Незадолго до того, как книга была завершена)

Дорогая Улла!

Как я была рада, в то время, когда день назад одна знакомая поведала мне о тебе! Я довольно часто о тебе думала и сказала о тебе с Амирой. Но, Гамбург она уже практически не помнит. Но она отыскала в памяти, как принимала у тебя фасолевую ванну. Моя подруга попросила меня написать тебе 4-5 строчков об Амире, но так кратко у меня не окажется, по причине того, что отечественная громадная малышка сделала немыслимые удачи, и я желаю поведать тебе о них. Возможно, ты сможешь применять это в собственной книге. Я , что тебе это будет весьма интересно. Итак, я начинаю. В августе 1996 Амира еще не имела возможности ходить в детский сад, исходя из этого я выяснила ее в частные ясли, где другие дети помладше ее . Она не имела возможности защититься, разрешала делать с собой все что угодно, к обычному общению она была неспособна. Сейчас она стала уверенной в себе девочкой, которая может высказать собственное вывод, спорить, дружить и высказывать собственные мысли словами. В последние два года она ходит в интеграционный детский сад, у нее имеется приятели (а также среди детей с нарушениями); она страно прекрасно ладит с детьми, у которых имеется неприятности. Амира думает о Всевышнем и о мире («Мама, неправда, что солнце погружается в море. Ночью оно светит на другой стороне Почвы»). Ей все весьма интересно, она всегда задаёт вопросы и запоминает ответы. Ее весьма интересуют зарубежные языки. Она может вычислять по-английски до ста, знает пара слов по-испански и обучается польскому

у собственной подружки по детскому саду, у которой мама полька. У нее прекрасные способности в математике. Она вольно вычисляет до ста и более, ее восьмилетний друг именно на данный момент учит ее таблице умножения. Логически мыслить она обучилась уже давно, это оказывает помощь ей осознать мир чисел. В три года она уже знала все буквы, в три с половиной выучила цифры, в четыре с половиной обучилась составлять из букв слова и с того времени просматривает все, что попадается ей на глаза. Я выяснила, что Амира действительно может просматривать, в то время, когда она в 5 лет и 4 месяца прочла мне целую страницу из книги. Сейчас она охотнее всего просматривает книжки о Петсоне и Финдусе* и вправду осознаёт, что просматривает. В ванной, расчесывая волосы, она просматривает инструкции по стирке и состав стиральных порошков.

В развитии она постоянно продвигалась вперед!

Амира прежде довольно часто впадала в отчаяние, в то время, когда что-то не вписывалось в ее совокупность (незастегнутая пуговица на куртке, к примеру) либо по причине того, что ей не получалось достигнуть через чур высоко поставленных целей. Сейчас порог чувствительности стал существенно выше, возросла и ее готовность пробовать новое и мириться с неточностями. Она играется песенки на детском пианино и прошла все «главные этапы» развития:

— обучилась завязывать бант в 5 лет и 4 месяца,

— ездить на двухколесном велосипеде без страховки в 4 года и 10 месяцев,

— ездить на горных лыжах в 5 лет и 4 месяца,

— кататься на роликах в 5 лет и 5 месяцев,

— плавать (25 м) в 5 лет и 8 месяцев.

Сейчас я могу ездить с ней в город по велосипедной дорожке (она знает многие правила движения и дорожные знаки), она плавает как рыбка. Ее свойство к независимым действиям, в особенности ориентация в пространстве, существенно улучшилась. Я считаю, что мне неординарно повезло с дочкой. По окончании каникул она отправится в подготовительный класс школы Мон-тессори, где, я надеюсь, она сможет заниматься по индивиду-

* Книги шведского детского писателя Свена Нурдквиста, весьма популярные в Австрии и Германии. — Примеч. пер.

Примеры работы

альной программе: занятия в едином темпе для целого класса ей не подходят. Помимо этого, ее способности и навыки весьма разперсональны. У нее еще сохранились неприятности в небольшой моторике, в зрительной моторике и в планировании действий, что, будем сохранять надежду, выправит эрготерапия, на которую она ходит с того времени, как мы тут живем. Не хорошо, что в ее ЭЭГ показался ролан-дический пик, но, даст Всевышний, он не приведет к новым припадкам. Захоти нам удачи! Вот что еще забыла: Амира написала тебе письмо. Сперва она желала тебе написать, что ей было хорошо у тебя и дабы ты приехала к нам к себе домой, в случае если желаешь. Но пока писала, забыла, и вышло лишь: «Дорогая Улла у меня все прекрасно игрушки хорошие твоя Амира».

фото 38

Остается лишь добавить, что с весны 1997 Амира постепенно прекратила принимать препараты для лечения эпилепсии, так что с 29 июля 1998 она живет без лекарств, и с того времени приступы не повторялись. Последнее неврологическое обследо-

вание семь дней назад уже не продемонстрировало гипертонуса. Она отлично говорит. У нее красивое чувство ритма. Писать она обучилась в один момент с чтением. В возрасте 3 лет и 6 месяцев она запоминала семизначные телефонные номера и имела возможность сообщить по буквам собственный имя. Она легко обучается, у нее широкий кругозор.

Вот и все, мы шлем тебе сердечные приветы Амира и Сабина.

Е) Пауль, 5 лет

Из ежедневника мамы мальчика, страдающего нарушениями восприятия

Кризис Пауля в начале 1997 года

С понедельника, 6 января 1997, Пауль опять отправился в детский сад*. С самого начала он был весьма безрадостным. Он говорит, что ему безрадостно, что он желает погибнуть. У него так подавленное настроение, что моя мама, которая на данный момент гостит у нас, считает, что мне нужно обратиться с просьбой о помощи к эксперту.

В то время, когда в среду я привела Пауля в детский сад, воспитательница начала спрашивать меня, что случилось в отечественной семье на Рождество. Пауль всецело замкнулся, по отношению к окружающим он проявляет лишь агрессию.

Мне нечего ответить. Рождество мы, как и в прошлые годы, совершили у моих своих родителей, нормально и весело, как неизменно. Я задаю вопросы, что мне делать. Она рекомендует обратиться в Дом Миньон. Я срочно так и делаю, и меня приглашают на консультацию.

В четверг я пришла в садик за Паулем с санками. Я желала этим доставить ему наслаждение. Но он выходит из игровой

* 6 января заканчиваются рождественские каникулы. — Примеч. пер.

Примеры работы

помещения рассерженным: всем дали конфеты, лишь ему — нет и т.д. Санки дурные, они шатаются: я во всем виновата. Он уверен в том, что я специально все делаю не так. Это невыносимо!

Дома я сажаю Пауля к себе на колени и задаю вопросы, что происходит. Он отталкивает меня и говорит, что ему безрадостно, он желает быть один.

Я не знаю, что мне делать, и впадаю в отчаяние.

Вот пример беседы с Паулем:

Сейчас он довольно часто говорит, что желает погибнуть. И вот опять. Я раздраженно задаю вопросы его: «Из-за чего ты все время желаешь погибнуть? Ты же не знаешь, это что может значить!» Пауль отвечает: «Возможно, я уже погиб и просто не знаю этого».

13 января мы приходим на консультацию к Маргрет Ляйн-вебер в Дом Миньон. Пауль тут же заявляет ей: «Убирайся, дура!» Она рекомендует мне почитать «Невербальное воспитание» Михаэлы Глёклер* и записаться на прием к Улле Кислинг.

Вечером в понедельник 20 января 1997 мы пришли к Улле Кислинг. Я растолковала Паулю, что мы идем на занятия, похожие на физкультуру. Еще дома он сказал, что заниматься не будет. В случае если мне так хочется, я сама могу ехать на эти занятия, а он ничего делать не будет.

Кое-как я усадила его в машину. В то время, когда мы подъехали к Дому Миньон, Пауль притворился, что он спит. Я забрала его на руки и начала подниматься с ним наверх, в кабинет. В том месте, у меня на коленях, он все еще приложив все возможные усилия зажмуривает глаза, всем своим телом высказывая протест.

Я с удивлением замечаю, как Улле Кислинг удается некакое количество целенаправленными вопросами привлечь внимание

* Глава из книги «Разговор с родителями», см.: Glockler M. Nonverbale Erziehung // Elternsprechstunde. Stuttgart: Urachhaus, 1989. S. 169-196. -Примеч. пер.

Пауля. Но он все еще сопротивляется.

Тогда Улла Кислинг поддевает ногой громадную надувную «колбасу» (валик компании ROMPA), в которой перекатываются многоцветные пластмассовые шары. Пауль моргает, открывает глаза и сдается. Он набрасывается на колбасу и начинает — как словно бы его выпустили из клетки — шумно играться с ней. Начало положено!

В конце занятия он соглашается кроме того на маленькое неврологическое обследование. С этого момента он практически в любое время ходит на занятия к Улле Кислинг с громадным наслаждением.

На четвертое занятие я прихожу одна. Улла Кислинг объясняет мне, что поведение Пауля связано с нарушениями сенсорной интеграции. У него не хорошо трудится вестибулярная система и нечетко выражено разделение функций правой и левой руки. Она рекомендует мне пара книг, каковые должны оказать помощь понять сущность проблемы, и рекомендует совершить слуховую терапию по способу Томатиса.

На мой вопрос, не было ли у нас в семье левшей, моя мама расказывает, что ее младший брат пользовался в один момент обеими руками. К примеру, рисуя круг на доске, он рисовал левую половину левой, а правую — правой рукой. Затем беседы я отыскала в памяти, что мы пара раз подмечали, как Пауль, пробуя списать что-то, к примеру собственный имя, писал правой рукой, но в зеркальном отражении.

С 18 февраля по 4 марта мы прошли первую часть курса слуховой терапии. Это пришлось тяжело. В начале занятий Пауль жаловался на тошноту в середине дня и не имел возможности ничего имеется. С 1 по 8 апреля последовало продолжение. Если судить по аудиограмме, у Пауля наметились улучшения.

С 16 апреля мы начали заниматься сенсорной интеграцией в диалоге у Уллы Кислинг. Занятия Паулю сразу же весьма понравились.

Через шесть недель он сам, без чьей-либо помощи, дотянулся

Примеры работы

из гаража собственный велосипед, сел на него и отправился. Впредь до этого момента он не хотел кроме того пробовать кататься на велосипеде, по окончании того как его первая попытка не увенчалась успехом.

Его настрой за это время всецело изменился. Как-то летним утром он показался на пороге ванной и вскрикнул: «Мамочка, папочка, я обожаю жизнь!»

ф

«Прислушиваться к мелодии ребенка»

Около 10 лет назад на моих занятиях находилась израильтянка Ноа Бласс, эксперт по музыкальной терапии и создатель последовательности особых книг.

По окончании занятий я желала растолковать ей сущность собственной работы, как я привыкла это делать для других посетителей и стажеров.

Но Ноа сообщила: «Рэга», что на иврите значит «подожди». Мало поразмыслив, она сообщила по-английски:

— У каждого человека имеется собственная особая мелодия. Эта менаправляться сопровождает нас всю жизнь. Время от времени мы ощущаем, слышим ее громче, время от времени — тише.

Дети, каковые приходят к тебе, не слышат собственной мелодии либо слышат ее не хорошо. У тебя имеется свойство, «ручной инструмент», разрешающий слышать и ощущать личные мелодии детей.

Сперва ты тихо напеваешь им их мелодию, пока они не прислушаются. Скоро вы совместно поете ее в ритме этого ребенка. В то время, когда настанет время, ребенок сможет сам петь собственную мелодию и один отправится в путь.

Мне нечего было к этому добавить, не считая сердечного объятия. Тода раба*, Ноа!

* Громадное благодарю (иврит). — Примеч. ред.

фото 39а,б: Игра с фасолью — удовольствие ощущениями

Отсутствие результата

По окончании. After. \


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: