажник которого уже уложен и закреплен канатами домик – маленькое строение размером приблизительно три на два метра. Рэймонд сделал его из ветхих паллет, пространство между которыми он забил утеплителем. Снаружи он обтянул домик тканью.

Из дома вышел усатый полный мужчина лет сорока. Как мне тогда было известно, он приходился Рэймонду отцом и не осознавал собственного сына. При любых моих попытках определить о нем больше, мой дорогой друг увиливал от ответа.

— О, ты и имеется Рональд? – задал вопрос он у меня. Я ответил, что да и он пригласил меня пройти на диван, побеседовать

В дом был еще скромнее, чем снаружи, гостиная, где и стоял диван, не являлась исключением. Мужчина плюхнулся на диван и пригласил меня присесть на находившийся наоборот стул.

— Значит вы с Рэймондом приятели? – задал вопрос он меня и я ответил, что да. – Хм, Примечательно, что он смог отыскать себе приятеля… Он так как… таковой необычный. В случае если честно, я и сам не очень сильно его осознаю.

Мне хотелось заявить, что и я его не осознаю, но я почему-то не сделал этого. Позже мужчина начал рассказывать о детстве Рэймонда и о его школьных днях.

— Все началось с того, что Рэймонд затеял расширить ассортимент в школьной столовой. Ему тогда было одиннадцать и его раздражало, что в столовой нет вегетарианской еды и по большому счету мало фруктов и овощей. не забываю, он тогда собрал группу, в которую входили и старшеклассники, и мало его сверстников. Тогда они устроили бунт у кабинета директора, и в первоначальный раз у них ничего не вышло, а Рэймонду растолковали, что устраивать протесты в школе не разрещаеться. Конечно, он не сдался и через год они повторили протест, но уже с тридцатью людьми. В итоге, об этом прознали на телевидении и сняли сюжет, а муниципалитет выделил деньги на расширение ассортимента блюд в столовой.

— Ну что вы в том месте сидите? – донесся до нас крик Рэймонда. – Идите ко мне.

— Не осознаю я его… — в очередной раз сообщил мужчина.

Мы направились к выходу из дома.

Пикап мистера Ли катил по низким буграм, раскинувшимся за городом. Небо затянули облака, каковые так и грозились обрушить на планету ливневой дождь.

Мы доехали до строения ветхого завода и общими усилиями сгрузили домик. Дальше мы катили его, надеясь лишь на людскую силу. В завода уже собралась несколько бесприютных, каковые помогли нам поставить домик на место.

Спустя семь дней мы привезли еще один, а позже – следующий. Возможно заявить, что мы еле вписались в сроки, по причине того, что совсем не так долго осталось ждать выпал первый снег.

Скоро ту мелкую девочку выписали из поликлиники, и она возвратилась к бесприютным и вместе с ними удачно пережила зиму. направляться только подчернуть, что к следующей зиме Рэймонд собрал деньги, и еще у одной группы бесприютных показалось собственный собственное жилье, а он и дальше бесплатно помогал бесприютным и малоимущим.

на данный момент, в то время, когда я в собственные четырнадцать лет пишу это, Рэймонд уже управляет фермерское хозяйство площадью более двухсот гектаров, продукты с которого бесплатно отдаются нуждающимся. Я же – несложный мальчик Рональд – так и не смог до конца осознать этого необычного человека – Рэймонда Ли.

ЧТО ВАС Ожидает По окончании СМЕРТИ Спасённый светом Эзотерика


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: