Ноэль: конфликты пищевых привычек и «диетической идентичности»

Супружеские и домашние конфликты не всегда связаны с межкультурными, межэтническими и межрасовыми браками. Они смогут быть обусловлены и социально-классовыми различиями (классовый невроз), различием политических, религиозных взоров либо кроме того легко повседневными привычками. «совы» и «Жаворонки» тяжело уживаются между собой, существуют конфликты между любителями открытых и закрытых окон, «муравьями» и «стрекозами», домоседами и путешественниками, между приверженцами хорошей рока и музыки, бывают кроме того конфликты любителей Бах и Вагнера либо поклонников оперетты и оперы…

Многие конфликты связаны с деньгами, с бюджетом и экономическим бессознательным: кто и на что тратит (какое количество супруг, сколько супруга), кто экономит, как решается вопрос бюджета, и кто его ведет, как его дробить, неспециализированный счет либо раздельный. Можно применять геносоциограмму и, как ее продолжение, ролевую игру, дабы прояснить, а после этого и решить проблему.

В этом списке очевидных и повседневных вещей рассмотрим пример «диетических распрей», довольно часто связанных с «пищевой идентичностью».

Ноэль, студентка, заканчивающая учебу, будущий доктор. Она француженка алжирского происхождения, по линии бабушки — испанка (в Испании вся кухня на растительном масле), по линии прадедушки со стороны отца — уроженка Савойи (где готовят на сливочном масле). Она живет с сыном и мужем в южной части Франции. Она происходит из несложной семьи — папа был преподавателем математики в Алжире, ему было нужно оттуда уехать в 1962 г., в то время, когда заявили независимость. В 1968 г. они обосновались во Фрежюсе. Она утвержает, что нужно было хватать чемоданы, в противном случае — финиш.

Ее супруг доктор, он принадлежит к тому же кругу.

В родительской семье Ноэль обожают покушать: папа ест большое количество, обожает мясо, но с того времени, как у него появились неприятности с холестерином, супруга (мать Ноэль) посадила его на диету, заставьла отказаться от мяса, имеется вареные овощи, время от времени чуть-чуть приправленные оливковым маслом.

Всю собственную молодость Ноэль прожила при твёрдой диете и всю жизнь страдала от того, что «ест не так, как все». Единственной отдушиной было напроситься в гости к крестной, которая «ела всё, нормально питалась». Она считала, что в браке ее желудок возьмёт свободу, и отправилась, обучаться на доктора, «дабы лечить своих своих родителей».

Ее супруг, доктор, меняет собственные вкусы, кроме того пищевые пристрастия одно за вторым и заставляет всю собственную семью направляться его примеру и выполнять диету: он весьма строго смотрит за едой их сына, которого кормят чечевицей и рисом. В диетах он столь же строг, как и мать Ноэль по отношению к отцу. Итак, Ноэль опять переживает тот же стресс, и также давление в отношении питания.

Ее супруг сперва увлекается «инстинктотерапией»: ест все сырое, выбирая продукты на запах перед тем, как сесть за стол (для хозяйки дома это лишняя неприятность, поскольку приходится брать больше, чем съедается, она готовит и подает еду, а часть ее выбрасывается). После этого он столь же убежденно и страстно переходит к макробиотике (в рационе остаются в основном рис и пророщенные зерна, рыбы и никакого мяса), и это формирует для хозяйки новые неприятности: проращивание зерна и продолжительное приготовление, закупки в особых магазинах, не говоря уже о проблемах семей и приёма гостейных обедов с приятелями, у которых другие, т. е. обычные привычки.

Ноэль страдает от этого давления и социальной дифференциации, которая формирует социальную расстояние. Она уже переначала ориентироваться, теряется по поводу вкуса, запахов, густоты и вида еды, запуталась в выборе посещаемых ею магазинов. Это делается предлогом для нередких споров, постоянной напряжённости и супружеских конфликтов.

Упрощенная геносоциограмма «диетических распрей»

Но самое важная (и совсем незаметная) проблема заключается в том, что ее супруг, быстро отрицающий мясо, лишает ее домашних корней, ее «диетической идентичности» — представлений о том, какая еда казалась «обычной» ее отцу, что должен имеется «настоящий мужчина» (в основном бифштекс с жареной картошкой). Ее супруг лишает их сына данной ответственной составляющей, отрезая, так, от семьи, традиций и «пищевой, и мужской идентификации».

Эти пищевые запросы отделяют его кроме того от собственной семьи, которая считает, что он «мало не в себе». В семье Ноэль дама выбирает пищевую идентичность и навязывает ее, в семье мужа это делает мужчина.

ВЫВОДЫ

Ноэль / Noel 2007 english trailer


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: