Нерегрессивные предчувствия

Давайте отыщем в памяти ветхую привычную:

Джули оканчивает университет штата. Она бегло просматривала в четыре года. Какой у нее средний балл?

Люди, привычные с американской совокупностью образования, скоро выдают число, обычно близкое к 3,7 либо 3,8. Как это происходит? Через пара операций Совокупности 1.

• Ищется каузальная связь между исходными данными (умением Джули просматривать) и целью прогноза (средним баллом). Сообщение возможно непрямой. В этом случае и раннее умение просматривать, и большой средний балл отражают хорошие свойства, соответственно, обязана существовать какая-то сообщение. Вы (другими словами ваша Совокупность 2), вероятнее, посчитаете неважной данные о том, что Джули победила соревнования рыболовов-любителей либо удачно занималась тяжелой атлетикой в старших классах. Процесс, по сути, дихотомический: возможно отбросить то, что заведомо неверно либо не имеет значение, но Совокупность 1 не может принимать к сведенью более небольшие недочёты данных. В следствии интуитивные предсказания практически совсем не учитывают настоящие предвещающие особенности информации. В случае если отыскана сообщение, как при с ранним чтением Джули, срабатывает прин цип «что ты видишь, то и имеется»: ассоциативная память скоро и машинально образовывает наилучшую вероятную при имеющейся информации историю.
• После этого эти оцениваются по отношению к соответствующей норме. Как необычно для четырехлетнего ребенка беглое чтение? Какая относительная позиция соответствует такому достижению? Ребенка сравнивают с некоей группой (мы именуем ее референтной), которая кроме этого не в полной мере выяснена, но в простой речи так и не редкость – в случае если выпускника колледжа обрисовывают как «достаточно умного», вам редко приходится задавать вопросы: «Какую референтную группу вы имеете в виду, говоря „достаточно умный“?»
• Потом происходит соразмерение и подстановка интенсивности. Вместо ответа на вопрос о среднем балле в колледже подставляется оценка ненадежных свидетельств детских когнитивных свойств. В процентном выражении Джули возьмёт одинаковый итог и за средний балл, и за успехи по чтению в раннем возрасте.
• В вопросе оговаривалось, что ответ направляться представить по шкале среднего балла, другими словами требуется еще одно воздействие по сопоставлению интенсивности неспециализированного впечатления от учебных достижений Джули со средним баллом в колледже, подходящим к доказательствам ее таланта. Последний ход – перевод впечатления об относительном положении Джули по успеваемости в соответствующий средний балл.

Сопоставление интенсивности рождает так же крайние предсказания, как и данные, на которых они основаны, и ведет к тому, что люди дают одинаковые ответы на два совсем различных вопроса:

Каков процентильный балл Джули по раннему чтению?
Каков процентильный балл Джули по среднему баллу?

на данный момент вы легко выясните все эти действия как функцию Совокупности 1. Я перечислил их тут по порядку, но, очевидно, распространение активации в ассоциативной памяти происходит по-второму. Представьте, что процесс изначально запускается вопросом и информацией, сам себя подпитывает и в конечном счете останавливается на самом когерентном из вероятных ответов.
в один раз мы с Амосом внесли предложение участникам отечественного изучения оценить описания восьми первокурсников колледжа, якобы составленные консультантом-психологом на основании собеседований, совершённых при зачислении. В каждом описании было пять прилагательных, как в этом примере:

умный, уверенный в себе, начитанный, прилежный, любознательный

Некоторых участников просили ответить на два вопроса:

Что вы думаете об их свойствах к учебе, исходя из этого описания?
Какой процент описаний первокурсников, по вашему точке зрения, произвел бы на вас большее чувство?

Вопросы требуют оценить эти, сравнивая эти описания с вашими нормами описаний студентов, составляемых психологами. Само существование таких норм страно. Вы точно не понимаете, как вы их купили, но достаточно четко ощущаете уровень энтузиазма в этом описании: психолог уверен в том, что студент оптимален, но не потрясающе оптимален. Возможно употребить более сильные прилагательные, чем «умный» (к примеру, выдающийся, творческий), «начитанный» (ученый, эрудированный, страно опытный) и «прилежный» (увлеченный, склонный к перфекционизму). Вердикт следующий: весьма возможно, что обрисовываемый студент входит в 15 % лучших, но вряд ли входит в 3 % самых-самых. В таких оценках отмечается необычное единодушие – по крайней мере, в одной культуры.
Вторым участникам отечественного опыта задавали другие вопросы:

По вашему точке зрения, какой средний балл возьмёт данный студент?
Каков процент первокурсников, каковые возьмут более большой средний балл?

Между этими парами вопросов существует трудноуловимая отличие. Она обязана бы быть очевидной, но это не верно. В первой паре требуется оценить эти, а во второй большое количество неопределенности. Вопрос касается настоящих результатов в конце первого курса. Что произошло за год, прошедший со времени собеседования? Как совершенно верно возможно угадать настоящие успехи студента на первом курсе колледжа по пяти прилагательным? Способен ли психолог совсем совершенно верно угадать средний балл по итогам собеседования?
Цель отечественного изучения заключалась в том, дабы сравнить процентильные оценки испытуемых, в одном случае сделанные По сведеньям, которыми мы сейчас рассполагаем,, а в другом – при предсказании конечного результата. Итоги подвести легко: оценки были аналогичны. Не смотря на то, что пары вопросов различаются (одни – про описание, другие – про будущие результаты), участники принимают их как однообразные. Как и при с Джули, предсказание будущего не отличается от оценки имеющихся данных, оно ей соответствует. Это лучшее из имеющихся у нас свидетельств роли подстановки. Испытуемых молят о предсказан ии, но они подставляют вместо него оценку данных, не подмечая, что отвечают на вопрос, хороший от заданного. Таковой процесс гарантированно ведет к получению систематически искаженных предсказаний, каковые совсем не учитывают регрессию к среднему.
На протяжении работы в Израильской армии я некое время провел в подразделении, где отбор кандидатов в офицеры проводился на основании полевых испытаний и серии собеседований. Критерием успешного предсказания считалась оценка курсанта при выпуске из школы офицеров. Надежность рейтингов была низкой (об этом я поведаю подробнее в следующей части книги). Подразделение существовало и тогда, в то время, когда я уже получил степень доктора наук и вместе с Амосом изучал интуитивные оценочные суждения. Связи с подразделением у меня сохранились, и я попросил руководство, дабы, в дополнение к своим простым оценкам кандидатов, они попытались угадать, какую оценку любой из будущих курсантов возьмёт в школе офицеров. Мы изучили несколь ко сотен таких предсказаний. Офицерам, делавшим предсказания, была известна «буквенная» совокупность оценки, используемая к курсантам школы, и примерное соотношение оценок «A», «B» и без того потом. Стало известно, что относительная частота «A» и «B» в предсказаниях была практически аналогична их частоте в последних оценках школы.
Это – подстановки и убедительный пример, и сопоставления интенсивности. Офицеры, дававшие предсказания, полностью не смогли различить две задачи:

• привычное задание – оценка того, как кандидаты функционируют в подразделении;
• задание, которое дал им я, другими словами предсказание будущей оценки кандидата в школе.

Начальники подразделения перевели собственные оценки в шкалу, применяемую в школе офицеров, посредством сопоставления интенсивности. И снова неспособность совладать с (значительной) неопределенностью собственных предсказаний стала причиной тому, что их прогнозы были совсем нерегрессивным и.

Великие обманщики. По ту сторону славы


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: