Нетрадиционные для журналистики методы

В редакционной практике видятся особые формы публикаций, выстроенных в вопросно-ответной форме: интервью-анкета, вопрос-ответ, прессовый опрос и др. Их характерным показателем помогает обращение не к единичным собеседникам, а к более либо менее большой группе людей.

Со большой степенью условности их возможно объединить в группу социологических видов интервью.Оговорка об условности связана с тем, что это, с одной стороны, все-таки не социология в строго научном смысле слова, а журналистика, с другой – уже и не интервью в классическом понимании. На страницах периодической печати и в эфире подобные материалы обширно распространились недавно, а правильнее – в начале 90-х годов XX столетия, в то время, когда редакции стали деятельно интересоваться публичным мнением, тематическими интересами и информационными потребностями массовой аудитории, и читательскими представлениями по тому либо иному вопросу из публично-политической, экономической либо социальной жизни страны.

Интерес к зрителю и читателю был обусловлен конкурентной борьбой между редакциями. Но потому что независимые социологические изучения аудитории были по карману лишь солидным изданиям, а потребность в них была у всех, многие редакции стали проводить социологические опросы самостоятельно. Это могли быть и крупномасштабные изучения с подробными публикациями результатов прессового опроса по интересующей журналистский коллектив проблеме, и мониторинга по изучению публичного мнения, и маленькие блиц-опросы. Как справедливо вычисляет А.А. Тертычный, те «публикации, каковые являются фиксацией хода опроса, смогут быть отнесены к независимому жанру опроса»64.

При некоей внешней схожести с хорошим интервью (вопросно-ответное построение материала) такие публикации имеют и своеобразные показатели. В первую очередь, от простого интервью они отличаются тем, что вопросы в социологическом опросе смогут иметь открытый, полузакрытый и закрытый темперамент.

Покажем это положение на примерах. Вопрос: «Какие конкретно издания вы выписываете?» – в открытом варианте предполагает свободное выражение мнения читателя. В полузакрытом вопросе, типа «Что вас завлекает в данном издании?», человеку дается возможность выбора нескольких вариантов ответов. «1. Нужная информация. 2. Занимательное содержание. 3. Прекрасное оформление. 4. Дешёвая цена. 5. Реклама. 6. Что-то второе (что именно?)». В закрытом, дихотомическом вопросе: «Привычны ли вы с изданием “N”?» – даются лишь два варианта ответа – да и нет. В простом журналистском интервью вопросы в основном открыт , поскольку во многом ориентированы на получение одного, но уникального либо компетентного, ответа, в то время как социологические опросы вычислены на множество лиц, и в этом случае интерес воображает совокупность точек зрения, обобщенный статистический показатель. Наконец, имеется различия и с позиций композиции. В случае если архитектоника опроса строго задана и не подлежит трансформации, то в интервью она подвижна и зависит от содержания беседы.

Анкета запланирована на опрос некоего числа людей для получения стандартизированных ответы, дабы на их базе сделать обобщенные выводы о количественных и качественных чертях объекта либо предмета анализа. Сейчас опрос начал использоваться в журналистике не только как действенный способ сбора информации, но и необычный вид публикаций – анкетное интервью. Для того чтобы рода анкета имеет менее формализованный темперамент и ориентирована на изучение мнения представителей определенных референтных групп населения (к примеру, писателей, политиков, предпринимателей и т.д.). Целью в этом случае будет обнаружение точек зрения представителей разных социальных групп посредством постановки перед ними однообразных вопросов. Так, на протяжении активного военного противостояния между Палестинской автономией и Израилем (март – апрель 2002 г.) газета «Известия» предлагала многим политикам ответить на вопросы, сформулированные в их редакционной анкете.

«1. Как Вы оцениваете политику Ариэля Шарона (премьер-министр Израиля. – Авт.)?

2.Как Вы относитесь к требованиям США, ЕС и России вывести израильские армии с палестинских территорий?

3. Вычисляете ли Вы, что Соединенные Штаты совсем отказались от помощи Израиля?

4. Как Вы оцениваете предложение ввести в регион миротворческие силы ООН?

5. Чем, по Вашему точке зрения, закончится сегодняшний палестино-израильский конфликт?»

Так, посредством анкеты газета смогла взять спектр точек зрения по интересующей общественность проблеме.

Как видим, ответственное место в анкете занимает вопрос, выступающий в качестве своеобразного исследовательского инструментария. Лишь в отличие от процедуры, применяемой в социологии, в журналистской практике анкеты носят «облегченный» темперамент. К примеру, в случае если сравнить типы задаваемых вопросов, то возможно заметить между ними определенную отличие. В социологии они различаются многообразием форм (открытые и закрытые, прямые и косвенные) и функций (главные и неосновные). В журналистской практике значительно чаще употребляются вопросы открытого типа, рассчитанные на свободное выражение респондентом собственной позиции. В собственном большинстве они нацелены на поведения фактов и выявление сознания. Интересуясь фактами сознания, журналист выявляет вывод человека по той либо другой проблеме. Но любое вывод, считают социологи, по собственной природе субъективно, поскольку основано на личных представлениях личности о себе, мире, об обществе и т.п. Исходя из этого в журналистском анкетировании вряд ли возможно взять однообразные ответы. Выясняя факты поведения, журналист, в первую очередь, интересуется результатами людской деятельности. А в этом случае чуть ли возьмёт стандартизированные ответы.

Как видим, используемая в журналистской практике анкета характерна тем, что во многом приближается к свободному интервью. Лишь специфика ее такова, что мы обращаемся не к одному человеку, а к нескольким либо кроме того многим людям, талантливым выразить и обосновать собственную точку зрения по публично значимой проблеме. В том и содержится привлекательность таких интервью, что читатель имеет возможность сопоставить и оценить мнения авторитетных людей без каких-либо журналистских интерпретаций и комментариев.

В журналистской практике часто видятся материалы, написанные в форме «вопрос-ответ». Их авторы выборочно применяют ответы на анкету, тем самым обогащая собственные произведения мнением читателей.

Узнаваемый тележурналист В. Молчанов по окончании выборов президента посредством региональных сотрудников совершил изучение. Как он пишет, «одной тысяче людей с приличными лицами был задан вопрос: “Что мешает Явлинскому стать фаворитом России?”». И потом констатирует: «Мы взяли четыре ответа, каковые во многом совпали с моими личными ощущениями и каковые я желаю на данный момент процитировать.

Первое. “Лицо. С таким лицом во власть не ходят, а вдруг ходят, то ненадолго”.

Второе. “Неумение быть хамом”.

Третье. “Профессионализм суждений, что есть излишним для большинства русских политиков”.

Четвертое, и последнее: “Не потерянная свойство смущаться”»65.

Как видим, в распоряжении В. Молчанова были совсем различные ответы, каковые характеризуют Г. Явлинского и как человека, и как политика, и как специалиста.

Но возможно ли материал, в котором употребляется «вопросно-ответный» вариант рассмотрения темы, отнести к интервью? Однозначного ответа тут быть не имеет возможности. Как отмечает А.А. Тертычный, «тип публикаций “вопрос-ответ” – это собственного рода “сиамские близнецы” в последовательности информационных жанров современной периодической печати»66. В отличие от простого интервью, где посредством серии вопросов выясняются разные нюансы неприятности, в «вопросно-ответном» варианте внимание читателей фокусируется на различии подходов к одной и той же проблеме. Как раз в этом содержится выигрышность данного типа публикации. Так, «вопросно-ответные» материалы вряд ли возможно отнести к жанру интервью. Они являются некое пограничное явление, талантливое преобразоваться либо в независимую заметку (в том случае, если вопрос будет снят), либо в интервью, в случае если на одинаковый вопрос будут взяты разнородные ответы.

Интервью, основанное на материалах дискуссии либо «круглого стола», кроме этого имеет собственную специфику. Как уже отмечалось, наряду с этим журналист играется особенно активную роль. Он не просто участвует в обмене мнениями с собеседниками, а в основном командует всем процессом диалога. Специфика состоит и в том, что, говоря словами социологов, тут элементы интервью, т.е. «трансакции “интервьюер – респондент” сочетаются с элементами групповой дискуссии, либо с трансакциями “респондент – респондент”»67. Это что может значить? В случае если в трансакции «интервьюер – респондент» все прогнозируемо и определенно, то во втором случае движение дискуссии сильно зависит от характера установившегося сотрудничества собеседников.

Согласно точки зрения С.А. Белановского, сокровище применения трансакций «респондент – респондент» связана со следующими факторами. «Во-первых, высказывания опрощеных могут служить эффективными стимулами для других. Эти стимулы довольно часто бывают неожиданными для исследователя, исходя из этого их нереально составить заблаговременно и включить в замысел личных интервью. Во-вторых, групповая дискуссия содействует активизации ассоциативных связей в сознании ее участников. В-третьих, в групповых дискуссиях довольно часто удается добиться спонтанности ответов и высокой степени раскрепощения (но вероятна и прямо противоположная обстановка, исходя из этого названный эффект не есть гарантированным). В-четвертых, большой темп дискуссии формирует, само собой разумеется, трудности вербализации мыслей у опрощеных, приводя к значимой информации, но одновременно с этим он содействует мобилизации их языковых средств, делая итоговый материал более концентрированным. В-пятых, групповая дискуссия довольно часто формирует предпосылки для увеличения рефлексии опрощеных»68.

Журналисту, имеющему дело с интеллектуальной активностью собеседников, при проведении дискуссии нельзя забывать и о собственной роли администратора. Он неизменно обязан держать в поле зрения центральную тему, для которой и было организовано обсуждение; взаимодействуя с партнерами по общению, фокусировать их внимание на рассмотрении разных сторон неприятности, наконец, все время направлять беседу в необходимое русло, если она отклоняется в сторону. Все это разрешит более логично и стройно представить материал и в публикации.

В 90-е годы XX столетия в русском печати взял распространение таковой способ сбора информации, как прессовый опрос69, рассчитанный на своевременное изучение читательских точек зрения по широкому спектру публично значимых тем. В его базу была заложена анкета, которая состоит максимум из 20–25 вопросов. Преимущество данного способа в том, что наряду с этим у исследовательского центра либо редакции имеется возможность одновременного охвата широкого круга людей. В редакционной практике выработаны разные методы сотрудничества с массовой аудиторией. Это возможно, к примеру, прессово-телефонный опрос, в случае если читателю предлагается ответить на поставленные вопросы по телефону, либо прессово-почтовый, в то время, когда читатели смогут в свободной форме ответить на размещённую в газете анкету в виде письма-отклика.

В случае если при публикации итогов прессового опроса сохраняется вопросно-ответная форма, то мы имеем дело с одной из разновидностей социологического интервью в журналистике. Время от времени редакции строят опрос так, чтобы получить не только количественные результаты (статистику ответивших), но и развернутые высказывания отдельных людей. Наряду с этим в материале сохраняется и показывается индивидуальность, личная точка зрения респондента на ту либо иную проблему, мировоззренческая позиция, наконец – «живой голос». Эти моменты смогут быть зафиксированы и тогда, в то время, когда читатель отвечает на прессовый опрос по телефону.

Взаимопроникновение статистических и смысловых подходов к объекту изучения характерно контент-анализу.В социологии он обширно употребляется для работы с документами, в которых с разной степенью полноты не только отражаются духовные, материальные характеристики судьбы людей, но и фиксируются значимые факты, события, явления. Разные виды документов смогут содержать кроме этого сведения как статистического, так и фактологического замысла; в них находит отражение людская деятельность, что может соответствующим образом охарактеризовать участников события. Посредством анализа документов возможно не только выявлять мнения, оценки людей по интересующему исследователя вопросу, но и реконструировать сами события.

Способом контент-анализа приобретают количественные и качественные характеристики разбираемого текста. Итог достигается за счет объёма упоминаний и строгого подсчёта частоты тех либо иных содержательных единиц исследуемого документа. Возможности применения этого способа очень широки. Социолог трудится практически с любыми документами, пригодными для статистической обработки: с официальной перепиской, газетными подшивками, фотографиями, видеосюжетами, архивными делами и др. А полученные эти надежнее и правильнее если сравнивать с иными подходами к изучаемому материалу. Контент-анализ незаменим и в тех случаях, в то время, когда приходится иметь дело с громадным массивом источников для подготовки разных обзорных материалов.

Подробное описание этого его применения и метода в науке студенты без особенного труда отыщут в социологической литературе, включая ту, на которую мы уже много раз ссылались (работы В.А. Ядова и др.). А сейчас сосредоточим внимание на том, как пользоваться стандартной методикой в журналистских целях. Представим себе, к примеру, что с применением контент-анализа готовится комплексный обзор печати.

Чтобы проанализировать содержательную сторону газеты за определенный период времени, нужно иметь концепцию изучения, т.е. постараться на теоретическом уровне осмыслить узловые неприятности, с которыми нужно будет столкнуться. В ходе выработки программы анализа необходимо обосновать проблему, выяснить цели, задачи, объект, предмет изучения и, уже исходя из этого, выбрать главные понятия, каковые в один момент выступят в качестве категорий контент-анализа. Наряду с этим каждая категория должна быть четко соотнесена с разными элементами разбираемого текста, а у каждой смогут быть разные подкатегории, каковые в совокупности будут единицами контент-анализа. И последнее. Как и в социологическом изучении, при проведении контент-анализа выявляется выборочная совокупность, т.е. строго определяется массив документов, что нужно изучить за определенный временной отрезок.

Итак, журналисту областной газеты «N» поручили подготовить аналитический обзор местной печати. В предварительных мыслях над темой будущей публикации отечественный храбрец в первую очередь поразмыслил о том, по каким параметрам направляться оценивать и сравнивать газеты между собой. Просматривая районные издания, он столкнулся с проблемой их информационной насыщенности, что стало причиной первые вопросы. В какой информации больше всего нуждаются читатели местной прессы, что думают сами сотрудники редакций об информационной политике собственных изданий и т.д.? Но дабы комплексно ответить на них, необходимо начать с анализа содержания публикуемых текстов и только позже соотнести полученные эти с «внетекстовой действительностью».

При определении задач изучения корреспондент начал готовить категориальный аппарат, т.е. подбирать нужные качественные и количественные единицы анализа. Выявляя количественные единицы, он решал вопрос о том, как необходимо вычислять те либо иные текстовые элементы, а для качественных в первую очередь разглядывал их смысловую значимость. Но не только: качественные единицы анализа он соотнес с определенными индикаторами, в качестве которых имели возможность выступить понятия и конкретные слова.

Итак, к количественным единицам были отнесены те сегменты газетного текста, в которых размещались информационные материалы. Среди них исследователь выделил соответствующие полосы и информационные рубрики. Как видим, за счет определения количественных единиц отечественный храбрец взял четкое представление о том, что нужно вычислять, как вычислять и что сравнивать.

К качественным единицам он отнес главные понятия, благодаря которым возможно распознать и раскрыть проблему, связанную с информационной насыщенностью издания. Эта часть работы потребовала концептуального осмысления неприятности. Исходя из этого в качестве главных категорий были выяснены такие понятия, как «информация», «темперамент подачи информации», «авторство», «информационные жанры». Индикаторами данных категорий выступили элементы текста, благодаря которым возможно найти качественные показатели той либо другой главной категории.

В итоге концептуальная схема изучения по изучению информационной насыщенности местной печати купила следующий вид.

Обоснование неприятности изучения. Сейчас потребители массовой информации в основном заинтересованы в получении объективной и разнообразной информации о жизни собственного региона, местности. К сожалению, техническая неразвитость местной печати, отсутствие квалифицированных журналистских кадров и другое не разрешают редакциям полностью удовлетворять информационные потребности читателей. Предпринятое изучение и призвано дать ответ на вопросы: какова информационная насыщенность местных изданий; из каких составляющих формируется их информационная политика; чего ожидают читатели; наконец, что думают о задачах газеты сами журналисты?

Цель изучения: распознать главные факторы, воздействующие на информационную насыщенность местных изданий.

Объект изучения: районная печать Ленинградской области.

Предмет изучения: информационная насыщенность местных изданий.

Количественные единицы контент-анализа: любая полоса и информационная рубрика.

Качественные единицы контент-анализа: категории А, Б, В, Г…

Подкатегории – 1, 2, 3, 4, 5, 6…

Выборка: октябрь, ноябрь, декабрь (за каждое 1, 15, 25 число).

БЛАНК КОДИРОВКИ

Категории и подкатегории Число упоминаний Итого:
Категория А. Информация
1. Публично-политическая
2. Социально-экономическая
3. Светская
4. Криминальная
5. Спортивная
Категория Б. Темперамент подачи информации
1. Тематическая подборка
2. Тематическая рубрика
3. Тематическая полоса
4. Нетематическая подборка
5. Нетематическая рубрика
6. Нетематическая полоса
Категория В. Авторство
1 . Интернациональные агентства
2. Информагентства РФ
3. Личная информация
Категория Г. Информационные жанры
1. Хроникальная заметка
2. Расширенная информация
3. Интервью
4. Репортаж

Нельзя исключать, что в текущей редакционной практике журналист воспользуется более несложными и привычными понятиями; возможно, он не станет так скрупулезно расписывать процедуру изучения. Но принципиально важно, дабы он не исказил методику и идею сбора данных, в противном случае полученные результаты не будут рассматриваться как настоящее, надежное знание.

По результатам контент-анализа обозревателю удалось в обзоре печати поведать о том, как оперативно и разносторонне местные газеты информируют читателей о событиях района; как близко их содержание повседневной судьбе людей; в какой мере пресса оказывает помощь им ориентироваться в сложных политических, социальных и экономических проблемах; наконец, как разнообразна работа журналистов в подаче информации.

К числу действенных способов изучения действительности относится способ публицистического прогнозирования.Он содействует «созданию целостного представления о времени, где присутствует прошлое, будущее и настоящее»70. Журналист, обращаясь к данному способу, в первую очередь пытается предвидеть динамику развития тех либо иных событий, исходя из этого имеет дело с опережающей информацией. При том, что «социальное прогнозирование не сводится к попыткам предугадать подробности будущего. Прогнозист исходит из правил диалектического детерминизма явлений будущего, из того, что необходимость пробивает себе дорогу через случайности, что к социальным явлениям будущего нужен вероятностный подход с учетом широкого комплекта вероятных вариантов»71.

Прогнозирование вычислено на вероятностное описание вероятного и желательного. А прогнозы делятся на два главных типа. Одна их часть носит название поисковых (их именуют кроме этого изыскательскими, генетическими, исследовательскими, трендовыми, эксплоративными). В этом случае прогнозируется развитие явлений методом условного продолжения в будущем его тенденций в прошлом и настоящем. Такие прогнозы отвечают на вопросы: в каком направлении идет развитие; что наверное случится при сохранении существующих тенденций? Другие прогнозы именуются нормативными, имеющими в виду предвидение того, как достигнуть желаемого на базе заблаговременно определенных норм, совершенств, целей. Наровне с главными типами социального прогнозирования теоретики выделяют подтипы – проектные, организационные, программные, плановые и др.

К научному инструментарию социального прогнозирования возможно отнести способ очного и заочного опроса специалистов, прогностическое моделирование, несложную и сложную экстраполяцию. Особенно довольно часто журналисты применяют в практике экспертный опрос, по причине того, что посредством специалистов возможно распознать глубинные тенденции в развитии того либо иного события. В целях упорядочения опроса специалистов журналистам полезно прислушаться к рекомендациям социологов, уделив особенное внимание подбору участников, оптимизации их работы и совокупности обработки результатов опроса.

Специалистом вычисляют лицо, владеющее особыми знаниями в определенной области людской деятельности. В большинстве случаев, это умелые и квалифицированные эксперты, талантливые оценить и спрогнозировать динамику событий. Главное требование к их отбору пребывает в том, что они, кроме перечисленного, не должны пребывать в каких-либо управленческих структурах и принимать участие в принятии ответов. Лишь в этом случае возможно обеспечивать объективность их оценок. Для оптимизации работы специалистов журналисты смогут проводить «круглые столы», дискуссии по заданной теме и т.п. А в совокупности обработки результатов опроса пользоваться такими общенаучными процедурами, как систематизация, типологизация, классификация, группировка, оценивание, измерение, предпочтение и др. (подробнее о публицистическом прогнозе возможно определить из посвященной ему учебной литературы72).

Биографический способ,применяемый в журналистике, заимствован из смежных областей познания. Не считая социологии, он обширно употребляется в литературоведении, этнографии, истории, психологии. «Обращение к биографиям как способу сбора социально значимой информации есть отражением определенных исторических трансформаций в социальной судьбе, – пишут о существе данного способа эксперты. – Биография делается центральным социальным измерением… В центре биографического изучения – изучение течения всей жизни человека, ее внутренней динамики, ее “встроенности” в социум, субъективного управления и купленного опыта»73.

В первый раз биографический способ начал применяться американскими учеными в 1920-е годы. Как раз тогда в Соединенных Штатах было положено начало громадным изучениям судьбы польских крестьян на западе, выполненным чикагским социологом В.И. Томасом и его польским сотрудником Ф. Знанецки. К этому способу обращаются и современные исследователи. Сошлемся на финско-российский проект, ориентированный на изучение трансформаций в повседневной судьбе петербуржцев в девяностых, в то время, когда совершался переход от социалистического уклада к рыночной экономике. Он выстроен на базе ста глубинных интервью с жителями, каковые обрисовывали собственный ощущения и поведение, приспособление к новой среде обитания74.

Отношение журналистов к биографическому способу было двойственным сначала. И это ясно. Исследователь имел возможность надеяться лишь на субъективное вывод очевидца событий, исходя из этого таким сведениям возможно было не только доверять, но и не доверять. Фактор субъективности проявляется, как мы знаем, во всем: и в житейском опыте, и в поведении, и в поступках, и в оценочных суждениях, и в мировоззренческих позициях человека. И, однако «история судьбы» кроме того одной личности может представить для исследователя громадную сокровище, в случае если учесть, что благодаря личным историям возможно «реконструировать» внутреннюю динамику развития тех либо иных процессов.

При применении биографического способа следуют правилам, содействующим сбору более широкой, панорамной информации. Во-первых, «история судьбы» одного человека сопоставляется с историей общества, в котором индивид живет. Во-вторых, обращаясь к биографии конкретной личности, журналисты пробуют изучить ее в целом, т.е. стремятся продемонстрировать определенную динамику как внешней, так и внутренней жизни человека. В-третьих, они пробуют осмыслить его поведение в тех либо иных обстановках, вскрывая мотивацию, разбирая мировоззренческие позиции личности и т.д.

В потоке биографических изучений социологи выделяют три главных направления.

1. Изучения социальной обусловленности жизненных дорог. Это, к примеру, прослеживание опытных биографий, поделённых/не поделённых по гендерному показателю; социодемографические когортные изучения. Тут в центре внимания – социальные механизмы регулирования жизненных траекторий, увязывающие возрастную разделение, социально-классовое расслоение, кризисы и конъюнктурные циклы, и исторические события.

2. Изучения, нацеленные на реконструкцию социального опыта и его смысловых структур, в частности коллективного исторического сознания, субкультурных стилевых форм.

3. Изучения, изучающие генезис смысловых структур и опыта того, как происходит процесс социализации личности иинтернализации (усвоения) культурных образцов75.

В журналистике биографический способ используется в адаптированном к опытным потребностям виде. С его помощью планируют разные жизненно-исторические свидетельства, воспоминания и наблюдения очевидцев тех либо иных событий, семейно-исторические документы (письма, ежедневники, домашние записи-описания и т.п.). Потому, что многие публичные процессы иногда недоступны для яркого изучения, журналисты обращаются к рассказам и свидетельствам участников разных социальных групп. Наряду с этим свидетель выступает инкогнито. В публикации он бывает представлен под вымышленным именем либо фигурировать как некоторый покровитель, предоставивший редакции соответствующую данные. Благодаря этим свидетельствам журналист воссоздает процессы, каковые тяжело поддаются наблюдению. Совершив биографическое изучение, обозреватель может поведать об истории становления отдельной личности, продемонстрировать определяющие моменты опытного роста человека и т.д.

Журналисты, обращающиеся к биографическому способу, значительно чаще применяют биографическое интервью. В доверительной беседе возможно распознать поворотные эпизоды его жизни, впечатления, воспоминания, эмоциональные переживания человека и т.д. Теоретики выделяют следующие виды биографического интервью.

  1. Лейтмотивное.Респонденту оказывают помощь сходу подойти к определенной теме и не бросать ее, дабы склонность и усердие рассказчика к повествованию были использованы с мельчайшими утратами.
  2. Нарративное.Собеседника просят детально поведать историю собственной жизни в свободной форме, но в хронологической последовательности событий.
  3. Открытое.Интервьюер выступает в роли интересного приятеля, что – по типу повседневного беседы – задает наводящие вопросы76.

При проведении биографического интервью необходимо помнить, что жизнь человека, вплетенная в судьбу социума, складывается как структурируемый процесс. К примеру, социолог Ф. Щютц выделяет такие процессы, происходящие в жизни отдельного человека: интенциональные –это проекты, жизненные цели, намеренно сделанные шаги, каковые должны выводить из нежелательной обстановки; формы действий, нацеленные на то, дабы определить новое; институциональные –это посещение школы, последовательность образовательных шагов, домашний цикл, карьера и др. Во многих журналистских произведениях, в особенности в очерках, возможно проследить такие процессы в жизни человека.

Журфак: как поступить?


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: