Ньютоно-картезианская парадигма науки: история, принципы, методы

Согласно точки зрения А.Уайтхеда, «современная наука начинается как в Риме, так и в Греции, и это происхождение растолковывает тот прирост живости мышления, что был связан с миром фактов»1. Оформление ньютоно-картезианской парадигмы науки начинается в античном мире с работ Демокрита и Левкиппа. Отцы атомистической теории внесли предложение человека описания и систему природы на базе чувственного опыта. Многообразие мира и всех его форм проявления они свели к атомам. Так начинается формироваться новая логика познания и научного мышления. Научная парадигма приобретает определенные конструкты языка, помогающие устанавливать и обрисовывать связи разных субстанций в единой логике, с позиций единой базы. Упрощение, сведение к формулам описания, к моделям и конструктам — вот первые шаги редукционизма. Происходит зарождение метаязыка. Оформление его связано с мастерством понимания и толкования действительности по законам языковой заданности. Но сама действительность воспринимается как некая концептуальная схема, детерминированная причинно-отношениями и следственными связями. Они разворачиваются в пространстве и во времени в совокупности линейной зависимости.

В средние века происходит предстоящее оформление научной парадигмы и метаязыка науки. Факты, каковые неспешно накапливало человечество, потребовали верификации и своей систематизации. Тем самым парадигма науки стояла перед проблемой символических обобщений и «признанных образцов». Эти элементы, согласно точки зрения Т.Куна, являются нужными составляющими парадигмы науки. В средние века все эти нужные функциональные элементы привносит средневековая теология с ее пониманием образца и закона, воспринятых из римского права. Спонтанная интеллектуальная активность начинает проявляться в рамках практических нормативных требований, а закон делается высшим принципом объективности. В метаязыке науки происходит значительная переструктурализация, осуществляются поиски выражения значимых связей при помощи обобщенных фразеологических формул. В будущем, в то время, когда параметрами истины станут не теологические откровения, а математические и физические обобщения, они будут заменены формулами и уравнениями.

XVI—XVII вв. — эра опытных наблюдений и экспериментов. Коперник, Галилей, Кеплер привносят новые правила мышления, основанные не только на «Божественных откровениях», но и на экспериментально-теоретических наблюдениях. Изменяется и язык описания действительности. Он предстает в разных формах как языки частных дисциплин, но выстроены они по неспециализированному принципу научного метаязыка. Неспешно происходит оформление предметного языка в контексте неспециализированной парадигмы науки.

Новое мышление привносит иные зерна рациональности. Знание не есть больше сокровищем «самой в себе»: сейчас оно должно нести прагматический суть, т.е. «выходить на практику». Как раз в этом видится его назначение, ценность и утилитарный смысл. Расширение семантики понятийного поля науки ведет к трансформации понятийного сознания. Так появляются новые критерии объективности знания. Познание-практика делается той линейной связью, той совокупностью отсчета, в рамках которой происходит развитие и формирование парадигмы науки. Эти взаимонаправленные практики и проекции познания наглядно иллюстрирует Парацельс: « В философии находится познание всего земного шара при помощи практики. Потому что философия не что иное, как практика земного шара либо сферы…»2.

Так, в научном понятийном пространстве в это время появляются иные правила рефлексии, методы описания, логика и верификации результатов научных изучений. Р.Декарт и И.Ньютон совсем оформили те базовые подходы, каковые сейчас понимаются как механистические.

Р.Декарт ратует за целостное отношение к науке. По его представлениям, она обязана выступать в качестве единой совокупности, объединяющей разные данные областей и разрозненные сведения познания. Но само знание группируется около громадных сфер : метафизики (в центре ее познания — неделимая субстанция «ум») и физики (с делимой субстанцией — материей). Такая классификация двух областей знания — гуманитарного и естественнонаучного существует по сегодняшний сутки.

Но интеграция данных областей происходит на базе неспециализированных подходов к процессам оценки (таксации) и познания разных действительностей. Познание мира осуществляется на базе принципа аналогий, в то время, когда окружающая действительность — и материальная и метафизическая — предстает в виде огромной совокупности разнообразных автомобилей. Механистический подход к парадигме науке наряду с этим имел не только метафизическое обоснование, но и умело- экспериментальное.

И.Ньютон с позиций механистической физики растолковывает громадной количество того эмпирического материала, что накоплен человечеством. В базе всех физических явлений , согласно его точке зрения, лежат фундаментальные закономерности, а события и процессы жестко выяснены причинно— отношениями и следственными связями. Они высказывают сущность сотрудничества материальных явлений и смогут быть представлены в виде законов.

Перемещение, пространство, время, материя — становятся базисными доминантами парадигмы науки. Зная правильное размещение тел, их начальные и конечные координаты, вероятно выяснить и любое поведение тела, его нахождение в прошлом и будущем. В этом случае механистическая диалектика выдвигает на первое место примат познающего разума. С данной верой в разум формируется механистическое мировоззрение фактически во всех областях знания — от философии до психологии. «Разумное существо , которое знало бы сейчас все движущие взаимное расположение и силы природы образующих ее тел, имело возможность бы — если бы его разум был достаточно широк чтобы проанализировать эти сведенья, — выразить одним уравнением перемещение и самых громадных тел во Вселенной, и небольших атомов. Нет ничего, что осталось бы сокрытым от него — оно имело возможность бы охватить единым взором как будущее , так и прошлое». Это известное высказывание Пьера Лапласа содержит в себе квинтэссенцию ньютоновского детерминизма, ставшего синонимом научного мышления на пара столетий.

Так, базовые правила ныотоно-картезианской науки возможно свести к следующим положениям:

— объективное существование материи;

— трехмерность пространства;

— линейность времени, протекающего в одном направлении — от прошлого в будущее;

— наличие прямой зависимости между процессами и объектами, находящимися в причинно-отношениях и следственных связях;

— детерминированность процессов и явлений наличием фундаментальных закономерностей.

А 1.10 Становление естественных наук в новоевропейской культуре — Философия науки для аспирантов


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: